May 1st, 2020

  • id77

Ровно 60 лет назад в 8-53 по Московскому времени был сбит Lockheed U-2.

Здравствуйте уважаемые.

В 08:53 при пролёте близ села Косулино и в районе Верхне-Сысертского водохранилища самолет U-2 под управлением пилота Гарри Пауэрса был сбит ракетой ЗРК С-75 2-го дивизиона 57-й зенитной ракетной бригады расчётом под командованием майора Михаила Воронова.


Взорвавшись позади самолёта, ракета осколками поразила хвостовое оперение и двигатель самолёта, после чего U-2 начал падать.
Collapse )
  • prajt

Храм Святого князя Александра Невского в г. Бизерта

История русской православной общины в Тунисе начинается с 1920 года, когда из Константинополя в тунисский порт Бизерта пришли 35 русских военных кораблей, команда которых отказалась служить большевистскому режиму в России. После эвакуации из Крыма в Константинополь количество и состав экипажей боевых единиц Российского Черноморского Императорского Флота уже не соответствовали его названию и потому Черноморский Флот приказом командующего от 21 ноября 1920 года был переименован в Русскую эскадру. 1 декабря 1920 года Совет Министров Франции согласился принять Русскую эскадру в порту Бизерта (Тунис).


[Дальше...]

После кратковременного пребывания в Константинополе Русская эскадра совершила героический переход в тяжелых погодных условиях и к середине февраля 1921 года прибыла в Бизерту — 33 корабля, включая два линкора «Генерал Алексеев» и «Георгий Победоносец», крейсер «Генерал Корнилов», вспомогательный крейсер «Алмаз», 10 эскадренных миноносцев, четыре подводные лодки и еще 14 кораблей меньшего водоизмещения, а также корпус недостроенного танкера «Баку».
С более чем шестью тысячами русских людей -офицеров, нижних чинов и членов их семей на борту. Вместе с ними прибыли 13 православных священников.


Среди священников выделялся отец Георгий Спасский, который, согласно французским архивам, уже с 1921 года начал переписку с властями Франции, осуществлявшей протекторат над Тунисом, об оформлении русского православного прихода. Церковные службы проходили на специально оборудованной для этих целей палубе линейного корабля « Георгий Победоносец» и в созданном неподалеку от Бизерты, в местечке Джебель Кебир на базе французского военного форта, Морском корпусе, который просуществовал пять лет, выпуская гардемаринов.

В 1924 году с признанием Францией Советской России, русские корабли перешли в собственность метрополии. Бывший начальник штаба Русской эскадры в Бизерте контр-адмирал А. Тихменев писал: « В далекой Бизерте, в Северной Африке, где нашли себе приют остатки Российского Императорского Флота, не только у моряков, но и у всех Русских людей дрогнуло сердце, когда в 17ч. 25м. 29 октября 1924 года раздалась последняя команда « На Флаг и Гюйс» и спустя одну минуту - «Флаг и Гюйс спустить». Тихо спускались флаги с изображением креста Святого Андрея Первозванного, символ Флота, нет - символ былой, почти 250-летней славы и величия России». В 1925 году в Тунисе оставалось уже не более 700 русских. Остальные разъехались по всему миру.

Особенно торжественно был отмечен приход флагманского старого трехтрубного крейсера «Генерал Корнилов».
Это был тот самый «Очаков», с которого в далеком 1905 году руководил Севастопольским революционным восстанием лейтенант Шмидт.
Командующий эскадрой адмирал Кедров со своим штабом стоял на мостике крейсера и приветствовал каждое русское судно, уже стоявшее в порту.



Часть русской общины еще ранее перебралась в тунисскую столицу, где в снятом приблизительно в 1922 году доме N 60 на улице Зешегз было оборудовано помещение для церкви, получившей название Воскресения Христова. Сюда привезли иконостас и церковную утварь с кораблей. Служил Отец Константин Михайловский, проживавший с семьей в этом же доме.
Корабельная церковь на «Георгие Победоносце», где до спуска Андреевского флага служил Отец Иоаникий Полетаев, была перенесена в снятую бизертскую квартиру на улице Апри, в одной из комнат которой и происходили службы.
Православный церковный приход, образовавшийся в Тунисе, формально находился под опекой Русской Православной Зарубежной (Карловацкой) Церкви, вначале обосновавшейся в Сербии, а затем в США в Нью-Йорке.

В начале 30-х годов корабли Русской эскадры, переданные французам, пошли на слом. Оставшиеся в Бизерте россияне вынашивают идею о строительстве церкви в память об эскадре. В этих целях создается оргкомитет в составе адмирала Беренса А. М. (председатель), адмирала Ворожейкина С. Н., капитана первого ранга Гильдебранта Г. Ф., капитана-второго ранга Рыкова И. С. и старшего лейтенанта Манштейна А. С. Погибший в Бозе и покоящийся на бизертском кладбище старший лейтенант был отцом поныне здравствующей и проживающей в Бизерте А. А. Ширинской (урожденной Манштейн), попавшей сюда восьмилетней девочкой в 1920 году на борту миноносца «Жаркий» под командой своего родителя.

Церковь св. благв. вел. кн. Александра Невского. Бизерта, Тунис. 2006.Фотография С. Левошко.




В 1936 году получено разрешение французских властей на строительство храма. В январе 1937 года за счет «Культовой ассоциации православных Бизерты» был приобретен земельный участок в на улице Ниццы (rue de Nice), рядом с железнодорожной станцией.
На основании решения муниципалитета N 230 от 11 сентября 1937 года в Бизерте начинается строительство каменного храма во имя св. Александра Невского – первой русской церкви, возведенной на территории Африки. Здание строилось по проекту и под руководством военного инженера – полковника императорской армии Н. С. Сухаржевского. Торжественная закладка храма состоялась 10 октября. Строительные работы завершились через год, торжественное малое освящение храма отцом Константином Михайловским состоялось 10 сентября 1938. В 1939 была окончена внутренняя роспись церкви.
25 января 1937 года специальным указом разрешено создание Ассоциации православных Бизерты, устав которой был утвержден 28 февраля 1938 года.

Первым настоятелем храма, освященного в честь святого Благоверного Великого Князя Александра Невского, был протоиерей Иоаникий Полетаев.
Как отметил контр-адмирал А. Тихменев, «... там, в Бизерте сооружен скромный Храм-Памятник последним кораблям Российского Императорского Флота, в нем завеса на Царских Вратах-Андреевский стяг, в этом Храме-Памятнике мраморные доски с названиями кораблей эскадры. Храм этот будет служить местом поклонения будущих русских поколений».
Сразу же после освящения в храм передали на постоянное хранение исторический Андреевский флаг с линкора «Георгий Победоносец». В архитектурном украшении церкви было использовано много предметов с линкора «Генерал Алексеев». Купивший судно инженер и купец А. П. Клягин передал Комитету по сооружению храма-памятника корабельные якоря, люстры и мраморные плиты.


Мемориальная доска на фасаде церкви. 2006.Фотография С. Левошко.



Небольшой пятиглавый храм был сооружен в стиле русских церквей XVII века (в традициях суздальских и вологодских земель) и стал единственным храмом-памятником Черноморской эскадры российского флота. На правой внутренней стене церкви установили таблицу с названиями 33 боевых русских кораблей, пришедших в 1920 в Бизерту, а через несколько десятилетий – и мемориальные доски с именами морских офицеров русской эскадры. В Александро-Невский храм были переданы старинные иконы с кораблей (в том числе образа Христа Спасителя, Божией Матери, святых Константина и Елены с линкора «Георгий Победоносец»), различные флотские реликвии и документы. Вместо алтарной завесы на Царских вратах повесили Андреевский флаг, сшитый женами и вдовами моряков; подсвечниками первоначально служили снарядные гильзы.

Ограда перед фасадом церкви. 2006.Фотография С. Левошко.



Фрески на стенах церкви, отдельные иконы и почти все храмовые украшения были выполнены самими прихожанами и членами клира. Иконы иконостаса и фигуры двух евангелистов в верхней части свода были выписаны художником Г. Чапегой, малые иконы иконостаса – В. Н. Зверевым, икону в киоте святого благоверного великого князя Александра Невского написал сын директора Морского корпуса вице-адмирала А. М. Герасимова В. А. Герасимов, икону «Тайная вечеря» – Г. М. Янушевский, крест над киотом – старший лейтенант А.С. Манштейн (он же сделал большинство киотов). Во второй половине 1940-х архитектор М. Ф. Козмин написал образы еще двух евангелистов в верхней части церковного свода. Входную дверь храма в первой половине 1950-х оформил его тогдашний настоятель протоиерей Иоанн Малиженовский, а решетку церковной ограды сделал многолетний председатель приходского совета М. В. Михайлов. В храме проходили прощальные церемонии по кораблям эскадры, здесь отпевали российских моряков, прежде чем проводить их на бизертское кладбище.

В ноябре 1942 церковь сильно пострадала от бомбардировок англо-американской авиации, которым подвергалась военно-морская база Бизерта. После войны восстановление церкви стало одной из важнейших задач русской колонии Туниса. Французское правительство ассигновало на ремонт 957 тыс. франков, остальные суммы, до полутора миллионов, были собраны среди верующих. Руководил реставрационными работами русский архитектор М. Ф. Козмин, приехавший в Тунис в 1946. Торжества освящение церкви после завершения восстановления состоялись 5-6 ноября 1949. На торжествах присутствовали представители правительства, бея, морского военного командования и главнокомандующего французскими войсками в стране. Игумен Феодосий передал в храм новый антиминс, освященный Первоиерархом РПЦЗ митрополитом Анастасием, а также присланный из Афин комплект святых икон. Рядом с восстановленным храмом был построен дом для настоятеля. В конце 1950-х храм вновь потребовал ремонта, во время которого архимандрит Пантелеимон (Рогов) лично расписал церковь фресками.

Интерьер церкви. 2006. Фотография С. Левошко.


Таблица с названиями 33 боевых русских кораблей, пришедших в 1920 в Бизерту. Слева и справа от нее - мемориальные доски с именами морских офицеров русской эскадры и командующему Русской черноморской военной эскадрой в Бизерте в 1920-1924 годах контр-адмиралу Михаилу Беренсу.



25 января 1937 года специальным указом разрешено создание Ассоциации православных Бизерты, устав которой был утвержден 28 февраля 1938 года.

После II мировой войны начался сбор средств на строительство православного храма в тунисской столице. Большая часть поступила от русских эмигрантов-родственников различных морских чинов. В 1953 году получено разрешение, а в октябре того же года заложен первый камень на строительстве церкви Воскресения Христова. Под камень помещена частица мощей священномученика Киприана, епископа Карфагенского, знаменитого распространителя христианства на тунисской земле в III веке. С июня 1955 года получает право на существование Православная ассоциация церкви Воскресения в Тунисе. В июне 1956 года строительство церкви завершено, а в июле состоялось торжественное освящение тунисского храма, которое совершил Преосвященный Иоанн, епископ Шанхайский. В церковь переносятся иконы и утварь из бывшего церковного помещения на улице Зешег.

Ассоциации русских православных христиан получают купчую и дарственную на земельные участки под церквями Александра Невского и Воскресения в Бизерте и Тунисе вначале от французских властей, а после признания Францией независимости Туниса 20 марта 1956 года их право на владение участками подтверждается и указами первого президента Туниса Хабиба Бургибы.

Интерьер церкви. фрагмент.2006. Фотография С. Левошко.



После провозглашения независимости большинство русских, имевших французское подданство, вынуждено переехать, во Францию. В начале 60-х годов русская колония в Тунисе представлена всего несколькими семьями. В Бизерте проживали лишь две семьи - Ширинских и Иловайских. Настоятели храмов покидают Тунис. Остро встает вопрос о содержании церквей и сохранении их имущества. В ответ на тревожные письма Иловайского И. О. секретарь Архиерейского Синода Русской Зарубежной Православной Церкви, епископ Григорий сообщает из Нью-Йорка, что Синод постановил поручить Преосвященному Архиепископу Антонию Женевскому и Западно-Европейскому направить кого-либо из его священнослужителей в Бизертудля выяснения положения на месте.

Секретарь Архиерейского Синода также предлагает рассмотреть возможность передачи наиболее памятных и ценных церковных предметов на хранение в музей Русской Зарубежной Православной Церкви в Свято-Троицкий монастырь в США. Архиепископ Антоний Женевский способен лишь выразить сочувствие. В своем письме в феврале 1989 года он поддерживает намерение взявшей к тому времени на себя ответственность за русское наследство в Тунисе А. А. Ширинской-Манштейн зарегистрировать приходящие в упадок церкви как памятники истории в надежде получить средства на их ремонт. Но ее обращение к властям остается без ответа. Приезд в Тунис из Нью-Йорка архиепископа Аавра также оказался безрезультатном.




Начиная с 1963 года оба прихода в Тунисе и Бизерте лишь один-два раза в году обслуживал греческий священник Александрийской Патриархии из греческого православного собора в столице. Тем не менее, количество прихожан стало постепенно увеличиваться за счет женщин из России и других республик СССР, вышедших замуж за тунисцев, получивших образование в советских вузах. Многие из них вступили в Православные ассоциации Туниса и Бизерты.

В феврале 1990 года А. А. Ширинская-Манштейн, возглавившая русскую православную общину в Тунисе, выражая волю верующих, обратилась к Патриарху Московскому и всея Руси Пимену. В своем письме она сообщила, что православные " приходы в Тунисе, находящиеся под юрисдикцией Русской Зарубежной Церкви, уже около 30 лет не имеют русского священника, а побывавший в Тунисе в 1989 году представитель Синода архиепископ Аавр не помог возродить духовную жизнь общины. В этой связи А. А. Ширинская-Манштейн попросила Патриарха принять русскую православную общину под юрисдикцию Московской Патриархии и направить в Тунис священника из Москвы. Здесь следует отдать должное архиепископу Антонию Женевскому, который, по свидетельству А. А. Ширинской, проявил понимание и согласился с ее решением как единственным способом спасти церкви, на которые уже стали покушаться тунисцы под предлогом их бездействия.




В марте и июне 1990 года в Тунисе побывал и встретился с верующими Экзарх Патриарха Московского и всея Руси при Патриархе Александрийском архимандрит Феофан. В своем рапорте председателю Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата архиепископу Смоленскому и Калининградскому Кириллу он констатировал наличие в Тунисе, помимо представителей старой эмиграции, более тысячи соотечественниц, проявляющих большой интерес к вере и по-настоящему верующих. Архимандрит Феофан также отметил имеющий место неформальный интерес к церкви членов советской колонии в Тунисе. Он заключил свой рапорт выводом о целесообразности принятия православных соотечественников, проживающих в Тунисе, под омофор Патриарха Московского и всея Руси и направления туда священника. По информации архимандрита компетентные тунисские власти не возражали против открытия прихода Русской Православной Церкви в Тунисе, а посольство СССР обещало всяческую поддержку.




18 февраля 1992 года Патриарх Московский и всея Руси и Священный Синод постановили принять Русскую православную общину в Тунисе под юрисдикцию Московского Патриархата и назначить священника Димитрия Нецветаева настоятелем Воскресенского храма в столице Республики. К этому времени, благодаря взносам новых членов Православных ассоциаций Туниса и Бизерты, удалось частично отремонтировать храмы. Благотворительный взнос в размере трех тысяч американских домаров на приведение в порядок церквей поступил от Ясира Арафата - руководителя Организации освобождения Палестины, штаб-квартира которой находилась в тунисской столице. В феврале 1992 года на освящении храма Александра Невского после ремонта присутствовала супруга Я. Арафата - Суха, христианка по происхождению. Она сделала вклад в церковь в виде искусно выполненной из оливкового дерева «Тайной Вечери».








https://svyatsy.org/svyatye-mesta/tunis/bizerta/hram_svyatogo_knyazya_aleksandra_nevskogo_v_g__bizerta/

https://artrz.ru/1805215216.html