July 30th, 2010

Дед
  • babs71

Кронштадт. Вокруг докового бассейна.

Воскресная экскурсия помимо посещения фортов "Александр I" и "Константин" включала в себя и прогулку по Кронштадту. Мы осмотрели Петровский док (его фотографии я в свое время уже выкладывал), а затем направились к доковому бассейну, в который сливалась вода из дока:
  
Смотреть дальше...

Документы советской истории

Письмо Нади Артюховой А.С. Енукидзе 08.12.1934г.


Здравствуй, родной тов. Енукидзе!
Твою речь на траурном митинге (прим. памяти Кирова) я слышала по радио и она мне очень понравилась. Когда я слушала по радио, то мне вас было очень жалко - и Кирова, и Сталина особенно. Потому что я всех вас очень люблю. Милый т. Енукидже, когда я вырасту, я буду бороться за дело рабочего класса, как борешься ты и боролся Киров. Милый Авель Сафроныч, я хочу что бы ты жил долго-долго до мировой революции. Когда я услышала, что тов. Сталин целовал Кирова, то мне стало его очень жалко и хотелось плакать, но я не заплакала потому что плакать нельзя, и я решила, что буду исполнять заветы Ленина и Сталина. И научусь обязательно стрелять в буржуев.
До свидания, милый тов. Енукидзе!
Надя Артюхина.

РГАСПИ. Ф 667 оп.1. Д.19 Л.5-506. Подлинник, рукопись.
Charles Hardin Holley

Диссиденты в СССР

Журнал "Большой город" опубликовал занятный материал об отношениях советских спецслужб и диссидентов:

Александр Подрабинек, в советское время — сотрудник службы скорой помощи, автор сборника «Карательная медицина» об использовании психиатрии против инакомыслящих:
«Оружие подбрасывали, это была распространенная практика. Мне, например, как-то раз пытались подбросить пистолет. Это было в ссылке, в Якутии. Приходил знакомый, который, как выяснилось довольно скоро, работал и на них, стучал. Попросил меня спрятать пистолет в детской колясочке — у меня в ссылке родил­ся старший сын. Я отказался, разумеется. Иногда предлагали валюту подержать или поменять, а валюта была запрещена.
В отношении Славы Чорновила — такой был украинский диссидент, много сидевший, — устроили провокацию с участием одной дамы. Она познакомилась с ним в ресторане, когда его послали в командировку в соседний район и он ужинал в гостинице, где поселился. Подсела к нему, завела разговор про украинскую литературу, поэзию. Дама красивая была. Потом они решили продолжить разговор в номере, это была ее инициатива, но он не отказался — насколько я понимаю, никаких романтических намерений у него при этом не было. А потом она в какой-то момент сняла с себя джинсы и начала истошно кричать. Ворвалась толпа милиционеров и людей в штат­ском, и Славу приговорили к нескольким годам лишения свободы за попытку изнасилования».

Еще несколько историй... )