?

Log in

Вопросы истории
Приезд в Вятку 15 Оренбургского казчьего полка зимой 1906 г. 
20-мар-2017 11:05 pm [1905, Россия]
Старик

Войсковой старшина 15-го ОКП ОКВ Николай Крипаков с казаками
фото отсюда


   В конце января 1906 года в Вятку  прибыла первая сотня  казаков  с офицерами 15 Оренбургского казачьего  полка.  Три сотни прибыли  несколько дней спустя остальные две еще в непродолжительное время.
     Прибывшие казаки были расквартированы  в Вятке и городах губернии. Штаб и первая сотня казаков осталась в губернском центре, их разместили во флигеле благотворительного общества и доме мужского монастыря. Помещение для канцелярии было нанято у  С. Якубовского.
    Кроме Вятки казаки распределились по городам: Слободской, Уржум, Сарапул.  Средний возраст казаков составлял 35 лет.

    С первых дней приезда казаков в Вятку, местная либеральная газета «Вятская жизнь» проявляла к ним самое пристальное внимание. Причем, большинство материалов носило вымышленный характер.  После публикации часто можно было прочитать и опровержение.  Буквально на следующий день после приезда казаков, в газете была помещена следующая заметка с жирным заголовком.


Казак замерз. Вчера к нам прибыли, наконец, ожидаемые казаки. Во время пути по Пермской железной дороге на 404 версте, один из казаков найден застывшим. Вероятно, в пьяном виде упал с вагона и замерз.

Опровержение было напечатано спустя два дня уже без выделения, в общей ленте городских новостей.

- Недалеко от станции Простница, найден замерший человек Егор Томин. Предполагают что он выпал из поезда в нерезвом виде.  Этот случай и есть именно тот, про который в «Вятской жизни» сообщалось о замершем казаке. Теперь нам доподлинно известно, что из числа казаков никто во время дороги не замерзал.

   В этот же день, на заседании думы один из гласных предложил обратиться через  губернатора командиру казачьей сотни с просьбою, чтобы он разъяснил нижним чинам, для чего они вызваны и как должны относиться к жителям. При этом было  сообщено, что около номеров Чучалова трое казаков пристали к одному крестьянину, высадили из саней бабу и заставили его везти их в публичный дом. Подъехавши, они вышли из саней и стали стучаться в закрытые ставнями окна. На стук их пустили, и они  вошли, не заплатили привезшему их крестьянину. Когда крестьянин ехал обратно, вновь ввалились к нему в сани семь человек казаков и заставили его везти их на Московскую улицу. Причем, слезая с саней, заплатили ему 40 коп.
Городской голова Я. Поскребышев предложил оставить это вопрос до получения сведений.

    Дума постановила: избрать комиссию для переговоров с губернатором,  узнать причину присылки в Вятку казаков и, если в их присутствии нет необходимости, просить удалить из города.

    На следующем заседании думы, комиссия доложила о результатах переговоров с губернатором.
Губернатор снова подтвердил, что усиленная охрана введена не по его ходатайству, казаки расквартированы в Вятке тоже не по его распоряжению, - это сделало министерство внутренних дел. Казаки находятся в Вятке только, как вместе их расквартирования и никакой службы не несут, в патрули их назначать не будут, если только этого не потребуют экстренные события.


Городской голова Я.И. Поскребышев. Вятка. Начало XX в.

   Городской голова доложил, что ввиду недовольства казаков тем, что навстречу им от города не было выслано квартирмейстеров для отвода квартир, квартиры были отведены не отвечающие своему назначению, городу пришлось от одной квартиры в доме Берестневой  отказаться и понести убытки.

Тему о казаках в своей статье подхватила другая вятская газета «Вятский вестник».

Спешим констатировать весьма отрадный факт:  с прибытием в наш город казаков, чрезвычайная нелюбовь к ним «Вятской Жизни»  неожиданно и внезапно сменилась сочувствием и расположением.
До сих пор почти в каждом номере «Вятской Жизни»  встречались статьи описывающих казаков, как особую породу хищных зверей в человеческом образе, и вперед перечисляющие те преступления, которые казаки совершат, прибывши к нам.  Присяжный поэт «Вятской Жизни»  Второв даже разразился по этому поводу стихами, где заранее оплакивал чьих-то красавиц-невест и дочерей, оскорбленных казаками, - и вдруг самая отрадная перемена. Последнюю свою ложь на счет казаков, будто бы казак пьяный свалился и замерз, «Вятская Жизнь»  сама добровольно опровергнула – случай почти единственный за все существование газеты…
Теперь же «Вятская Жизнь»   получила письмо от некоего г. Лермонтова, который жалуется на плохой прием казаков нашею Думою,  нимало не побеспокоившеюся, чтобы им сносно жилось у нас. «Вятская Жизнь»  вполне входит в положение казаков и искренне жалеет их,  особенно ей, жаль, зачем их оторвали от семейств и привели в Вятку,  где волнений не предвидится? Очень любопытно знать, почему «Вятская Жизнь»   утверждает это с такою уверенностью? Разве ей известно вперед, когда и где будут волнения?
Вообще вся статья проникнута неожиданною любовью к казакам.  От души приветствуем эту счастливую перемену и искренно присоединяемся к сочувствию казакам. Очень жаль, что наша Дума не позаботилась лучше встретить и устроить их у нас.


Но расположение к казакам у «Вятской Жизни» оказалось недолгим, вскоре нападки на казаков продолжились.  В качестве примера приведу еще одну заметку из «Вятской Жизни»

Вчера, в 9м часу вечера, два пьяных казака заперлись с проституткой в общественном отхожем месте на базаре по Копанской улице, третий казак стал ломиться туда же. Взбешенные казаки выскочили из клозета с обнаженными шашками и стали рубить налево и направо. Около 6 человек  раненых.


Вятка. Городской базар. Открытка начала ХХ века.
Копанская улица слева за кадром. На заднем плане здание городского ломбарда.


По материалам вятской прессы 1906 г.
Часть статей дана в сокращении.

Я уже писал о методах работы газеты "Вятской жизни"
Не удивительно что кто нибудь из редакторов этой газеты постоянно отбывал наказание в вятской тюрьме по ст. 1039 Улож. наказаний за диффамацию или получал денежный штраф.
This page was loaded июл 20 2017, 2:26 pm GMT.