kazagrandy (kazagrandy) wrote in ru_history,
kazagrandy
kazagrandy
ru_history

Categories:

С чего начинались русские бронепоезда....

На фотографии - русский бронепоезд "Хунхуз"



В Поднебесной империи русское Общество КВЖД стало фактически независимым государством.
У оного была своя территория — полоса отчуждения дороги, свой бело-желтый (по диагонали) флаг, свои речные флотилии на реках Амуре и Сунгари и морская флотилия. Наконец, была своя армия.
Общество формально находилось под покровительством, а фактически под управлением министерства финансов России. С подачи министра финансов С.Ю. Витте Общество заказало 75-мм полевые пушки у Круппа через Аргентину, а не родные 3-дюймовые пушки образца 1900 г. И пушки были лучше ("отечественные" были еще "недоведенные"), и военному министру Куропаткину пришлось согласиться, благо к тому же Сергей Юльевич крупно поссорился с Куропаткиным.





75-мм и 50-мм установки Канэ на паровозном тендере.

В июне 1900 г. китайские повстанцы, получившие в Европе название боксеров, совершили ряд нападений на КВЖД. Оперативно Правление КВЖД создало проект бронепоезда.
В соответствии с ним на Путиловском заводе в Петербурге были изготовлены металлические части для бронировки 15 платформ и 5 паровозов.
В начале 1901 г. их доставили в Маньчжурию. Но военные действия закончились, и металлические части сдали за ненадобностью на склад.
Независимо от этого проекта, в пассажирских поездах, следовавших по КВЖД и участку Транссиба вблизи китайской границы, нижняя часть (до уровня окон) пассажирских вагонов I класса была покрыта противопульной броней. При обстреле поездов повстанцами пассажирам предлагалось ложиться или садиться на пол вагонов.
В строй первый русский бронепоезд был введен 1 сентября 1915г. Его назвали «Хунгуз» (иначе"Хунхуз").
Дело было в том, что бронепоезд строился в Киеве мастерами Юго-Западной железной дороги силами 2-й Заамурской железнодорожной бригады. До Первой мировой войны она входила в состав Отдельного корпуса пограничной стражи Министерства финансов
Российской Империи и именовалась Заамурской бригадой пограничной стражи. Задачей бригады было обслуживание и охрана КВЖД. С началом войны часть бригады была переброшена на Юго-Западный фронт, где вошла в состав железнодорожных войск русской армии как 2-я Заамурская железнодорожная бригада.
Хунгузы (хунхузы) — это название китайских бандитов, которые нападали на КВЖД
в 1900—1902гг. и в 1904— 1905 гг. В «память» о них заамурцы и назвали свой первый
бронепоезд.
Всего было построено 4 бронепоезда типа «Хунгуз», В состав каждого бронепоезда входили бронепаровоз серии "Овечка" и две бронеплощадки.
Чтобы далее не возвращаться, стоит сказать несколько слов и о знаменитой «овечке». Товарные паровозы серии «О» строилисьв России с 1893 г.
В 1912 г. наиболее современным паровозам этой серии, имевшим парораспределительный механизм Вальсхарта, присвоили индекс Ов, а в просторечии их стали именовать «овечками».
«Овечки» возили практически все бронепоезда Первой мировой, Гражданской и Великой
Отечественной войн. Правда, «овечками» называли и почти однотипные паровозы Од, Ок и Он. В 1930-х — 1940-х годах они возили даже тяжелые железнодорожные артиллерийские установки: 356-мм ТМ-1—14, 305-мм ТМ-2—12 и ТМ-3—12, а также 180-мм ТМ-1—180.



Тяжелая бронеплощадка красного бронепоезда "Атаман Чуркин" со 152-мм и 45-мм орудиями Канэ.

В России и СССР выпускались и более мощные грузовые и более скоростные пассажирские паровозы, но «овечки» из-за своей маневренности лучше всех подходили для возки «броненосцев на рельсах».
Вес паровозов Ов, Од и Ок (без брони) составлял 52,5т. «Овечки» имели оптимальную скорость движения до 50 км/ час и могли водить составы весом до 730 т.

Но вернемся к бронепоездам типа «Хунгуз». Внутренность бронеплощадки разделялась на
пулеметный каземат и башенную орудийную установку. В первом на особых столах
устанавливалось 12 австрийских пулеметов Шварцлозе (по 6 на борт). Для охлаждения
пулеметных стволов во время стрельбы имелась специальная водопроводная система с
подачей воды из тендера к кожуху каждого пулемета. На площадках первых двух бронепоездов курсовые пулеметы вели огонь только вперед. В дальнейшем, благодаря устройству специальных спонсонов, они могли использоваться и для
стрельбы в боковых секторах. Боекомплект, состоявший из 1500 патронов (10 лент) на пулемет, хранился в специальных бортовых ящиках.




Тяжелый белогвардейский бронепоезд со 152-мм орудиями Канэ.

Башенная установки располагалась в передней части вагона и монтировалась на поворотном круге. Последний изготавливался из паровозного бандажа, обточенного по специальным шаблонам.
На поворотный круг шестью роликами опирался стальной диск, на котором устанавливалась 3-дюймовая горная пушка образца 1904 г. Эти пушки к августу 1914 г. были сняты со штатного вооружения горных батарей, но имелись на складах.
Чтобы всю орудийную установку весом 120 пудов {1920 кг) мог поворачивать вручную один человек, была разработана конструкция специальной пяты, игравшей роль оси вращения и в то же время принимавшей на себя часть веса установки. Угол обстрела по горизонту составлял около 220*. Боекомплект — 80 шрапнелей и 25 гранат на орудие — размещался в особой камере под поворотным кругом.
Наблюдение за полем боя осуществлялось из специальной башенки с обзором в 270°. Позднее, с учетом боевого опыта, бронеплощадки получили командирскую башенку с круговым обзором. В задней части вагона устанавливался выдвижной прожектор, а в полу имелись люки для аварийного выхода. Система отопления бронеплощадок зимой состояла из дюймовых труб, проложенных вдоль бортов и соединенных с котлом паровоза. Для уменьшения теплопроводности стальных стен и шумоизоляции вагоны изнутри обшивались 20-мм слоем пробки и 6-мм фанерой. Изнутри бронеплощадки окрашивались в белый цвет, снаружи, как и весь состав, в защитный.
На бронепаровозе находился боевой пост командира бронепоезда с наблюдательной башенкой и распределительной доской электрической сигнализации (цветными лампочками) для связи с командирами бронеплощадок. Она дублировалась рупорной (корабельного типа) и звонковой связью. Наблюдение за ходом движения поезда осуществлялось через четыре люка, которые в бою закрывались ставнями с прорезями. Для удобства обслуживания ходовой части нижние листы брони подвешивались на петлях. Электроэнергия для нужд бронепоезда вырабатывалась динамо-машиной, приводимой в действие от турбины паром котла и установленной в паровозной будке. Все воздушные и водяные рукава, а также электрические провода между платформами и паровозом заключались в особые броневые трубы. Весь состав имел запасные колесные пары на случай действий в полосе австрийских или германских железных дорог с меньшей шириной колеи.
Команда бронепоезда состояла из трех взводов (пулеметного, артиллерийского, технического) и паровозной бригады— всего 4 офицера и 90 нижних чинов.
Строительство бронепоездов велось чрезвычайно высокими темпами — на сооружение одного боевого состава в среднем уходило 16 дней. Первый, названный «Хунгуз», закончили 1 сентября 1915г. Бронепоезд осмотрел Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич.
Он остался весьма доволен увиденным и вынес благодарность производителю работ капитану
Даниэлю, а нижних чинов роты наградил деньгами. 2 сентября «Хунгуз» передали 1-му Заамурскому железнодорожному батальону, а 9 сентября, после пополнения его команды артиллеристами 1-й резервной горно-артиллерийской батареи, бронепоезд под командованием поручика
Крапивникова убыл на фронт, на железнодорожную линию Ковель — Сарны.



8-дюймовая установка красных на шасси паровозного тендера.

Вечером 23 сентября он получил первую боевую задачу: поддержать наступление 408-го полка 102-й пехотной дивизии. По прибытии на станцию Рудочка была произведена разведка пути, выяснившая его исправность вплоть до передовых окопов австрийцев. В 4 часа утра 24 сентября поезд тихим ходом двинулся к неприятельским позициям.
Поручик Крапивников писал в своем рапорте: «Подойдя к первой линии окопов и открыв по ним фланговый огонь из всех пулеметов и переднего орудия, поезд заставил неприятеля оставить окопы, обратив его в бегство (неприятелем было оставлено в окопах много трупов). После этого поезд двинулся дальше и принудил неприятеля действенным пулеметным и орудийным огнем очистить и вторую линию окопов. В это время шедшая впереди поезда небронированная платформа, груженная рельсами и скреплениями на случай исправления пути, прорвав проволочные заграждения передними скатами, попала в ход сообщения, вырытый австрийцами и не замеченный из-за насыпи. Высланными мною нижними чинами платформа была отцеплена, и бронепоезд начал движение обратно. Разорвавшимся тяжелым снарядом был испорчен железнодорожный путь, и бронепоезд оказался отрезанным, а сошедший с рельсов задний броневагон вследствие порчи пути не дал возможности бронепоезду двигаться вперед и таким образом избежать прицельной артиллерийской стрельбы противника, вследствие чего было попадание в передний вагон снаряда, которым были убиты командир артиллерийского взвода штабс-капитан Лазарев и 4 нижних чина — артиллериста. После этого мною была дана команда покинуть поезд. Всего бой продолжался 40 минут. За это время выпущено: из переднего орудия 73 снаряда, из пулеметов — 58 500 патронов».
3,5 месяца разбитый бронепоезд стоял между австрийскими траншеями. В ночь с 11 на 12 января 1916 г. команда охотников поручика Пашкевича сумела восстановить путь и увезти заднюю бронеплощадку. Полностью бронепоезд был возвращен во время летнего наступления 1916 г., но ввиду невозможности восстановления пошел на слом.
Остальные три «Хунгуза» были сданы в сентябре-октябре 1915 г. и поступили во 2-й и 3-й Заамурские и во 2-й Сибирский железнодорожные батальоны. В конце 1915 г. в соответствии со сквозной системой нумерации бронепоездов на фронтах «хунгузы» получили № 2, № 5 и № 3 соответственно.
В ходе позиционной войны особой надобности в бронепоездах не было. В результате в 1916г. бронепоезда №1и № 4 были поставлены на ремонт. А два поезда— №2и № 3 — были переведены на Западный фронт, где в начале марта 1916 г. приняли участие в Нарочской операции.
В апреле 1916 г. дворцовый комендант Воейков по личному приказанию Николая II обратился к Главному начальнику военных сообщений Ставки генералу Ронжину с просьбой «предоставить чинам Собственного Его Величества железнодорожного полка возможность принять участие в боевых действиях, подобно тому, как принимают в них участие чины Конвоя Его Величества и чины сводного Его Величества пехотного полка, для чего, выбрав один из бронепоездов, находящихся на участке наиболее оживленном в смысле деятельности поезда, временно передать его в эксплуатацию чинов Собственного железнодорожного полка».



203-мм железнодорожная установка красных,
построенная на Сормовском заводе. 1920 год.

23 апреля бронепоезд М 3 прибыл на станцию Молодечно в распоряжение сводного полка. После обучения команды в начале мая поезд для исправления паровоза пришел в Минские мастерские, где наряду с ремонтом было улучшено и его вооружение. По проекту начальника поезда штабс-капитана Кузьминского на площадке водяного бака тендера установили вращающуюся броневую башню с 3-дюймовой горной пушкой образца 1909 г. Причем это орудие могло вести огонь не только по наземным, но и по воздушным целям.
В июне 1916 г. типовые бронепоезда вновь перебросили на Юго-Западный фронт, где вместе с другими бронепоездами они активно действовали во время Луцкого прорыва. Здесь вновь подтвердились их отличные боевые качества.
«В ночь с 14 на 15 июля бронепоезд 3-го Заамурского железнодорожного батальона выезжал для обстрела противника, причем по удостоверению командира 11-го пехотного Псковского полка части полка под прикрытием огня бронепоезда уже через 3/4 часа прорвали укрепления противника. В продолжение ночи поезд выезжал в бой 4 раза, а его технический взвод в это время работал по восстановлению и перешивке путей. 3-й пехотной дивизией принесена благодарность начальнику поезда».
Затем наступило годовое бездействие, в течение которого бронепоезда играли роль подвижных батарей, иногда обстреливая позиции противника.
Уникальным оружием в годы Первой мировой войны стал мотоброневагон «Заамурец», спроектированный начальником военно-дорожного отдела Юго-Западного фронта подполковником Бутузовым. В качестве базы была взята четырехосная железнодорожная платформа «Фокс-Арбеля». На платформу поставили несущий корпус, склепанный на швеллерах и уголках и установленный на двух пульмановских тележках. Толщина брони изогнутых и наклонных поверхностей
составляла 12 мм, вертикальных — 16 мм.
Конструктивно мотоброневагон состоял из трех элементов: концевых пулеметных и наблюдательных отсеков, орудийных отсеков и центрального каземата. Концевые отсеки представляли собой коробку с гранеными потолком и частью стенок. Размеры ее были достаточны для размещения наблюдателя (наблюдение велось через люки со смотровыми щелями) и пулеметчиков.
Два пулемета, стоявшие на вертлюжных станках, имели угол горизонтального обстрела 90° и угол возвышения 15°— 20°. Ленты к пулеметам хранились в ящиках, размещенных
вдоль стен.
Орудийные отсеки находились над тележками, при этом вся орудийная установка размещалась на шкворневой балке в центре тележки. Отсек состоял из двух частей. Нижняя представляла собой прямоугольную коробку. Верхняя, полусферическая, склепанная из 12 секторов, вращалась совместно с орудийным поворотным кругом.
В качестве орудий были выбраны 57-мм береговые пушки Норденфельда, дававшие скорострельность до 15 выстрелов в минуту на открытой площадке и не более 6 выстрелов в минуту в отсеке. Станок пушки имел круговое вращение на шаровом погоне.
Вращение всей орудийной установки, снабженной тормозом и прибором для корректировки плоскости, осуществлялось вручную одним номером расчета.
Обратим внимание, выбор вооружения и для «Хунгуза», и для «Заамурца» свидетельствует о полнейшей тупости русских генералов. Понятно, что сами проектировщики тут ни при чем, они ставили на бронеобъекты то, что разрешало высокое начальство. Те же 57-мм пушки Норденфельда в свое время играли роль пристрелочных орудий в береговых крепостях и были выведены из употребления за полной ненадобностью на основании опыта русско-японской войны. Таким образом, в обоих случаях на железнодорожные бронеобъекты ставилось заведомое старье. И если у 3-дюймовой горной пушки образца 1914 г. была слабая баллистика и дальность стрельбы 4267 м для гранаты и 4160 м для шрапнели, но гранаты и шрапнель можно было брать от 3-дюймовой пушки образца 1902 г., то у 57-мм пушки Норденфельда действие и гранатой, и шрапнелью было очень мало. Так, граната весом 2,76 кг содержала всего 108 г дымного пороха, а шрапнель — 59 пуль диаметром 13 мм. Дальность стрельбы шрапнелью с 8-секундной трубкой всего 2390 м.
Надо ли говорить, что оптимальным вооружением и «Хун-гуза», и «Заамурца» стали бы 3-дюймовые пушки образца 1902 г., а еще лучше — 48-линейные (122-мм) гаубицы (образца 1909 г. или 1910 г. — без разницы).
Замечу, чтобы более не возвращаться, что скорострельность орудий в тесных закрытых и темных помещениях — башнях, спонсонах, казематных отсеках и т.д. — заметно снижается. Кроме того, в помещениях со слабой освещенностью (бронепоездах, танках и т.д.) стрельба шрапнелью становится неэффективной, так как наводчик физически не может различить деления на трубке и соответствующим образом ее установить. Кстати, из-за этого в боекомплекте советских танковых пушек с 1920-х годов шрапнель не состояла.
Но вернемся вновь к броневагону «Заамурец». В центральном каземате размещались бензиновые двигатели «Фиат» и «Флоренция» мощностью 60 л. с. каждый, коробка скоростей, 2 реверсные муфты и карданная передача. Здесь же устанавливалось вспомогательное оборудование: динамо-машина, компрессор, аккумуляторная батарея и вентиляторы.
Для внутренней связи на «Заамурце» имелись телефоны и световая сигнализация (цветные лампочки). Бронемотовагон был оборудован 8 перископами, 2 комплектами дальномеров системы генерала Холодовского и 2 прожекторами.
Изнутри вагон был отделан тепло-, вибро- и звукопоглощающей пробковой изоляцией и имел систему отопления отработанными газами двигателей.
Броневагон имел сравнительно низкий силуэт, броневые листы его корпуса имели большой угол наклона, что обеспечивало в ряде случаев рикошет снаряда. В отличие от паровозов ему не требовалось время на разведение паров, не нужна была вода. Зато при отсутствии угля в топку паровоза летели дрова, а вот бензин было заменить нечем.
«Заамурец» был построен в Одессе и с 19 по 22 октября 1916 г. прошел ходовые испытания. Согласно отчету комисии, мотовагон развивал скорость до 45 верст/час, легко управлялся и преодолевал все подъемы.
19 ноября 1916г. «Заамурец» отправили для показа в Ставку, а затем послали на фронт. Зимой — весной 1917 г. он находился на участке фронта 8-й армии, но использовался в основном как подвижная зенитная батарея. За неимением лучшего, 57-мм орудия, способные вести огонь под углом 60°, могли вести заградительный огонь и пугать «летунов» супостата.
В мае 1917 г. мотовагон «Заамурец» был капитально отремонтирован в Киевских железнодорожных мастерских, а в июне 1917 г. он прикрывал участок в неудачном июньском наступлении русских войск.
Эксплуатация «Заамурца» выявила ряд его конструктивных недостатков, в том числе малый объем помещений внутри орудийных башен. Чтобы устранить это, осенью 1917 г. в Одесских железнодорожных мастерских сферические башни были подняты на специальные броневые барбеты. Кроме того, на башнях установили командирские башенки.
Зимой 1917/18 г. броневагон периодически переходил из рук в руки от местных бандитов до анархистов. В конце концов, «Заамурец» был захвачен в феврале 1918г. командой красного бронепоезда «Свобода или Смерть», которым командовал матрос Андрей Полупанов. Броневагон «Заамурец» прицепили к красному бронепоезду, и он отправился колесить по стране.
В марте 1918 г. броневагон был включен в состав красного бронепоезда № 4 «Полупановцы»,
который отправился на Восточный фронт. Там 22 июля 1918 г. бронепоезд захватили белочехи и переименовали в «ОгШс». Периодически броневагон «Заамурец» действовал самостоятельно под названием «СтШс-1». Чешские офицеры были неграмотней русских генералов и заменили 57-мм «пукалки» на 3-дюймовые пушки образца 1902 г.
От белочехов «Заамурец» попал к японцам, затем к белогвардейцам. А в 1922 г. ох входил в состав Китайской армии, точнее, вооруженных сил «харбинских милитаристов



Импровизированный красный бронепоезд.
На переднем плане 3-дюймовая пушка образца 1900 года.

В 1930 г. мотовагон захватили японцы. Далее след «Заамур-ца» теряется.
Я рассказал лишь о наиболее интересных конструкциях железнодорожных бронеобъектов.
Точное же число бронеобъектов, построенных в России к октябрю 1917г., неизвестно.
Так, только мастерские, подчиненные командованию Юго-Западного фронта, построили 8 бронепоездов. Четыре бронепоезда построены силами Кавказского фронта. В строительстве и эксплуатации одного из них участвовал мой дед Широкорад Василий Дмитриевич. Он окончил Харьковские Высшие Императорские технологические курсы, а в войну служил унтер-офицером железнодорожных войск. Турки боялись наших бронепоездов, так что в особых переделках моему деду участвовать не приходилось. Из дедовых рассказов мне запомнился расстрел из «максимов»... гусей, плававших в горном озере рядом с железнодорожным полотном. В результате команда надолго была обеспечена провиантом.
В целом же в условиях позиционной войны русские, австрийские и германские бронепоезда не сыграли и физически не могли сыграть сколько-нибудь серьезной роли в боях на Восточном фронте.

А.Б.Широкорад. "Чудо-оружие Российской Империи". М., "Вече", 2005.

.
Tags: Первая Мировая война, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments