July 21st, 2020

ruka

Рейхсканцлер о поджигателях войны

Важнейшие международные документы. Речь Гитлера на заседании рейхстага 19 июля. // Мировое хозяйство и мировая политика. М., 1940. №, с. 172-174.

{с. 172}
   Подробный текст речи Гитлера на заседании рейхстага 19 июля [1940 г.], переданный Германским информационным бюро, печатается ниже с некоторыми сокращениями. В своей речи Гитлер заявил:Collapse )
   В заключение Гитлер сказал: Черчилль только что вновь заявил, что он хочет войны. Только шесть недель тому назад он начал войну в той области, в которой он, повидимому, чувствует себя особенно сильным, а именно в области воздушной войны против гражданского населения, мотивируя ее действиями против так называемых военных объектов. Такими объектами после бомбардировки Фрейбурга являются незащищенные города, рынки, деревни, жилые дома, госпитали, школы, детские сады и т.д. До сих пор я почти не отвечал на эти нападения. Однако это не должно означать, что единственно возможный ответ не последует. Я также ясно вижу, что будущий наш ответ принесет невыразимые страдания и несчастья людям. Господин Черчилль, конечно, от этого не пострадает, ибо он наверное будет сидеть в Канаде, куда уже перевели имущество и детей самых знатных поджигателей войны. Но для миллионов других людей это принесет большие страдания и пусть господин Черчилль мне в виде исключения поверит: этими действиями будет уничтожена большая империя, которую я никогда не намеревался уничтожить или нанести ей ущерб. Однако я ясно сознаю, что продолжение этой борьбы закончится полным уничтожением одной из борющихся сторон. Пусть Черчилль думает, что это будет Германия. А я уверен в том, что это будет Англия. В этот час я чувствую себя обязанным перед своей совестью еще раз обратиться к разуму даже Англии. Я думаю, что могу это сделать потому, что я не как побежденный прошу о чем-то, но как победить обращаюсь к разуму. Я не вижу оснований к продолжению этой борьбы. Но мне жаль тех жертв, которых она потребует. Я хочу избавить от этих жертв и мой собственный народ. Я знаю, что миллионы германских мужчин и юношей горят желанием схватиться с врагом, который без всяких оснований объявил нам войну. Но я знаю, что многие женщины и матери, несмотря на готовность пожертвовать последним, все же привязаны сердцем к этим последним. Пусть господин Черчилль вновь отклонит мое предложение и кричит, что это только выражение моего страха и мое сомнение в окончательной победе. Во всяком случае моя совесть будет чиста перед лицом событий. («Правда» 21/VII 1940 г. ТАСС).