October 9th, 2013

Документы против «обличительного» мифа о Второй Мировой Войне


В нашем общественном сознании прочно укоренился миф о том, что тяжёлые потери, которые понесли советские войска при форсировании Днепра осенью 1943 года, были якобы вызваны стремлением во что бы то ни стало освободить Киев к 7 ноября – годовщине Октябрьской революции.
«Торопились к празднику и губили людей», - твердят по этому поводу профессиональные либералы-обличители.
Форсирование Днепра действительно стоило Красной Армии тяжёлых потерь. Только вот вопрос: при чём здесь 7 ноября?
Двадцать первого сентября 1943 года вышли на Днепр и на следующий день с ходу форсировали его войска 13-й армии Центрального фронта в районе Чернобыля. Такого же успеха добились войска Воронежского фронта в районе Великого Букрина. К концу сентября 1943 года советские войска повсеместно достигли Днепра и захватили 23 плацдарма на правом берегу.
До праздника 7 ноября оставалось больше месяца. И ставить войскам задачу – взять Киев к празднику – никто не собирался.

Полностью, если интересно

Кто же всё-таки распространяет этот бред, о том, что Киев к 7 ноября брали, а Берлин к первомаю.
У нас страной не идиоты правили... Даже обидно как-то...

А. С. Марков. Ульяновы в Астрахани. 1983

Ульяновы в Астрахани

А. С. Марков. Ульяновы в Астрахани. - Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1983. - 112 с.

На основе архивных материалов писатель рассказывает читателям о предках Владимира Ильича Ульянова-Ленина, о жизни Ульяновых в Астрахани.

Скачать: http://yroslav1985.livejournal.com/120352.html
aquila

Голубой отец красной дипломатии


Члены коллегии НКИД Максим Литвинов, Георгий Чичерин и Лев Карахан. 1923 г.




Георгий Васильевич Чичерин родился в 1872 г. в дворянской семье, имевшей давние традиции дипломатической службы. После непродолжительного обучения в Тамбовской губернской гимназии Чичерин переехал в Петербург и поступил там в 8-ю мужскую гимназию, где произошло его знакомство с будущим знаменитым поэтом Михаилом Кузминым, ставшим на долгие годы его ближайшим другом. Молодых людей объединила не только любовь к искусству, но и общие сексуальные предпочтения: «Довольно хорошо известно, что Чичерин, подобно Кузмину, был гомосексуалистом, и, по всей вероятности, отчасти этим были вызваны его продолжительные пребывания в различных германских нервных клиниках» (Николай Богомолов, Джон Малмстад. Михаил Кузмин. СПб., 2007. С. 37-38).
Collapse )
Несмотря на чрезвычайную загруженность работой наркома Георгий Васильевич по-прежнему старался находить время и для своих слабостей. Борис Бажанов, бывший личным секретарём И.В. Сталина в 1923-1928 гг., в своих воспоминаниях свидетельствует: «Чичерин и Литвинов ненавидят друг друга ярой ненавистью. Не проходит и месяца, чтобы я получил “строго секретно, только членам Политбюро” докладной записки и от одного, и от другого… Литвинов пишет, что Чичерин – педераст, идиот и маньяк, ненормальный субъект, работающий только по ночам, чем дезорганизует работу наркомата; к этому Литвинов прибавляет живописные детали насчет того, что всю ночь у дверей кабинета Чичерина стоит на страже красноармеец из войск внутренней охраны ГПУ, которого начальство подбирает так, что за добродетель его можно не беспокоиться».

В конечном счёте записки Литвинова достигли своей цели. В 1928 г. Чичерин сдал ему дела, а сам отправился на лечение в Германию, откуда, однако, спустя два года был насильно возвращён в СССР в тяжелом состоянии из-за опасений Сталина по поводу того, что он станет невозвращенцем. Тогда же, в 1930 г., Чичерин был формально уволен с поста главы наркомата. Ему ещё довелось стать свидетелем раскрытия чекистами в 1934 г. «заговора гомосексуалистов» в наркоминделе, по которому в числе прочих был арестован его любимец – глава протокола НКИД Дмитрий Флоринский. Умер «голубой нарком» в 1936 г., немного не дожив до массовой зачистки фактически созданного им наркомата, в ходе которой были расстреляны его бывший заместитель Лев Карахан и другие ближайшие сотрудники.
smv

Соавторы Бутми

   До сих пор труды Г.В. Бутми, являющиеся памятниками русской антисемитической и антимасонской мысли нач. XX в., вызывают нервную реакцию не только у отдельных лиц, но и у Верх-Исетского суда г. Екатеринбурга. Очевидно, что в таких неблагоприятных условиях (тем более, что книги Бутми стали библиографической редкостью еще при старом режиме, во времена СССР) не может не возникнуть ошибочных мнений. Так, в статье о Бутми в свободной русской энциклопедии «Традиция» утверждается:Collapse )
Жизнь

Возник такой вопрос

Есть ли принципиальная возможность установить, какой военный хирург делал операцию конкретному раненому во время Великой Отечественной? Фамилии прооперированных как-то фиксировались в каких-то документах? Или по документам этого узнать нельзя?
Есть даже предположение о фамилии хирурга, но трудно сказать, насколько оно обосновано.