October 31st, 2019

Открытие академиком Фоменко Тартарии в 2000 году

В очень долгой дискуссии с пропагандистом Новой Хронологии, с рытьем источников, нырянием в веб-архивы и пр., которая велась здесь, были выяснены, наконец, время и обстоятельства появления в рунете Тартарии. Продукта интернет-эпохи, нынче целенаправленно вбрасываемого всем и везде.

До этого считал, что открыл Тартарию - "империю русов" и т.д. Левашов в 2004 году. Единичные же упоминания доинтернетной эпохи, изредка встречавшиеся, всего лишь перевод слова "Татария". Что никогда и не скрывалось книгоиздателями. Это, например, страницы одной книги с параллельным переводом.




Но в диспуте с пропагандистом трудов Фоменко пришлось признать приоритет Фоменко и удревнить историю Тартарии на 4 года. Истина дороже, спасибо ему! Итог диспута вылился в два обширных комментария, которые я и привожу здесь в виде поста.

Collapse )

ruka

М.О. Меньшиков о трудовом органе женщины

Энгельгардт Н.А. Из дневника. // Новое Время. СПб., 1898. №8129, 14 (26).10, с. 3.

   «Вопросы желудка», материальные злобы и язвы отодвинули за последнее время в русской журналистике «вопросы о душе»; «нео-марксисты» заглушили было «нео-романтиков»; однако оба течения продолжают в равной мере интересовать молодежь, чему доказательством обилие ея на заседаниях Философского общества.
   В публицистике «вопросы о душе» избрал своею специальностью г. Меньшиков. И не без успеха. В самом деле, надо же кому-нибудь отвечать и на такие вопросы: что лучше — добро или зло? Не безнравственно ли пить молоко, лишая этим коровьих детей предназначенной им судьбою пищи? Материален ли адский пламень? Надо ли снабжать детей метрическими свидетельствами и не назвать ли новорожденного младенца просто Автономом? И что такое душа? Какая она? И сколько весит? И какого цвета? И есть ли она в пустой груди современного человека?
   Раз такие и подобные вопросы интересуют известную часть общества, раз их задают себе люди,— а их не только задают, ими мучаются, ими живут,— то должен же кто-нибудь в журналистике ставить их на очередь и, по мере сил, разрешать?
   И г. Меньшиков ставит. Ставит смело, ребром, не смущаясь их наивностью, и решает резко, безповоротно: да, добро лучше зла! Да, порок должен быть наказан! Да, адский пламень хотя и духовен, составляя только «тень огня», его платоническую идею, но жжет похуже физического!
   И читатели благодарны г. Меньшикову. Он имеет успех, повидимому. Collapse )