March 4th, 2013

IL4

36. Документы. О людях, их подвигах и не полученных наградах…

Оригинал взят у wlad_ladygin в 36. Документы. О людях, их подвигах и не полученных наградах…
     Это письмо и следующий фрагмент документа из папки историка Сергиенко А.М. с краткой надписью, сделанной красной пастой, «Булыгин». В ней оставшиеся копии документов так и не доведенного до конца дела…
        Весна 1990 года. Письмо командующему Дальней авиации, генералу Дейнекину П.С.

    Collapse )

Комсомольцы против «трясунов – пятидесятников».

Это был первый фильм для Инны Чуриковой и Инны Гулая

Второй фильм для Никиты Михалкова.

И третий фильм для Владимира Ивашова



В 1961 году Хрущев, выступая по телевидению, заверил: "Обещаю, что вскоре мы покажем последнего попа по телевизору!"

Collapse )
Sergent
  • defklo

"В Его Величества... Ново-землянском мушкетёрском". Боевой путь полковника Скалозуба

Один из центральных персонажей комедии Грибоедова "Горе от ума" полковник Скалозуб, что "золотой мешок и метит в генералы" - один из самых неоднозначных персонажей произведения. Не буду сейчас останавливаться на литературном разборе и характере, скажу лишь что википедийный текст - о том, "что свой орден он получил не за военные заслуги — в упомянутый день, 3 (15) августа 1813, боевые действия не велись, стороны сели за стол переговоров. В честь этого события многим солдатам и были розданы медали" меня сильно покоробил.

Собственно, что мы вообще знаем о Скалозубе?
Collapse )
принципиально

Достоевский. На смерть Николая I

Collapse )

Как гаснет ввечеру денница в синем море,
От мира отошел супруг великий твой.
Но веровала Русь, и в час тоски и горя
Блеснул ей новый луч надежды золотой...
Свершилось, нет его! Пред ним благоговея,
Устами грешными его назвать не смею.
Свидетели о нем - бессмертные дела.

Как сирая семья, Россия зарыдала;
В испуге, в ужасе, хладея, замерла;
Но ты, лишь ты одна, всех больше потеряла!...
Collapse )

О, для чего нельзя, чтоб сердце я излил
И высказал его горячими словами!
Того ли нет, кто нас, как солнце, озарил
И очи нам отверз бессмертными делами?
В кого уверовал раскольник и слепец,
Пред кем злой дух и тьма упали наконец!
И с огненным мечом, восстав, архангел грозный,
Он путь нам вековой в грядущем указал...

Но смутно понимал наш враг многоугрозный
И хитрым языком бесчестно клеветал.

Стихи были впервые опубликованы... в 1935 году.
Однако, слухи о том, что Достоевский написал верноподданнические стихи, распространились среди петербургских литераторов и вызвали возмущение и насмешки в передовых кругах. В конце 1855 г. в "Современнике" был опубликован фельетон И. И. Панаева "Литературные кумиры, дилетанты и проч." (С, 1855, No 12, Современные заметки, стр. 235-243), где Достоевский был обрисован в карикатурных тонах.

Жандармы и НКВД:нюансы оперативной практики в сравнении

Возвращаюсь к несколько заброшенной мной теме(хотя материалы по ней я все это время исправно собираю для диссера) о работе органов политического сыска до революции в неком сравнительном контексте с теорией и практикой аналогичных мероприятий в 1930-е годы, проводимыми органами ОГПУ-НКВД в Советском Союзе.

На этот раз я бы хотел привлечь внимание читателей к весьма любопытным отрывкам из воспоминаний генерал-майора Отдельного корпуса жандармов Павла Павловича Заварзина, написанных в эмиграции.

Хочу напомнить, что это нарративный источник, поэтому абсолютизировать подобные свидетельства и делать на них однозначные выводы ни в коем разе нельзя. Более того, в советской практике 1920-х и первой половине 1930-х некая "дореволюционная" инерция по отношению к "политикам" иногда давала о себе знать. Так что это просто индивидуальный пример из репрессивной компании 1905-1907 по контрасту с 1937-1938гг.

Но в любом случае, стереотипный жандармский произвол снискал в советской историографии и публицистике очень много нелестных слов, о полицейщине и диктатуре Романовых (или о том, что под этой полицейщиной понимали не видевшие массовых операций НКВД критики) в общественном сознании живы до сих пор весьма устойчивые стереотипы. А те  штрихи, которые приведу я, надеюсь, помогут взглянуть на проблему адекватной оценки дореволюционного политического сыска чуть глубже и не так одномерно.
На мой взгляд, подобные свидетельства представляю собой ценность именно как некие маячки,по которым можно отследить произошедшие в нашем обществе и правовом поле системные изменения с 1905 по 1937 год.

Итак. Отрывок из книги Заварзина П.П. Жандармы и революционеры : Воспоминания Париж, 1930., главы 9 под названием "Армянка".

Действие происходит в конце революционного 1905 года, в Ростове на Дону, где Заварзин возглавлял в то время охранное отделение . Теракты, многочисленные и систематические убийства лиц исполнительной власти, карательные экспедиции правительственных войск, экспроприации. Время очень неспокойное. Тем интереснее данный отрывок.

Collapse )


 photo WoaVAaSF5UE_zps469e82eb.jpg
ОГУ Государственный архив Липецкой области.

Ф.Р.- 2210, оп.1 дел постоянного хранения УФСБ по Липецкой области.

 83-летний, слепой на один глаз  старик высказывал террорестические намерения против вождя ВКП(б). Представлял прямую угрозу для социалистического общества перед великой войной, не иначе.

В одном случае, женщину-революционерку в  очень неспокойном 1905 году, когда представителей власти разных уровней убивали в буквальном смысле сотнями, не арестовывают из-за возраста, хотя по оперативным данным и по результатам обыска ей светила как минимум каторга за транзит и хранение оружия для революционных целей, во втором случае, в 1937 году, когда не было никаких массовых убийств милиционеров и даже кулацкого террора, 83-летнего подслеповатого старика отправляют на тот свет ради выполнения плана по, мягко скажем, странному обвинению.

Насколько показательны подобные примеры, адекватно ли вели себя жандармы,- судить читателю.

"Красивые дамы в маленьких шапочках набекрень"

Оригинал взят у fon_eichwald в "Красивые дамы в маленьких шапочках набекрень"
Анна Потоцкая, дочь графа Тышкевича, внучатая племянница короля Станислава Августа и невестка Станислава Костки Потоцкого, вспоминает о временах своей ранней юности (она родилась в 1779 году):

"...Сначала мы проводили зиму в Варшаве, но после 1794 года, то есть после отъезда короля в Петербург, мы уже не покидали замка. Я очень хорошо помню революцию, происшедшую в продолжение последней зимы, проведенной в Варшаве: как мы прятались в подвалах во время сильной перестрелки на улицах, потом пешком пробрались через краковское предместье, усеянное трупами, чтоб достигнуть до замка, в котором находился король.

С этого дня до взятия русскими Праги мы не покидали замка, но все, что тогда произошло, не сохранилось в моей памяти, и я смутно припоминаю, что мать возила меня однажды в лагерь Костюшки, где красивые дамы в маленьких шапочках набекрень возили в тележках землю для постройки укреплений. Утром и вечером старая нянька заставляла меня молиться, чтоб Бог благословил наше оружие, и я повиновалась, не вполне сознавая, что происходило, и не понимая, почему надо было призывать гнев Божий на хорошеньких русских офицеров, которые гарцевали на прекрасных конях. Когда произошла краковская резня, мои глаза открылись, и я ощутила впервые те патриотические чувства, которые передала моим детям"...

Прекрасно написано.