April 22nd, 2020

Ротные командиры 2-х Сибирских пехотных командного состава курсов РККА. 1921 год. г. Томск


Фото: Ротные командиры 2-х Сибирских пехотных командного состава курсов РККА. 1921 год. г. Томск


Отлично видны первые нарукавные знаки РККА (фото кликабельно):


Collapse )
  • prajt

Самая большая любовь маршала

Среди зноя и пыли
Мы с Будённым ходили
На рысях на большие дела.
По курганам горбатым,
По речным перекатам
Наша громкая слава прошла.

Алексей Сурков.1935


О Семене Михайловиче Буденном можно говорить долго— Маршал Советского Союза, трижды Герой Советского Союза и одновременно полный георгиевский кавалер, трижды Народный герой, награжденный Почетным революционным оружием и еще много, много... А можно сказать о нем коротко : кавалерия и лошади были смыслом его жизни. Наверное, иначе не могло быть: Семен Михайлович Буденный родился и вырос на хуторе Козюрин Сальского округа области Войска Донского (современная Ростовская область). Он, как все дети с пеленок окунулся в атмосферу любви и уважения к коню — ратному товарищу и кормильцу одновременно.

Семен Михайлович Буденный. (1883-1973)

[Дальше...]
Буденный не помнил, когда впервые сел в седло — казалось, он всегда умел ездить верхом. Его односельчанин Константин Федорович Новиков вспоминал: «Семен с малых лет любил лошадей. На масленницу у нас обычно устраивались соревнования — надо было на всем скаку поднять с земли фуражку и надеть ее на голову, пролезть на галопе под живот лошади и сесть с другой стороны. Семен всегда здесь был первым». В 1903 году в возрасте 20-ти лет Буденного призвали в армию, и он попал в 46-й Донской казачий полк. В полку он показал себя способным наездником, и вскоре его командировали в Петербург на годичные курсы Высшей офицерской кавалерийской школы, где Семен Михайлович учился искусству верховой езды у самого Джеймса Филлиса, оказавшись одним из лучших в своем выпуске. Он получил право продолжить обучение, но был вынужден вернуться на службу в часть. Год учебы принес свои плоды — Буденный стал настоящим мастером верховой езды, выезжал лошадей для офицеров полка, первенствовал на регулярных смотрах в вольтижировке, джигитовке, прыжках через лошадь — мог «перемахнуть» сразу через шестерых. Всю свою жизнь соблюдал Семен Михайлович «кодекс поведения» по отношению к лошади, сложившийся в годы юности и службы в частях царской армии под влиянием казачьих и кавалерийских традиций.




Сын Буденного, Михаил Семенович, вспоминает: «Главным в общении с лошадью отец считал любовь к ней, умение чувствовать и понимать коня. —«Тот, кто не любит лошадь, никогда не научится на ней ездить» — часто говорил он». Буденному было чуть больше тридцати, когда наступили годы, оставлявшие мало места для любви и искусства верховой езды — началась Первая Мировая война, потом революция и, наконец, Гражданская. С первых месяцев Гражданской войны Семен Михайлович встал во главе кавалерийских соединений, а позже командовал им же созданной Первой Конной армией. Будучи смелым, решительным и одновременно добрым, вдумчивым человеком, он пользовался уважением, как своих сторонников, так и противников. Имя Буденного часто встречается в исторических записках генералов Белой гвардии П.Н.Врангеля, А.И. Деникина, П.Н.Краснова — они с удивлением отмечали его удачи на полях сражений. Сохранилось интересное описание Буденного, ходившее среди белоказаков, против которых он воевал на Дону: «Усы черные вразлет, сам ростом не больно здоров, но кряжист. Главное — конь у него приметный. Буланый, с черным ремнем по спине, хвост черный, а грива — вороново крыло, аж в зелень отдает. Рубашка у коня редкая, всякому известная — кому же еще быть? Буденный.»




В тех же краях, на Дону, в 1918 году казаки подарили Буденному лошадь по кличке Казбек, ставшую лучшей в его жизни. Впоследствии Семен Михайлович вспоминал о нем: «Я с благодарностью принял подарок: какой же кавалерист откажется от такой великолепной — я то уж знаю!— лошади? Жаль не встречался я больше с тем казаком, а то еще 100 раз сказал бы ему спасибо за Казбека. На этом жеребце я отвоевал всю гражданскую, верой и правдой он служил мне до самой своей смерти. Он стал главной лошадью в моей кавалерийской жизни, хотя я ездил на многих ( во время гражданской войны под Буденным было убито шесть лошадей). К сожалению, лошадиный век гораздо короче человеческого. Вторым, почти столь же любимым, стал Софист. Но Софист — для мира, для праздника, он нервен и пуглив. А Казбек — под пули, под шашки, в огонь и в воду. Мы ведь и людей на эту чашу весов бpocaeм». В боях Казбек был не раз ранен. После окончания войны Буденный всегда держал его при себе. В 1924 году, став инспектором кавалерии и переехав в Москву, привез с собой и Казбека. Конь до последних своих дней служил Семену Михайловичу и пал в возрасте 18 лет. Сразу после окончания гражданской войны Буденный принялся по крупицам собирать ценных породистых лошадей, разбросанных войной по всей России. Он понимал, что войны нанесли огромный вред коневодству, под угрозой исчезновения оказались целые породы.




Буденный не получил в юности систематического образования, но благодаря самостоятельному обучению и большому практическому опыту был известен в те годы как большой знаток лошадей и коннозаводства. К тому же он, овеянный боевой славой, пользовался определенным влиянием, которое с успехом использовал на благо кавалерии и коневодства. Еще в военные годы Буденный присматривался ко всем лошадям, попавшим в поле его зрения. Опытным взглядом конника он узнавал в истощенной, грязной лошади породу, беседовал с хозяином приглянувшегося животного, и если конь действительно был породистый, сразу менял его на обозную лошадь и старался незамедлительно переправить на один из военных конных заводов, за работой которого наблюдал. Сам Семен Михайлович часто вспоминал одну историю: «Как-то встретился нам под Полтавой ассенизационный обоз. Лошаденки так себе, еле тащатся. Смотрю я на них и вижу: один конь, хоть и грязный, в теле плохом, но породистый. Соскочил с лошади, подхожу к хозяину. — Что за лошадь? Как она к вам попала? — понимаю, что никак она ему принадлежать не может. — Да белые дали, — отвечает. — Взамен моей. У нее тавро — царская корона. Опасались видно, что лошадь с таким знаком у них отберут. Приподнял он сбитую спутанную белую гриву, а под ней действительно выжжены короны. Я говорю: — Давайте и мы поменяемся. Дали ему взамен двух лошадей».




Корона,обнаруженная под гривой, была клеймом завода Султан-Гирея, где растили арабских лошадей. Найденная лошадь оказалась племенным арабским жеребцом Ценителем. В двадцатом году бойцы конной армии в качестве трофея взяли полубрата Ценителя — белоснежного Цилиндра, захваченного Врангелем на государственном Стрелецком заводе. Врангель собирался въехать на Цилиндре в освобожденную от большевиков Москву — «на белом коне». Впоследствии оба жеребца стали родоначальниками терской породы. Лучшим памятником Семену Михайловичу Буденному стала буденновская порода. Работы по ее созданию проводила большая группа селекционеров, во главе которых стоял сам Семен Михайлович. На военных конных заводах, находившихся под его контролем, велась работа и по выведению терской породы. Работа над этими породами заняла около 20-ти лет. В послевоенные годы при содействии Буденного было возобновлено издание журнала «Коневодство и конный спорт», в течение нескольких лет он был его главным редактором. Под его руководством журнал из двухнедельного стал ежемесячным, увеличил свой печатный объем и тираж, стал более массовым. В 1967 году за активную работу в журнале Буденный был награжден золотой медалью ВДНХ.

Товарищ Буденный в полной боевой готовности



Нельзя забывать и другое — Буденный стал «отцом» советского конного спорта и был его бессменным покровителем не один десяток лет. В 1922 году именно Буденный призвал кавалеристов активно заниматься конным спортом. Для начала было решено организовать 100-верстный (чуть больше 100 км) конный пробег с заключительной скачкой на Ростовском ипподроме. В пробег вместе с группой командиров отправился и Семен Михайлович. Через год в Первой конной армии вновь прошли соревнования, после которых был организован Центральный конноспортивный комитет Красной Армии, председателем которого стал, конечно, Буденный. 8 1925 году по его же инициативе прошли 1-е Всеармейские конноспортивные соревнования, а в 1929 году открылась одна из первых конноспортивных школ «ОСОВИАХИМа» — школа для гражданских лиц. Конный спорт в молодой Стране Советов становился невероятно популярен. Буденный не уставал повторять, что хорошее развитие конного спорта необходимо для укрепления кавалерии. В беседе с детьми Семена Михайловича— Ниной Семеновной и Михаилом Семеновичем — я не удержалась и спросила: «Не слишком ли большую роль уделял Семен Михайлович кавалерии в разгар технической революции, на пороге войны с гитлеровской Германией?




Почему в известных нам учебниках истории он выглядел убежденным противником механизации войск и поддерживал дальнейшее развитие и укрепление кавалерии?» «Вы не хуже меня знаете, как часто меняют мнения наши учебники истории, — ответил Михаил Семенович Буденный. — Собственно говоря, спора, что лучше, танки или конница, не было. Отец был реалистом и понимал, что время кавалерии проходит, она отживает свой век. Но понимал и другое - в предвоенные годы создать большую техническую армию нет возможности, а большая развитая кавалерия — вот она, готова. Опыт показал, что не во всем он ошибался — во время обороны Москвы в 45-ти градусные морозы техника часто вставала, попросту замерзала, и единственными мобильными подразделениями оставалась конница». В 1956 году было принято решение о ликвидации кавалерии как рода войск. Все бы ничего - и Семен Михайлович, и другие кавалеристы понимали, что конница утратила свое военное значение, но беда была в другом: кавалерию не просто упразднили — стерли практически все, что с ней связано — кавалерийские школы, даже самих лошадей.




Опытные офицеры-конники, которые могли составить элиту конного спорта, были досрочно отправлены на пенсию. Военные заводы и фермы преобразовали в овцеводческие и зерновые совхозы, а лошади... Большую часть поголовья, независимо от возраста и племенной ценности, перегоняли на бойни. Целыми табунами отправляли донских и буденновских лошадей на убой или для работы на лесозаготовках, на бойню шли ахалтекинцы, латвийские упряжные лошади, было вырезано целиком поголовье чистокровных верховых лошадей Ессентукинского завода. За 11 лет «выбили» на мясо более 7 миллионов голов преимущественно верховых лошадей. В столь трудные для коневодства годы Семен Михайлович никак не мог помочь конникам - к этому времени ему уже исполнилось 75 лет, он давно не занимал ответственных постов, и его мнение было мнением почетного, но частного лица. Все, что он мог, это вместе с единомышленниками угонять с заводов обреченные на смерть табуны и прятать их в донских степях в известных только им оврагах и балках. Не раз приходилось совершать ему такие «противоправные» действия.




Правда, после ликвидации кавалерии не без его участия был сохранен конноспортивный дивизион ЦСКА, который ныне занимает базу на улице Дыбенко в Москве, и кавалерийский полк Мосфильма — «Надо же кому-то будет в кино на лошадях сниматься!» - с большой долей лукавства пояснял он. В последние годы жизни Буденный продолжал уделять много внимания конному спорту. На одном из публичных выступлений в 1965 году он говорил: «Ни в одной стране мира нет таких благоприятных условий для развития конного спорта, как у нас в СССР. Но, к сожалению, мы не все делаем для того, чтобы использовать имеющиеся у нас возможности для развития этого спорта, для повышения мастерства советских всадников...». До конца жизни с ним рядом были лошади. На даче Семена Михайловича в подмосковной Баковке была устроена конюшня на семь лошадей. На лето он брал лошадей из кавполка и выезжал их сам, а когда перестал ездить верхом, то наблюдал за всадниками со скамейки, давал советы. Частенько бывал на Центральном Московском ипподроме в одной и той же ложе — «ложе Буденного», любил смотреть скачки.

Буденный и Софист



Последней лошадью Буденного стал жеребец «его», буденновской породы, по кличке Софист. Конь был рожден в 1945 году, подготовлен Павлом Михайловичем Туркиным и подарен Семену Михайловичу вскоре после войны. Окружающие не уставали удивляться необыкновенной привязанности Софиста к Семену Михайловичу: «Конь чувствовал приближение Буденного, когда тот еще шел по двору: не видя хозяина, конь прядал ушами, радостно ржал. Семен Михайлович подходил к своему любимцу, как к человеку, что-то нежное шептал ему на ушко, а тот, положив голову на плечо хозяина, слушал его. Ласково поглаживая голову и шею коня, Семен Михайлович угощал его сухарями или морковкой. Конь, мягко уткнувшись носом в хозяйскую ладонь, замирал, чуть-чуть кося глазом. Потом он послушно и четко выполнял команды, подавал поочередно ноги, опускался на колени, ходил за своим хозяином, как ребенок за матерью», — рассказывал один из знакомых Буденного.

Буденновский Софист исполняет испанский шаг под седлом Григория Тимофеевича Череда,
заслуженного тренера РСФСР, заслуженного мастера спорта СССР.
Горки Х, дача маршала СССР С.М.Буденного.



В последний раз в своей жизни Семен Михайлович садился в седло в возрасте 87-ми лет именно на Софиста. Конь прожил 33 года, пережив хозяина на пять лет. После смерти Буденного Софист жил на конюшне Московского конного завода, где пал в 1978 году. Образ любимого коня Буденного увековечен в памятнике М.И. Кутузову, установленному в Москве перед музеем-панорамой «Бородинская битва» — Софист служил моделью скульптору Н.В. Томскому, автору конной статуи Кутузова. Семен Михайлович Буденный ушел из жизни в 1973 году в возрасте 90 лет и был похоронен у Кремлевской стены. Пусть память о нем сохранится чистой и светлой, не запятнанной столь любимыми нами переоценками собственной истории. А для нас, конников, пусть останутся в памяти его слова, сказанные в беседе со старыми донскими казаками: «Нет на свете более благородного животного, нежели лошадь. Научите молодежь любить коня...»

Памятник М.И. Кутузову, в котором увековечен Софист, конь Буденного




Источник: http://www.goldmustang.ru/magazine/heroes/people/368.html