?

Log in

No account? Create an account
Вопросы истории
Свежие записи 
kaos
   Одной из книг, изданных по случаю 100-летия ВРР, была написанная д-ром Р. Хендерсоном биография В.Л. Бурцева [1]. По-моему, до сих пор у В.Л. Бурцева был лишь один биограф, к.и.н. Т.Л. Пантелеева (автор диссертации Общественно-политическая и издательская деятельность В.Л. Бурцева, 1882-1907 гг. М., 1998 и монографии В.Л. Бурцев. Личная история, политическая и общественная деятельность в 1882-1907 годы. Уфа, 2008), но я с ее работами не знаком. Впрочем, свет — с Запада, да и о британских ученых читатели наслышаны, оттого могли надеяться найти в этой работе новое слово или что-то в этом роде.
   Если говорить о том периоде жизни В.Л. Бурцева, который интересует меня, то монография д-ра Р. Хендерсона не лишена недостатков. Так, о И.Ф. Манасевиче-Мануйлове, со ссылкой на лондонскую Таймс (Israel Zangwill. Forged Protocols. Complicity of Russian Police. To the Editor of the Times. // The Times. London, 1921. №42804, 20.08, p. 7) пишет как об одном из двух (наряду с М.В. Головинским) авторов ПСМ [1, p. 242, 312], что не слишком умно, добавляя, что он помог В.л. Бурцеву сбежать заграницу, за что был разстрелян большевиками — здесь д-р Р. Хендерсон ссылается [1, p. 304] на, по его мнению, в целом достоверный источник, а именно на воспоминания проф. Б. Пэрса [2], хотя последний и писал об этом в другой своей книге [3], да и разстрелян И.Ф. Манасевич-Мануйлов был 22.12.1918 по другой причине, см. пост уваж. voencomuezd со статьей д.и.н. B.C. Измозика. Это мелкая погрешность, но история петроградского «Общего Дела» была связана с И.Ф. Манасевичем-Мануйловым, о чем д-ру Р. Хендерсону стоило бы написать.
   Правда, об участии И.Ф. Манасевича-Мануйлова в «Общем Деле» я могу судить только гадательно. Главная проблема в том, что в «Общем Деле», маленькой газете, где почти весь материал шел без подписей, подписывали статьи главным образом В.Л. Бурцев, редактор, и Ф.П. Купчинский, военный корреспондент газеты.Читать дальше...Свернуть )
satrap
Яблоновский А. (Снадзский А.А.). Голые люди. // Речь. СПб., 1913. №127 (2439), 12 (25).05, с. 2.
Читать дальше...Свернуть )
   Между этими личными счетами, с одной стороны, и между «мамашей» и «мамочкой», с другой, приютилось несколько мыслей г. Розанова, которые он считает очень ценными, очень вдохновенными и, кажется, даже поразительными.
   Разумеется, эти мысли относятся к половой сфере, потому что тут г. Розанов считает себя специалистом и совершенно серьезно думает, что это он, Розанов, научил людей детей рожать и что до него на этот счет ровно ничего не было известно.
   Вот первая его мысль:
   — О провождении в церкви нескольких суток новобрачия, суток трех, суток семи, «до ясно обозначившейся беременности».
   Мысль эта, как и следовало ожидать, многим показалась кощунством. Но г. Розанов настаивает на ней.
   «Мне представлялась ночь, и половина храма с открытым куполом, под звездами, среди которого подымаются небольшие деревца и цветы, посаженные в почву по дорожкам, откуда вынуты половицы пола и насыпана черная земля. Вот тут-то, среди цветов и дерев под звездами, в природе и вместе с тем во храме, юные проводят неделю, две, три, четыре... Здесь и бассейн. Ведь в Ветхозаветном храме был же бассейн»...
   — «При этом, разумеется, никаких актов (как предположил же еп. Антоний!!!) на виду не будет, так как после грехопадения всему этому указано быть в тайне и сокровении («кожаные препоясания»); и именно для воспоминания об этом потрясающем законе отдельные чертоги (в нишах стен? возле стен? позади хоров?) должны быть завешаны именно кожами, шкурами зверей»...
   Такова первая «вдохновенная» мысль г. Розанова.
   Я не буду спорить с ним по существу и ограничусь одним только вопросом:
   — Ну, а как же быть, если новобрачных сразу будет несколько пар? Сколько же тогда придется устраивать в храме таких «отдельных кабинетов», завешанных шкурами зверей?Читать дальше...Свернуть )
satrap
   В литературе порой путают Бразоля с Бразулем, а в одной британской статье обнаружил однажды и некоего Бразаля (Boris Brasal) [1], т.е. Б.Л. Бразоля. К слову, авторы статьи в Вики ошибочно приписывают ему участие в деле Бейлиса, а не в его отголосках, как я уже писал в посте ПСМ-110. Михаил Шахнович на основании заметки по этому поводу [2].
   Были еще и братья Бразуль-Брушковские, Дмитрий Иванович (1882—1924) и Степан Иванович, 1879 г.р. [3], дата смерти неизвестна (по утверждению С.Е. Резника со ссылкой на И.Д. Бразуль, дочь Д.И. Бразуля-Брушковского, С.И. Бразуль-Брушковский был расстрелян в 1937 г. [4], однако об этом в базе Мемориала не упоминается).
   О младшем из братьев, Дмитрии Ивановиче, в советское время писали [5]—[8], не упоминая о его аресте в ноябре 1917 г. [9], [10] за «агитацию против советской власти через печать». Но гораздо интересней был эпизод его участия в известной полемике В.Л. Бурцева и М. Горького [11]—[16], вызванной публикацией знаменитой статьи [17] рядом петроградских газет, в т.ч. «Живым Словом», издававшимся Александром Моисеевичем Уманским, газетой «бульварной» наподобие «Новой Руси», а не «черносотенной», т.к. единственной правомонархической петроградской газетой, выходившей после Февральской революции, была «Гроза», издававшаяся подпольно. К сожалению, в своих воспоминаниях [18], [19] В.Л. Бурцев недостаточно подробно осветил события 1917 г., но и там он упоминает Д.И. Бразуля-Брушковского как человека повидимому достаточно близко к нему стоявшего [19].Читать дальше...Свернуть )
blood
Читать дальше...Свернуть )

Одиссея ротмистра. // Живое Слово. Пг., 1917. №109 (463), 07 (20).10, с. 2.
(...)
   Началось это в двадцатых числах августа, Эльвенгрен жил на Моховой. И вот ночью у его подъезда какие-то милиционеры объявляют ротмистру, что они его должны арестовать. Он не подчинился, требуя показать ему ордер.
   Они вызвали новых милиционеров,— какой-то сброд с винтовками. Ночь, вернее остаток ночи, офицер провел в своей квартире под «охраной». Затем явились к нему какие-то комиссары и прочли указ, что он по соглашению министра-президента с министром внутренних дел высылается заграницу, другими словами, как лицо вредное и опасное новому строю, его ждет остракизм навеки вечные.Читать дальше...Свернуть )
   Тронулись дальше. Сквозь сон я слышал голоса каких-то вокзальных митингов. На каждой станции митинг. На каждой станции нам грозили расправой. Так мы прибыли наконец в Гельсингфорс. Здесь прямо с вокзала нас повезли на автомобиле к морскому берегу. Ну, думаю, утопят нас всех! Но нет. Долго путешествовали мы по каким-то баржам, наконец очутились на корабле «Полярная Звезда». Матросы подвергли нас тщательному обыску. У Бадмаева отнято было карта обыкновенная Российской империи. «А, немцам тайные карты везешь». Мой георгиевский крест вызвал ряд насмешек. Его назвали — «Николашкиной побрякушкою». Обхождение было грубое, издевательское. Нас всех разсадили в тюрьме, приставив часовых. Ночью я слышал через дверь их совещание между собою. Они хотели прикончить нас, лишь в одном было разногласие, «стариков задушим, а вот как быть с бабой»? Под бабой разумели Вырубову. После таких милых разговоров я не мог спать и все ждал нападения...
   Офицеров мы не видели на «Полярной Звезде». Только матросы. Живут они с комфортом в офицерских каютах и продовольствие — полная чаша. Обилие молока, масла, каких угодно вкусных вещей. Так что на стол мы не могли жаловаться. Пятеро суток держали нас на корабле, а затем под усиленным конвоем отправили в Свеаборг, в крепость. Здесь стало хуже. В одиночных казематах мы спали на голых досках. Часовые относились враждебно, мы были в их полной власти. Особенно жутко приходилось Вырубовой. Ее шантажировали. Но грозило еще худшее, т.к. некоторые солдаты решили ворваться ночью к ней в камеру и надо ли пояснять с какой целью? В этом кошмаре, не зная, что будет с нами дальше,— какие еще ждут испытания. Прожили мы около месяца, если только можно назвать жизнью эти дни и ночи в каторжной обстановке, под вечной угрозою самосуда...
   Но вот приехали Луначарский, Иоффе, Каплан и Соколов хлопотать о нашем освобождении. Местные организации долго торговались, прежде чем нас выпустить. Мы вернулись в Петроград, нас повезли в Смольный. И кого я не спрашивал, за что именно я был арестован и выслан — никто не мог ничего сказать. Я обращался в министерство внутренних дел, там ответили мне полнейшим незнанием. Обратился к Керенскому, и через его адъютанта получил в таком же духе ответ. Словом, никто в целом Правительстве не может мне сказать, за что, за какие грехи мучили меня пять недель, заставляя спать на голых досках? А между тем, я, приговоренный к вечном изгнанию, до сих пор еще офицер. Меня даже не уволили в отставку, что сделали например с другим изгнанником генералом Гурко. И вот я живу здесь, не знаю, что будет дальше, а пока числюсь за большевиком Каменевым. Но и он открещивается от меня: говорит, что ничего не знает и знать не желает. Дошло до того, что я сам себя спрашиваю, что-же я такое теперь, ходячее недоразумение? (...)
city
   Пропагандная басня 1914 г. (повторно использованная в 1917 г.) из «Петроградского Курьера», перепечатанная «Русским Инвалидом», а затем «Русским Знаменем», травившим «Петроградский Курьер» («Копейку» меньше) как зловредную иудейскую газету. Интересно, басню эту выдумали в Петрограде или заимствовали из печати союзников?

Общественная жизнь. Свинцовая бумажка и бонны-немки. // Русский Инвалид. Пг., 1914. №208, 21.09 (04.10), с. 3.

   В семье одного известного петроградского профессора в течение двух лет служила бонной немка Эльза Шютгоф.
   Помимо пылкой любви к фатерлянду и кайзеру, Шютгоф старательно собирала... свинцовую бумагу из-под чая, шоколада, мыла и т.д. Семья профессора сначала недоумевала над этим, но потом привыкла. Когда же немку спрашивали, зачем ей нужны свинцовые бумажки, то последняя отделывалась молчанием.
   Так прошло два года. В июле была объявлена война с Германией и Австрией. Шютгоф тотчас же заявила профессору, что она едет на родину.
   В момент отъезда в квартире находилась вся семья профессора. Уложив все вещи на извозчика и холодно простившись со всеми, Шютгоф вышла из квартиры. Не прошло и минуты, немка снова возвратилась. Оказывается, она забыла какой-то пакет. От излишней торопливости пакет выскользнул из ея рук, и по полу разлетелись комочки свинцовой бумаги.
   Тут-то перед недоумевающей семьей профессора и раскрылась тайна коллекционирования бонной свинцовой бумаги.
   Собирая разсыпавшийся свинец, разозленная этим немка разразилась следующими словами:
   — «Вы еще не догадались, зачем я собирала у вас в течение двух лет свинцовую бумагу? Так знайте. Когда я жила в деревне, близ Штеттина, наш пастор, во время проповеди, говорил, чтобы женщины Германии, в особенности же те, которым приходится жить в чужой стране, с особым рвением собирали кажущуюся негодной в хозяйстве свинцовую бумагу из-под чая, шоколада, мыла и т.п. Присылайте собранный свинец мне, говорил он, а я буду передавать его на заводы для изготовления пуль. Помните же, дети, говорил он, какую пользу вы можете оказать своей родине»...
   Не успели слушатели придти в себя, как торжествующая немка хлопнула дверью, успев еще крикнуть:
   — «Мною собрано и выслано в Германию десять таких мешков, по пяти фунтов каждый»!
(«П. К.»).
Читать дальше...Свернуть )
city
Васильев М.Н. Гр. Витте в роли прорицателя. (Из воспоминаний старого народовольца). // Петроградский Листок. Пг., 1917. №242, 08 (21).10, с. 4.

   С гр. С.Ю. Витте я познакомился еще в начале января 1901 г., вскоре по возвращении своем из 15-летней ссылки в «отдаленнейших местах».
   За все время нашего знакомства, с 1901 по 1914 г., у нас было с ним не менее 80 свиданий. Из наших бесед далеко не все отличались интересом и содержательностью, но были и такие, о которых и ныне стоит вспомнить.
   В данный момент, при чтении газетных статей и сообщений о предстоящем мире, мне вспомнилась одна из наших бесед, незадолго до его смерти, в конце 1914 г.
   Мы сидели в его кабинете и довольно усердно злословили насчет «державного полковника» (обычная излюбленная тема для разговоров всех сановников, оставшихся «не у дел»). Материала для критики было достаточно, и «полковнику» изрядно доставалось от обоих...
   — «А все-таки,— заметил граф, видимо уже пресыщенный критикою,— все-таки приходится его терпеть, ибо этого требует война. Это своего рода знамя, которое хоть и представляет, само по себе, простую глупую палку с глупою тряпкою, а тем не менее обладает магическою всеобъединяющею силою, без которой почти невозможна победа»...
   — А что же случилось бы,— спросил я,— если бы вдруг, не дождавшись конца войны, порыв революции снес это «знамя» вместе со всею династиею? Что было бы тогда с Россией?..
   Граф даже привскочил с места от этого вопроса, схватился обеими руками за голову и закрыл глаза, как бы не желая видеть открывающуюся пред ним страшную картину.
   — «И-и-и-и!.. — как-то простонал он, как бы от причиненной ему боли.— Что это было бы!.. Это было бы нечто ужасное!.. Россия, обратившись в сплошную анархию и междоусобицу, разсыпалась бы в прах!.. Ни государства, ни нации, ни армии не осталось бы... О войне и победе нечего было бы и думать!.. Наши союзники, игнорируя наше существование, заключили бы с Германией выгодный лишь для них и позорнейший для нас мир».— «Берите этих дураков хоть до Урала,— мы вам мешать не будем»...
   — Значит,— переспросил я,— вы думаете, что до конца войны России нужно держаться за Николая?
   — «Непременно и обязательно!.. Держаться руками и зубами!..»
   — Но это, конечно, только до конца войны?
   — «Разумеется».
   — А дальше что будет?
   — «Ну, конечно, народ-победитель, принесший для победы столько жертв, не помирился бы со своим прежним существованием и потребовал бы других условий...»
   Революция не дождалась окончания войны... Будем, однако, надеяться, что мрачные прорицания Витте не осуществятся,— этому помешают и благородство наших союзников, и неизбежное отрезвление самого русского народа...
satrap
   Об упоминаемой в посте Cреди нас есть провокатор «клевете на с.-д. депутата Озоля».
   Пост целиком: «Дело» Озоля и Янсона.

В России. (По телеграфу и телефону от наших корреспондентов). Сообщение латышских газет. // Русское Слово. М., 1913. №128, 05 (18).06, с. 4.

   Рига, 4, VI. Изумительное сообщение делает самая большая либеральная латышская газета Dsimtenes Wehstnesis.Читать дальше...Свернуть )

Клеветники. // Правда. СПб., 1913. №140 (344), 21.06 (04.07), с. 2.

   Наши читатели помнят ту гнусную клевету о провокации, которую распространяли с таким смаком разные «Биржевки» про наших товарищей — Озоля и Янсона. Сколько безстыдной лжи было вылито на их головы «разбойниками пера», жадными до всяческой сенсации. Теперь мы читаем в «Русском Слове» об источниках, пустивших в оборот эту грязь:

От редакции.

   В №128 нашей газеты была напечатана телеграмма из Риги о гг. Озоле и Янсоне.
   Телеграмма эта содержала в себе тяжелое обвинение против этих лиц, появившееся, якобы, в местных латышских газетах.
   Телеграмма была получена от нашего корреспондента, работающего в газете 13 лет, и редакция не имела никакого основания сомневаться в известии, полученном от него.
   Теперь, командированный в Ригу член редакции разследовал это дело.Читать дальше...Свернуть )
satrap
Рабочий И.Л. Еще одна желтая газета. // Пролетарская Правда. Спб., 1914. №8 (26), 11 (24).01, с. 1.

   С развитием и подъемом рабочего движения в России, зашевелились и черносотенцы. Они никак не могут примириться, как с рабочим движением, так и с существованием рабочей печати. И вот в противовес рабочим газетам, они создали свою копеечную газету «Свобода и порядок», предназначенную для широкого массового читателя. Само собою понятно, что название этой желтой газеты не соответствует ея содержанию. (...)
   В 5-м № этой газеты, как раз накануне 9-го января, была напечатана статья полная брани по адресу международной социал-демократии. Озаглавлена статья «Вниманию рабочего люда» («Кто управляет всемирной революцией»). Вот выдержки из этой статьи, место которой в плохеньком уличном юмористическом органе.

   ...«Центральный же орган, сердце всех революций одно. Оно находилось до самого последнего времени в Лондоне и называлось до конца XIX века «красной интернационалкой».
   «К этой-то интернационалке принадлежали все создатели социал-демократии, от Лассаля и Карла Маркса, до Бебеля и Зингера. Все они, чуть не поголовно были евреями»...
   ...«сегодня-же, накануне исполнения кагального масонского предписания о возобновлении революционных безобразий и убийств в России, необходимо обратить внимание всех честных людей, желающих жить спокойно, к какому бы сословию они не принадлежали, что их спокойствие, их безопасность, их мирный труд нарушают не русские рабочие, одураченные и обманутые орудия иудо-масонства, а тайные вожаки всемирного кагала»...
Читать дальше...Свернуть )
Здравствуйте уважаемые
С Днем космонавтики всех!!! Предлагю еще раз вспомнить настоящих героев.

1 (1) 12.04.1961 г. Корабль "Восток" - Гагарин Юрий Алексеевич - позывной «Кедр»


Дублер - Титов Герман Степанович (без позывного) Резервный экипаж - Нелюбов Григорий Григорьевич (без позывного)
Читать дальше...Свернуть )
city
   После написания поста Провокатор Александр Вейсман я наткнулся на маленькую заметку Ленина [1]:

   Националистическая печать подняла страшный шум по поводу «случая» с Алехиным. Помилуйте! Австрийцы нанесли оскорбление России, арестовали безвинно русского инженера по подозрению в шпионстве, издевались над арестованным! Не было конца «патриотическим» выходкам против Австрии.
   И вот, теперь раскрылась вся механика - нехитрая, старая, давно знакомая механика этого дела. Г-н Алехин стал жертвой австрийского полицейского «сотрудника» Вейсмана, который за 2000 крон (800 рублей) в месяц выслеживал русских шпионов в Австрии.Читать дальше...Свернуть )
satrap
Д’Ор О.Л. (Оршер И.Л.). Страшный кабинет. // Новый Сатирикон. Спб., 1913. №3, 20.06 (03.07), с. 11.
Читать дальше...Свернуть )

Нота Бене. «Веселые» сатириконцы. // Правда. Спб., 1913. №144 (348), 26.06 (09.07), с. 2.

   В редакцию «Правды» доставлен №3 «Нового Сатирикона» с надписью: «Просим дать отзыв».
   Ну что ж,— если просят, можно дать!
   «Новый Сатирикон» — это собственно старый «Сатирикон», потому что в него «переехали» все старые, «веселые» сатириконцы. И в «новом», как прежде в старом, сатириконские ребята продолжают потешать публику «сатирой» преимущественно «с сальцем». Однако есть и «общественные» порывы.
   В этом смысле довольно «удачен» присланный нам №. Вдохновленные, повидимому, гнусной клеветой на с.-д. депутата Озоля, веселые ребята решили пощекотать своих читателей «ужасно» смешным рассказом о Ц.К., который состоял из «отборнейших, испытаннейших работников».
   Один был на каторге, бежал; другой приговорен к смертной казни, бежал; тов. Маша тоже бежала... Как видит читатель, сатириконцам есть над чем посмеяться!
   Один из членов Ц.К. «чувствует, что между ними есть предатель», а посему поступает в охранку. За ним — другой, третий, четвертая...
   «При охранке нам отвели отдельную комнату, где мы время от времени устраиваем наши заседания. Состав комитета тот же: я, тов. Алексей (выдал 5 типографий), Ив. Ант. (выдал конспиративную квартиру) и тов. Маша (выдала собрание)...»
   Читатели «Нового С—на» конечно грохочут сытым, утробным смехом — ведь эта... «сатира» так метка, так современна!
   «Дневник повторяется с поразительной точностью. Жизнь ведь так однообразна»,— заканчивает «Нов. Сатир.».
   Конечно от сатириконцев и не следует ожидать иного отношения, но на сей раз, кроме «злободневной» темы сатириконцами руководило желание дать «цензурную» и интересную политическую карикатуру. В этом же № наглядно изображено, как сатириконец для этой цели «ломает себе голову» — поленом, комодом, топором, дверями и т.п. В результате получаются совершенно «цензурные» №№ «Нов. Сат.» — уж чего цензурнее оплевать под хохот «Биржевок» какой-нибудь це-ка!
   В «Новый Сатирикон» веселые ребята перевезли вместе со своими сальными и клубничными замашками и всю старую пошлость своей мещанской, убогой политической мысли.
   Желаем «Новому Сатирикону» полного успеха по пути избранной ими «цензурности», на которую он и раньше пытался ступать, хотя робкою стопою. Смелей, сатириконцы!
city
Рабочий-эмигрант. В Америку и обратно. (Из записок эмигранта). // Правда. СПб., 1913. №76 (280), 31.03 (13.04), с. 5; №78 (282), 03 (16).04, с. 6.

   Давно мечтал я побывать в Америке да попытать там счастье. Наконец, решился отправиться в Нью-Йорк на заработки.
   В Гельсингфорсе, через который я направился, после долгих мытарств мне удалось найти, наконец, контору и купить билет, стоивший 90 р. Продежурив около конторы часов 6 под проливным дождем, я попал наконец на пароход «Титания».
   В первую же ночь пришлось познакомиться с морской болезнью. В Ганге все пассажиры были досмотрены доктором. К ночи добрались до Гулля. Здесь нас, человек 700 погнали куда-то пешком. Идти пришлось верст 10. Потом посадили на какие-то ломовые двухэтажные телеги и часа через 3 подвезли к какому-то зданию.
   Загнав, как баранов, во двор, всех переписали, дали затем по кружке чаю и отвели куда-то на чердак, где свободно летали голуби.
   Через 2 часа всех, разбудив, перевели в другой сарай, куда через несколько времени привели еще человек 900. Разбив здесь всех на группу, повезли в г. Глазго, где поместили всех в «отель» (гостиницу). Здесь было грязно, холодно и тесно. В каждой комнате стояло по 4 кровати, на которых поместили по 5 чел.
   Ночью мы были разбужены сильным криком. Оказалось, что привели литовку с ребенком и молдаванку, которые друг друга не понимали и не знали, куда их привели. К ним приставал хозяин. Когда мы вышли на их крик, хозяйка утащила хозяина.
   Пароход «Колумбию» собралось провожать около 3 тыс. народу. Можно было наблюдать тяжелые сцены прощания.
   Пароход отчаливает. Берег исчезает. Ветер, сильная качка. Жутко. Я ничего не ел и не вставал 5 суток.
   Кормили хорошо. Чистая пресная вода. Полотенце. Утром — чай, хлеб, масло, варенье, котлеты, на обед подают суп, кусок мяса, кашу с молоком, груши, на ужин — селедка, кофе, баранки с маслом.
   Через 13 суток добрались до Америки. Здесь снова всех подвергли медицинскому освидетельствованию. Один врач осматривал руки, другой — голову, третий — глаза. Дальше спрашивают, есть ли 50 руб., пятый — адрес — к кому эмигрант едет.
   У меня был адрес на банк, и меня хотели вернуть, но выручил спутник, который взял меня с собой.
   Показали извозчику адрес (говорить по американски мы оба не могли) и он нас куда-то повез. За ¾ версты он взял с нас 75 центов.
   Прожив здесь дня 3 и не найдя никакой работы, я решил вернуться в Бруклин, куда должен был меня сопровождать полисмен и сдать знакомым под расписку.
   — Трудно здесь найти работу,— говорят мне.
   Прожив неделю, пошел сам искать работу. Прихожу к сахарному заводу, гляжу — человек 200 стоят и ждут приказчика. Наконец, появился и он. Стал набирать рабочих. Я попал в число избранных.
   Дали мне тачку, навалили пудов 60 сахарного песку — гоняй с парохода на завод сахар.
   За 8 часов работы мне заплатили 4 доллара (8 руб.) — по 50 центов за час (цент — 2 коп.).
   Жизнь здесь дорогая. В комнате с одной кроватью помещалось нас 4 человека и за это с каждого брали по 4 доллара. Мясо — 44 коп., молока не видно совсем.
   Проработал я 2 дня — стало скучно и из сил выбился — думаю, если не от работы сдохну, то летом от жары. Решил ехать домой.
   Купил билет на русский пароход «Царь» — заплатил 66 руб. Пароход был маленький, думаю — не доехать — закачает. Однако — доехали. Зато пища была скверная. Селедку подавали нечищенную — бросят перед каждым по селедке — ешь, как хочешь. Ни ножей, ни вилок. Кружки для чая ржавые, ложек нет. Обед — кусок хлеба, суп, кусок гнилого мяса. Попробовал — бросил. Попробовал — бросил. Смотрю — все бросают. Но... оно было собрано судовыми рабочими, поджарено и — нам же его дали на ужин. Тогда его стали бросать под стол. Если кого вырвет, не убирают дня 2. Вода для умыванья морская, полотенец не полагалось. Вместо мыла — куль опилок около умывальника.
   Когда мы потребовали улучшить пищу, вахтер ответил: «что же, за 66 руб. вы пароход сожрать хотите?» Яблоко на пароходе стоило 10 к., стакан пива — 10 к. Зато русская водка подавалась свободно, и часто можно было видеть не только пьяных пассажиров, но и судовых служащих.
   Когда подошли к Роттердаму, стали просить помощника капитана (капитана уже не было — он съехал на берег) о пропуске, чтобы купить провизии.
   — Убирайтесь к черту, не подохнете.
   Пришлось пуститься на хитрость. Грузили уголь. Мы брали пустые мешки, надевали на голову и выходили с парохода. Только благодаря этому, мы получили возможность до Либавы есть свое...
   Ну, никому не советую ездить в Америку!.. Не заманишь меня теперь американскими долларами.
5-апр-2019 09:03 pm - ★ Скифские зеркала
AN
При раскопках скифско-сарматских курганов в русских степях нередко находят вот такие штуки



Это китайские бронзовые зеркала, 铜 镜 "тунцзин".

Вещь недешёвая и тогда и сейчас.
Скифы отдавали за такое зеркало полсотни баранов и пару рабынь, а сейчас даже самое простое бронзовое зеркало из скифского кургана стоит от 150.000 рублей.

А уж такие ⇓ золотые и серебряные "тунцзины" можно поменять на "Лексус".




Читать дальше...Свернуть )
Старик
Эдвард Хопер Edward Hopper Первый ряд в театре.
Вятка. Городской театр. Открытка начала ХХ века.

  Стоимость билетов в партер и ложи  театра  была доступна не каждому  жителю города. Небогатому обывателю и учащимся, чтобы посмотреть спектакль, приходилось покупать билеты в последние ряды амфитеатра или балкона.  Но, по существующим правилам, учащиеся, при наличии не проданных билетов, могли занять эти пустующие места со значительной скидкой.  Однако, поведение молодых людей в театре, вызывало обеспокоенность администрации, а у части зрителей и недовольство.  Недоразумения с билетами и поведение школьников не раз заставляло дирекцию театра взывать к Родительскому Комитету учебных заведений.

Из обращения администрации городского театра к Родительскому Комитету.

.... заручившись ученическими билетами, молодежь занимает все свободные места в театре, причем, проявляет, вполне естественное тяготение к рядам ближайшим к сцене. Отсюда, перед рампой происходить настоящая давка
Читать дальше...Свернуть )
Здравствуйте уважаемые!
Продолжим с Вами и немного углубим "петровскую тему", которая несколько раз в последнее время проскальзывала у меня в постах. Поговорим сегодня коротко о привычках Петра, которые замечали иностранцы, и прежде всего датский посланник Юст Юль, оставивший после интересные воспоминания.
Что же больше всего удивляло датчанина в русском царе?
Прежде всего....владение своим лицом :-) Да-да..Зная непоседливый норов царя посол удивлялся "до какой степени он умеет владеть своим лицом и как ни малейшею миной, ни равно своими приемами он не выдает своего неудовольствия либо скуки".
Just_Juel_(viceadmiral)
Вице-адмирал Юль.
Читать дальше...Свернуть )
smv
Тело т. Ленина сохранено на ряд десятилетий. Беседа с заслуженным профессором В.П. Воробьевым. // Коммунист. Х., 1924. №175 (1366), 01.08, с. 1;
А.Б. Как было забальзамировано тело тов. Ленина. (Беседа с заслуженным профессором В.П. Воробьевым). // Пролетарий. Х., 1924. №175 (294), 01.08, с. 3.
Цитируется текст из Коммуниста как более полный.


История вопроса.

   — История нашего участия в бальзамировке тела тов. Ленина — сказал Владимир Петрович — такова. Прочитав в газетах описание первой бальзамировки, произведенной проф. Абрикосовым, я высказал мнение в частной беседе с тов. Жуком (завед. отделом мед. образования Главпрофобра), что примененный метод сохранит тело Ленина на очень короткий срок. На его вопрос, есть ли другие способы длительного сохранения тела, я ответил, что таковые есть и что все зависит от того состояния, в котором находится в настоящее время тело.
   Тов. Жук предложил немедленно сообщить об этом через тов. Затонского в Москву, на что я, зная величайшую трудность дела, необходимость выполнения целого ряда условий и не осмеливаясь взяться за эту работу, ответил категорическим отказом. Т. Жук, однако, без моего ведома известил об этом тов. Затонского, который послал телеграмму тов. Енукидзе с предложением вызвать меня в Москву.Читать дальше...Свернуть )

Как бальзамировали тело В.И. Ленина. // Коммунист. Х., 1924. №183 (1374), 12.08, с. 3.
Читать дальше...Свернуть )

Не-врач.Пожизненный хранитель трупа Ленина — проф. В.П. Воробьев. // Вечернее Время. Рига, 1925. №277, 14.02, с. 2.
Читать дальше...Свернуть )
AN



"Dispilio tablet", 6 тысячелетие до нашей эры

✔ Какая письменность самая древняя в мире?

Сейчас общепризнанная хронология возникновения древнейших систем письма такая:
☆ 35 век до н.э. - Шумер
☆ 32 век до н.э. - Мохенджо-Даро (Индия)
☆ 31 век до н.э. - Элам (Иран)
☆ 30 век до н.э. - Древний Египет

Но в 1993 году греческие археологи обнаружили в пещере на севере Греции деревянную табличку со знаками неизвестной письменности, датированную ~5260 годом до нашей эры, то есть почти на две тысячи лет старше древнейших из известных систем письма.

Читать дальше...Свернуть )
Здравствуйте уважаемые.
В истории нашей страны есть столько "белых пятен" и "коренных переворотов", что по сути своей она просто заточена на то, чтобы время от времени появлялись в ней различные самозванцы "чудом спассшиеся" которые страсть как хотят "принести народу радость и спокойствие". И их действительно было кране немало. О многих из них написаны кучу работ, как научных, так и художественных, хотя их тайну сие никак не приоткрыло (я сейчас говорю о ЛжеДмитрии I и княгини Таракановой). Далеко не все понятно и с Емельяном Пугачевым и его постулатом о том, что он является выжившим Петром III. Там действительно немало любопытного, да и не будем забывать, что сама Екатерина Великая почему то всегда называла вроде бы простого казака Емельку исключительно "Маркиз Пугачев". Кстати, именно лжеПетров III в нашей истории было больше всего. Начиная от каких-то откровенных проходимцев, и заканчивая такой интересной личностью как Стефан Малый, который стал царем Черногории и легендой среди этого народа. А подобное количество подражателей лично мне говорит об одном - Петр III в народе был популярен, чтобы там не заявляла официальная история. Народ видел в нем природного царя, и уповал на его милость. Но это вопрос отдельного разговора, а я предлагаю вернуться в канву заявленной темы.
Некоторые из самозванцев ныне совсем забыты, посему будет интересно вкратце о них рассказать.

Стефан Малый

Я выбрал троих, потому что они несколько выделяются на общем фоне. Их гораздо-гораздо больше. Но некоторые типа Тимофея Анкудинова требуют отдельного поста.
Первым, пожалуй, упомяну некого Лариона Стародубцева.
Это беглый солдат из казачьей станицы Яменской на реке Бузулуке придумал себе любопытную легенду. Скитаясь по стране в поисках пропитания, он сдружился с профессиональным нищим Тимофеем Тружеником, который промышлял нехитрым делом, выдавая себя за сына Петра Великого Алексея. Тогда многие так делали, и многочисленные "дети лейтенанта Шмидта царя", неграмотные и оборванные ходили по всей необъятной нашей стране. Ларион же решил выдать себя за царевича Петра Петровича - первого сына Петра I от Екатерины Алексеевны, который рассматривался как наследник престола. Официально Петр Петрович умер в 1719, но Ларион всех переубеждал, что это не так. Правда в 1732 году, этому самому царевичу Петру должно было быть 17, а Стародубцеву было под 30, но это мало кого смущало...кто там точно знал, когда у Петра Великого сын родился :-))) Трудно сказать, как сложилась бы судьба Стародубцева, но он погорел из-за уже упомянутого нами Тимофея Труженника. Этот ЛжеАлексей зачем то попытался поднять бунт в Тамбовской области, был схвачен и под пытками выдал еще одного самозванца - Стародубцева. Обоих казнили.

Петр Петрович
Читать дальше...Свернуть )
noimage
Ломоносов Ю.В. «Автомобиль на рельсах». (Ильич и тепловозы). // Новая Вечерняя Газета. Л., 1925. №18, 20.04, с. 6.

   Двигатель Дизеля был изобретен в 1896 году и уже в 1903 г. русским техникам удалось его приспособить для движения судов. Не так легко оказалось сделать это на рельсах. Разговоры об этом начались еще с 1906 г.; но от слов к делу удалось перейти только благодаря железной воле покойного Владимира Ильича.
   В январе 1920 г. Грозный был в руках Деникина, Баку — в руках англичан. Мы задыхались без нефти. При таких условиях решено было строить в ударном порядке железную дорогу к Эмбенским нефтяным месторождениям. По должности председателя главного Комгосора, мне пришлось много раз бывать с докладом по этому вопросу у Владимира Ильича. Он чрезвычайно интересовался названной постройкой. Необходимо отметить, что дорога эта являлась частью первоклассной магистрали Александров-Гай — Чарджуй, проект которой был составлен еще в царские времена. Я докладывал о том значении, которое имеет эта дорога и в стратегическом, и в коммерческом, и в политическом отношениях. Она должна была соединить с Москвой Хиву с ее хлопковыми плантациями и рыбными богатствами, а также прорезать Закаспийский нефтяной район.
   — Почему же ее не построили? Англичане не позволили? — спросил, усмехаясь, Владимир Ильич.
   — Нет, главная причина — необходимость на протяжении 900 верст прорезать совершенно безводную пустыню. Казалось необходимым вдоль всех этих 900 верст проложить трубы и качать по ним воду из Аму-Дарьи. А стоимость такого продольного водопровода превышает строительную стоимость самой дороги.
   — Значит это безнадежно?
   — По-моему нет. Надо только паровозы заменить тепловозами.
   — Что такое тепловоз?
   — Это паровоз, у которого вместо котла поставлен дизель.
   — Значит, это автомобиль на рельсах. Не так ли?Читать дальше...Свернуть )
30-мар-2019 11:04 pm - ✔ "Арии" ли славяне?
AN



"Щи да каша - пища наша"
А точно ли "наша"?

Почему в русском языке не сыскать ясных корней для каши и щей?

Ответ простой. Чтобы сварить щи и кашу, нужно сперва вырастить какие-нибудь зерновые и капусту + слепить горшок. А индоевропейцы, точнее алтайские кочевники со своей "арийской" гаплогруппой R1a, которых пишут нам в предки, кочуя по евразийским степям не выращивали ничего и не лепили горшков, обходясь кожаными бурдюками.

На их временных стоянках вплоть до 36 века до нашей эры не находят никаких сельскохозяйственных орудий, зернотёрок, костяных мотыг и т.д. и керамики. Точнее находят - примитивно слепленные горшки так называемой "баночной формы". Причём находят их исключительно в могилах и никогда в виде черепков на стоянках и все они - не закопчённые. То есть они никогда не бывали в огне и в никто ничего никогда не готовил. То есть, это чисто ритуальные сосуды для заупокойной пищи.
Не было земледелия у этих кочевников-ариев до 36 века до нашей эры. Поэтому не было и слов для щей и каши.

А что же изменилось в 36 веке до нашей эры?

Читать дальше...Свернуть )
Продолжаем прогулку по российскому Этнографическому музею.



Читать дальше...Свернуть )
city
Из прошлого. Лаганский Е. (Магазинер Е.М.). После убийства Распутина. // Новая Вечерняя Газета. Л., 1925. №236, 16.12, с. 4-5; №237, 17.12, с. 4; №238, 18.12, с. 4; №239, 19.12, с. 4.
См. также другую редакцию этого очерка: Лаганский Е. (Магазинер Е.М.). Как сжигали Распутина. // Огонек. М., 1926. №52 (196), 26.12, с. 2; М., 1927. №1 (197), 01.01, с. 11-12.


I. «Щекотливое» поручение.
Читать дальше...Свернуть )

II. В Чесменской богадельне.
Читать дальше...Свернуть )

III. Доставка трупа Распутина.
Читать дальше...Свернуть )

IV. Таинственные посетители.
Читать дальше...Свернуть )

IV [sic!]. Царское Село.
Читать дальше...Свернуть )

V. По верным следам.
Читать дальше...Свернуть )

VI. Распутин в гробу.
Читать дальше...Свернуть )

VII. «Чудотворная икона».
Читать дальше...Свернуть )

VIII. «Анька» или «Мунька»?.
Читать дальше...Свернуть )

IX. Как хоронили Распутина.
Читать дальше...Свернуть )
kaos
От бродячей кошки к душистому мылу. // Новая Вечерняя Газета. Л., 1925. №156, 19.09, с. 8.
Читать дальше...Свернуть )

Охота на кошек. // Вечернее Радио. Х., 1928. №39 (1116), 08.02, с. 4.
Читать дальше...Свернуть )

Масло из тыквы. Мыло из сусликов и кошек. // Возрождение. Париж, 1930. №1860, 06.07, с. 2.

   Блестящие достижения советской пятилетки таковы, что «Правда» вполне серьезно предлагает немедленно по всей стране начать выработку масла из семян тыквы, и начать сбор сусликов и кошек для использования их для вытопки жира, который должен заменить пищевые масла при выработке мыла.
   Советская газета уверяет, что суслик должен дать 60 гр. жира, кошка 150 гр., а собака 500 гр., а во всей стране должно быть собрано 5000 тонн топленого «технического» сала (!).
Здравствуйте уважаемые!
Наткнулся тут на одну интересную историю, о которой, признаюсь, ранее не знал. Более того, возможно сие подвигнет меня на создании еще пару постов. Возможно..:-))
Но сейчас о том, чем хотел бы с Вами поделиться.
Итак, представьте, Москва, 1640 год. Вопреки мнению многих царь Михаил Федорович из династии Романовых (они же Захарьины-Кошкины-Юрьевы) не только смог удержаться на престоле, но и всемерно укрепить государственность и собственную власть. Сначала с помощью своего отца Федора Никитича, ставшего Патриархом Московским Филаретом (кстати, не по своей воле, можно сказать. В свое время и его и жену насильно постригли в монахи), а затем и самостоятельно, царь сделал очень много хорошего и позитивного. Пришло время попытаться укрепить власть потомков женского пола с помощью династического брака.
004 02 pre
Царь Михаил Федорович

Читать дальше...Свернуть )
city
   Весной 1917 г. в Русском Слове появилась любопытная статья [1]:

   Недавно я поместил в газетах заметку «Где Доброскок и Цейтлина» и очень скоро получил на нее ответ.
   Теперь поставлю вопрос еще об одной «знаменитости»: где Александр Вейсман?
   Это — одна из самых грязных, самых мрачных фигур в мире охранки и департамента полиции, о котором я очень много писал за границей.
   Я знал его обстоятельную биографию. Шпион, провокатор, шантажист, вор — вот самое мягкое определение социального положения Александра Вейсмана.
   Мне пришлось не так давно убедиться в том, на чем я и раньше настаивал, но что у иных вызывало сомнение, а именно — что в 1904 году Вейсман был тесно связан с с.-р. Спандарьяном, учителем из Константинополя, и они вместе, как два агента департамента полиции, общими силами, рука об руку, нога в ногу, занимались одновременно в департаменте полиции и шпионством, и мошенничеством, но, как и следовало ожидать, Спандарьян, сподвижник Вейсмана, был не тот Спандарьян, не редактор армянской газеты, на которого пало подозрение. Спандарьян-редактор — родной брат шпиона Спандарьяна; редактор ничего общего не имел со своим преступным братом. Он, разумеется,— человек безусловно чистый и был только невинной жертвой смешения со своим братом.
   Говорят, Александр Вейсман после ряда головокружительных мошеннических афер во Франции, где его и теперь еще отыскивают судебные власти, очень желающие с ним побеседовать о многом и многом, его касающемся, приехал в Россию и здесь делает большое дело. Говорят, что он был причастен также к поставкам на армию. Не хочется верить, чтобы Александр Вейсман теперь, после того, как он был и в заграничной, и местной прессе разоблачен до ниточки, смог появиться в России в роли общественного деятеля.
   Но если мы не знаем точно, где сам Александр Вейсман, то мы знаем, где его правая рука, его союзница, его вдохновительница, его бывшая супруга.
   На этот счет нам недавно писали, что г-жа Вейсман (под этой фамилией она еще вращалась в 1905 г. в Петербурге) получила развод и вновь вышла замуж за присяжного поверенного Ш. в Воронеже.
   В 1914 г. в «Русских Ведомостях», на основании наших и заграничных разоблачений, появилась очень жесткая статья о Вейсмане. После этого коллеги г. Ш. сочли необходимым потребовать от него разъяснений по поводу его супруги, т.к. находили неудобным иметь в своей среде лицо, на жену которого падает столь темное обвинение. Г. Ш. заявил, что его супруга не была женой Александра Вейсмана, а была его жертвой, и что настоящая г-жа Вейсман находится в Египте, но никаких доказательств не привел.
   В настоящее время г. Ш. является представителем своего города на всероссийском союзе городов, а его супруга принимает деятельное участие в местной организации «Чашка чая», которая обслуживает военных, прибывающих с фронта, и является таким образом связью тыла с фронтом.Читать дальше...Свернуть )
This page was loaded апр 20 2019, 5:04 pm GMT.