halb_liter (halb_liter) wrote in ru_history,
halb_liter
halb_liter
ru_history

Categories:

Лаосская афера

На досуге перевел главу из книги Уильяма Ледерера «Нация овец». Сам автор - бывший морской офицер, приобрел известность благодаря своими алармистскими публикациями в конце 50-х начале 60-х годов. Поводов для алармизма было более чем достаточно, США болезненно просыпались после Трумановского и ране Эйзенхауэровского просперити, обнаруживая – к своему немалому удивлению, что в космосе летают Советские ракеты, что мировая империалистическая система активно разваливается, что коммунисты уже на Кубе и что в мире США не так уж сильно и любят.

Вот как раз по этому поводу и печаловался автор – бил, так сказать в набат, призывая соотечественников поумнеть и просветиться.

Глава «Лаосская афера» посвящена конкретному полу-анекдотичному по своей сути эпизоду американской внешней политики второй половины 50-х годов. Однако сам автор прекрасно понимает то, что этот эпизод отнюдь не изолированное явление, что он вскрывает определенную тенденцию американской внутри и внешнеполитической жизни. Думаю что нам – современником Косова и Ирака это тем более очевидно.

 

 

William J. Lederer A nation of sheep – Greenwich Conn.: Fawcett Publications, 1962

 

Уильям Ледерер

Нация овец.

 

Лаосская афера.

 

Летом 1959 года произошла череда событий с удручающей наглядностью продемонстрировавших глубину и масштаб нашего политического невежества. Соединенные штаты собирались организовать вооруженную интервенцию в иностранное государство основываясь при этом на совершенно недостоверной информации. Население США пытались убедить в том, что королевство Лаос, на своей северной границе, физически подверглось агрессии иностранных “коммунистических войск”. Наш Государственный секретарь назвал ситуацию тревожной, наш представитель в ООН – призвал мировое сообщество к ответным действиям, наша пресса пестрела тревожными заголовками, а командование ВМФ, при полной поддержке ряда конгрессменов (в том числе главы национального комитета правящей республиканской партии), предлагало организацию вооруженной интервенции.

И все это было обманом. Никакого вторжения на территорию Лаоса не было и в помине. И тем не менее, несколько недель, ни правительство, ни пресса не потрудились самостоятельно разобраться в ситуации. Как следствие, основываясь на ложных данных, полученных из сомнительных источников мы едва не развязали войну. Перед нашим друзьями мы в очередной раз расписались в нашей глупости, ну а наши враги, к полному своему удовольствию - убедились в том, что мы действительно те самые “кровожадные империалисты”.

При этом, Лаосский эпизод отнюдь не уникален – скорее наоборот. Именно поэтому имеет смысл детально его разобрать, коль скоро он служит вполне наглядной иллюстрацией нашей малограмотности.

Лаос – небольшое государство, размером со штат Айдахо или Югославию. Большей частью оно покрыто болотами, джунглям и горами. На всю страну имеется около 700 телефонов. Демографической статистики не существует, но по оценкам антропологов население составляет порядка 1.5 миллионов человек, большая часть их которых хронически больна. Население рассредоточено по маленьким, изолированным деревенькам. Значительная часть лаосцев не знает ни имени собственного короля, ни названия государства в котором проживает.

Девяносто пять процентов жителей не видели и не слышали радио. За исключением нескольких крупных городов в стране нет электричества. Дорог практически не существует. Газеты – неизвестны. Единственный способ, с помощью которого население получает информацию – это появление в деревне ходока, способного пересказать новости на местном диалекте.

Лаосское правительство, поддерживаемое нами с 1955 года, не сделало практически ничего для улучшения системы здравоохранения, борьбы с нищетой и невежеством. Население настолько не доверяет собственным властям, что когда сборщик налогов или подразделение лаосской армии появляется у деревни – население как правило, из нее бежит.

Лаос, следовательно, идеально подходит для политической дестабилизации. Но зачем кому бы то ни было может понадобится дестабилизировать эту маленькую и нищую страну?

Действительно, сам по себе Лаос – в его нынешнем виде малоинтересен. Но стратегически и политически он является настоящим кладом – ключом обеспечивающим доступ к шести, граничащим с ним крупным азиатским государствам. Лаос – это коридор необходимый для достижения Таиланда, Южного Вьетнама, Малайи, Бирмы и Камбоджи. Это северный конец природного шоссе по которому китайские коммунисты надеются забраться как можно дальше на юг – до самой Индонезии.

Лаос, таким образом, является рычагом с помощью которого Красный Китай может распахнуть дверь ведущую к огромным южно-азиатским рисовым полям, месторождениям нефти, неисчислимым минеральным ресурсам – равно как и к огромному резерву рабочей силы, численно заметно превосходящему все население США. Если Красному Китаю удастся заполучить этот богатейший полуостров – лежащий южнее Лаоса, он одновременно получит стратегическую позицию угрожающую Австралии, Новой Зеландии и Индии. Тем самым будет перекрыт воздух южно-азиатской торговле Японии, что в свою очередь - позволит перетащить Японию в коммунистический лагерь.

Именно поэтому небольшой Лаос, страна болот, джунглей, гор, неграмотных и больных людей – настолько важен. А значит, несмотря на то, что Лаос изолирован, политически фрагментарен, далек и таинственен – мы обязаны знать о том, что там происходит.

Коммунисты, проходящие подготовку в Северном Вьетнаме, сделали все возможное что бы стать специалистами в лаосских делах. Будучи экспертами в партизанской войне – периодически вспыхивающей между северными и южными племенными группами, обученные коммунистические организаторы уходят работать в болота и джунгли Лаоса – ежедневно и систематически обрабатывая на рядовых лаосцев. Кто же становится в Лаосе коммунистом? Это очень не простой вопрос. Многие из них принадлежат к определенным племенным группам, глубоко укорененным в лаосской почве – примером могут служить Кха (капитан Конг Ли, возглавивший переворот в августе 1960 года принадлежит именно к этой племенной группе). Некоторые из них чужаки, а известная часть племенных групп в равной мере может считаться и лаосской и вьетнамской – границы между государствами не демаркированы.

Красные агитируют среди нищих и отчаявшихся людей – толкая их на все более активные действия против королевского правительства Лаоса. Крестьяне крайне чувствительны к любому вмешательству “богачей” из Вьентьяна в свои внутренние дела. К 1955 году стало очевидно то, что коммунисты способны расколоть Лаос надвое. Или, что еще хуже, правящая династия – дабы выжить, может переметнуться на сторону коммунистов.

Лаос последовательно дрейфует по направлению к антиамериканскому лагерю, а наш государственный департамент, занятый отчаянным поиском некоего перманентного и молниеносного решения всех проблем, не может, а быть может и не хочет наладить непосредственный контакт с народом Лаоса. “Политика подкупа” - сколь скандальное, столь и адекватное определение для политики США в регионе. Именно подобным образом можно объяснить решение госдепартамента закачать чудовищные суммы денег в эту маленькую страну. Первым шагом было перечисление 35 миллионов долларов большей частью на организацию лаосской армии численностью в 25 тыс. чел. При этом надеялись на то, что эти самые 35 миллионов (неким чудесным образом) попадут в обращение и тем самым повысят уровень жизни простого лаосца - укрепя тем самым его иммунитет к коммунистической пропаганде. Каким же образом государственный департамент решил что именно 35 миллионов требуется для стабилизации Лаоса? Расследование предпринятое конгрессом показало то, что никаких экспертов при этом не опрашивали, никаких исследований не предпринимали. Представитель правительства США попросту явился к министру обороны Лаоса и поинтересовался стоимостью организации армии в 25 тыс. штыков.

В свою очередь, министерство обороны США решительно протестовало. По мнению Объединенного Комитета Начальников Штабов армии США – не было решительно никакой военной необходимости в создании этой самой 25 тысячной армии. Но дипломаты, в весьма вежливой форме – послали Пентагон и всех его генералов. Политическая необходимость требовала накачать Лаос деньгами. Что и было проделано. Судя по всему, при всем при этом считалось совершенно необязательным и несвоевременным самостоятельно разобрать все факты.

В течении последующих пяти лет в Лаос было выслано около 235 миллионов долларов, из которых примерно 75% ушло в эту самую полуфантастическую лаосскую армию. Большая часть денег переводилась наличными, и (что не удивительно) практически полностью исчезла из поля зрения общественности.

Официальный Лаос отказался сообщить администрации США о судьбе этих миллионов, тем более было отказано в изучении официальной отчетности, впрочем, стоит отметить, что в большинстве случаев никакой отчетности попросту не существовало. Не желая “обидеть” лаосское правительство, американские дипломаты оказались вынужденными проглотив собственную гордость промолчать. Следует казать на то, что эта самая боязнь нанести обиду более чем странна, учитывая то, что Лаос – в пересчете на душу населения, получил финансовой помощи больше чем какое бы то ни было другое государство в мире. Стоимость же содержания простого Лаосского солдата оказалась приблизительно в двое большей чем стоимость содержания солдата в любом другом получающем помощь США государстве.

В это самое пятилетие “Американской помощи Лаосу”, для правящей в Лаосе клики настали славные времена. К примеру, до начала финансовых вливаний в Лаосе было около 300 автомобилей, разумеется все они бегали по столичным улицам Вьентьяна. Четвертью миллиарда долларов “помощи” позже, те же самые грязные столичные улицы были наводнены тысячами лимузинов. Вьентьян, бывший ранее захолустным и глубоко провинциальным городом, в котором едва ли было возможно найти хоть один приличный ресторан, стал обладателем ночным клубов с двухдолларовой выпивкой. Для организации чиновничьего веселья во Вьентьян слетелись шлюхи со всей Юго-Восточной Азии - от Манилы до Сингапура. Магазины были набиты иностранными товарами, не только недоступными среднему лаосцу, но и попросту ему не известными. Кстати говоря, некоторые из этих предметов роскоши были сделаны в Красном Китае.

“Отчет Семи” комитету палаты представителей по правительственной деятельности отмечает то, что ничтожное число лаосцев (прежде всего те, кто был “близок” к посольству США) невероятно разбогатели – благодаря черному рынку, валютным спекуляциям, и “старым добрым” взяткам. Некоторые американцы тоже не остались в накладе поучаствовав в творческом перераспределении “помощи”. Один из них – мистер МакНамара предстал перед большим федеральным жюри по обвинению в получении 13 500 долларов в качестве “бакшиша”. Другой – урвал свой кусок продав старенький 400 долларовый кадилак контрагенту за несколько тысяч долларов. На следующий же день контрагент выбросил этот кадилак на помойку. Весь Вьентьян был тому свидетелем, вдоволь посмеявшись над американским правительством. Все оказались “при деле” в стремительно богатеющей столице, но простое население Лаоса, особенно крестьянское население “в глубинке” - не получившее ничего начало роптать. Крестьянский “бамбуковый телеграф” медленно разносил весть о том, что правительственная коррупция является следствием помощи США. Это замечательным образом совпадало с коммунистической пропагандой и доверие лаосцев к коммунистам вполне естественно укрепилось.

Несмотря на завесу секретности окружавшую операцию помощи Лаосу (даже конгресс не имел доступа к информации), информация о скандалах, коррупции, и общей неэффективности постепенно просачивалась в США. Статьи появлялись в крупнейших изданиях – The Wall Street Journal, The Reader Digest и New York Times.

Весной 1958 года подкомитет конгресса по Дальнему Востоку и Тихоокеанскому региону комитета по внешней политике начал расследование слухов о чудовищном разворовывании средств, мошенничестве и полной бессмысленности программы американской помощи Лаосу. Затем и комитет по правительственной деятельности также начал собственные слушания. Основные свидетели – чиновники контролировавшие помощь Лаосу, отрицали то, что коррупция и безответственность окружающие эту программу оказали негативное влияние на успешность стабилизационной политики США в Лаосе. Посол Парсонс, занимавший свой пост в наиболее скандальный период (позже повышенный в помощники Госсекретаря по Дальнему Востоку) выдвинул крайне убедительный аргумент. В общем, в своих показаниях признавая не слишком высокую общую эффективность американской политики, он отмечал то, что в условиях крайней спешки действовать эффективнее едва ли было возможно. А обоснования для спешки имелись в полном объеме. Да и вообще, непонятно мол в чем тут беда... В конечном счете США достигли целей своей политики – успешно победив коммунизм в Лаосе. Как отметил Парсонс, на недавно состоявшихся в Лаосе выборах - при том что результаты еще не вполне известны, коммунисты потерпели сокрушительное поражение. Как завил повышенный до помощника Гос. секретаря по Дальнему Востоку Парсонс:

Мы не обладаем информацией подтверждаемой авторитетными американскими источниками, однако, мы располагаем полуофициальными и неполным данным о судьбе 15 из 21 мест. Дак вот, если эта информация подтвердится, Коммунистическая партия Лаоса получит лишь 2 из 15 мест ... [далее следует детальное описание того, что это собственно значит]. Если эти данные соответствуют действительности – а я считаю свой оптимизм достаточно обоснованным – дак вот, если ситуация в Лаосе действительно такова, то это в значительной степени благодаря нашей помощи, и это, как мне кажется, в значительной степени может служить иллюстрацией тому что же, собственно говоря – все мы получили взамен затраченных средств. Разумеется не все это осуществлено благодаря тому, что мы купили помощь различных групп Лаосского населения, но тем не менее главная цель – целостность и независимость Лаоса как части Свободного Мира нами достигнута. Ко всему прочему, этот результат может свидетельствовать о том, что в будущем мы сможем уменьшить давление этой помощи на наших налогоплательщиков...”

Ну что же, похоже лучших результатов достичь было невозможно. И разумеется об этом стоило отчитаться перед нацией.

Несколько дней спустя все голоса были подсчитаны. И вопреки оптимизму Государственного Департамента - основанному на “полуофициальных источниках”, коммунисты одержали сенсационную победу. Сокрушительную настолько, что один из лидеров коммунистических повстанцев занял пост ответственного по распределению американской помощи в королевском кабинете министров. Еще большей иронией является то, что два батальона коммунистических войск теперь содержатся на американские деньги. Теперь мы покупаем оружие, обмундирование и провиант для солдат сражавшихся с нами же поддерживаемым правительством.

Дак откуда, собственно говоря, Государственный Департамент черпал свои лживые данные? На каком основании Грэхам Парсонс – наш бывший посол, делал столь оптимистические и неверные выводы? Позже, он был повышен до должности, занимая которую он отвечал за всю политику США на Дальнем Востоке. Что же, никто ничего не знал о положении в Лаосе что бы усомниться в его компетентности? Это достаточно важные вопросы. Мы разумеется предполагаем то, что в нашем посольстве в Лаосе имеется штат экспертов разбирающихся в ситуации, что ЦРУ и наша военная разведка и могут и хотят предоставлять информацию в посольство. Тем не менее, когда политик официально представляющий Государственный Департамент предоставляет ложную информацию Конгрессу – возникают очень и очень серьезные вопросы.

Конгресс справедливо заподозрил неладное и продолжил расследование. Достойно и корректно, без шумихи опрашивались свидетели, изучались документы и местная специфика. Год спустя, 15 июня 1959 года, конгресс обнародовал результаты: “Доклад Семи комитету по правительственной деятельности”.

Доклад состоял из 51 страницы шокирующих разоблачений нашей деятельности в Лаосе. К примеру:

... в общем, решение о содержании 25 000 армии обоснованное желанием Государственного Департамента обеспечить политическую стабильность на практике привело к череде событий увеличивших нестабильность.

Программа помощи не привела к ослаблению позиций коммунистов в Лаосе. На самом деле, коммунистическая победа на прошлогодних выборах базировалась на лозунгах о “коррумпированном и некомпетентном правительстве”, а это позволяет сделать вывод о том, что программа помощи Лаосу внесла свой вклад в создание атмосферы в которой рядовые лаосцы стали сомневаться в целесообразности дружбы с Соединенными Штатами.” []

Доклад также констатировал то, что “... предоставление Лаосу помощи в объемах больших чем он мог поглотить скорее вредило нежели помогало... накачивание Лаосской экономики финансами в чрезмерном объеме привело к инфляции и коррупции.”

Выводы были очевидны. Неэффективность, коррупция, взятки, кадилаки-на-свалке, никому не нужные стройки - все это заставило конгресс требовать сокращения объемов финансовых вливаний в Лаос. Разумеется, совершенно этого не желали Государственный Департамент и управление по международному сотрудничеству. Еще меньше прекращения веселья хотели политики и спекулянты в самом Лаосе.

Все это и запустило механизм Большой Лаосской Аферы.

Понятно, что в такой ситуации, лаосское правительство было более чем озабочено тем, чтобы недопустить свертывания программы американской помощи Лаосу. В особенности, требовалось хоть как то обосновать необходимость содержания армии стоящей в три раза больше всего государственного бюджета. Миллионы долларов бесследно исчезло в бездонных карманах лаосской военщины. Не существовало никакой отчетности, не было даже штатных расписаний – что и позволяло большей части средств оседать в карманах офицеров. Лишь пятая часть армии была налицо и являлась действительно боеспособной. Не существовало ни системы связи, ни транспортной сети ни каких бы то ни было технических служб – да количество вооружений не как не соответствовало спущенным на его приобретения суммам. Королевское Лаосское войско было совершенно не способно сдерживать еще менее многочисленных местных “красных”.

Понятно, что в таких условиях конгресс весьма скептически относился к перспективам поддержания объемов помощи на прежнем уровне. К началу 1959 года члены конгресса основательно утратили доверие к азиатской политике Госдепа. Хотя в самой необходимости проведения программ помощи загранице конгресс не сомневался, но вот объемы и методика ее распределения, в контексте лаосского бардака – вызывали серьезные вопросы.

О том, что же собственно говоря замкнуло в головах лаосских начальников мы можем лишь гадать. Но вполне известно то, что ровно через неделю после появления разоблачительного отчета конгресса – в Лаосе началось все самое интересное. Лаосское правительство, разумеется посредством штатовских дипломатических каналов, сообщило всему миру драматические известия о том, как на эту маленькую и миролюбивую нацию неожиданно напали кровожадные коммунистические агрессоры (кстати первыми эту информацию начали муссировать как раз таки местные коммунистические СМИ, что само по себе должно было вызвать неизбежные подозрения.)

Нда... вот так началось “вторжение” в Лаос. О нем вопили газетные заголовки, пресса активно подпитывалась как официальной информацией из Госдепа, так и буйными реляциями Лаосской армии “из зоны боевых действий”.

Накачиваемые подобной горючей смесью, штатовские законодатели завели разговоры о необходимости посылки в Лаос американских войск и бомбежке “агрессоров” силами ВМФ и ВВС. Корабли из состава Седьмого Флота были посланы во взрывоопасный регион Южно-Китайского моря. Президент заявил о своем желании переговорить поданному вопросу с Никитой Хрущевым... По мнению Госдепа ситуация была “тяжелой”, пресса же попросту упивалась милитаристской истерией:

 

Командующий военно-морскими операциями адмирал Эрли А. Бёрк, сегодня заявил о том, что ВМФ “возможно” придется разрешать Лаосский кризис. (10-е августа)

Лаосские красные – с при поддержке армии Северного Вьетнама, разворачивают массированное наступление. (заголовок от 2-го сентября)

Согласно сегодняшнему заявлению главы тактического командования ВВС – США в течении 36 часов готовы послать в Лаос боеготовые подразделения истребителей и истребителей-бомбардировщиков. (4-е сентября)

Как заявил сегодня сенатор Трастон Б. Мортон - для сдерживания коммунистической агрессии, следует поддерживать Лаос как армейскими подразделениями, так и поставками вооружений. (22-е сентября)

 

Тонны необходимых военных материалов были в спешке переброшены в Лаос. Новые миллионы долларов были выброшены для “укрепления режима”. Денег при этом не считали. О их количестве, разумеется знало Лаосское правительство и пожалуй что красные партизаны, а вот единственные кого забыли поставить в известность были американские налогоплательщики.

Но отсутствие учета нас не пугало – американский народ безусловно готов был одобрить любые расходы. Еще бы, мы ведь были убеждены в том, что Лаос подвергся коммунистической агрессии! И не просто проникновению, или попытке переворота – а полномасштабному вторжению! Никто не сомневался в том, что боевые действия ведутся тысячами солдат, танков, самолетов, что полыхают крупномасштабные сражения. Именно подобную картину вполне успешно скормили нации.

Казалось очевидным, что при всей осторожности правительства и при всем критицизме конгресса – в Лаосе развертываются грандиозные битвы, и что перед тем, как США окажутся втянутыми в очередную бойню, наши эксперты взвесят все “за” и “против”, соберут всю информацию – точно выяснив детали этого “северо-вьетнамского вторжения”.

В действительности же – правительство Соединенных Штатов не располагало решительно никакими фактами. В Лаосе, в так называемой “зоне боевых действий”, не было не одного американского наблюдателя. Не одно официальное лицо из посольства США не являлось свидетелем этого самого “вторжения”.

Все как один - и президент Соединенных Штатов, Государственный Секретарь, глава комитета сената по иностранным делам, наши военные руководители и сотни профессиональных журналистов – строчащих передовицы и возбуждающих толпу требованием решительных мер применительно к “агрессии” о которой, собственно говоря никто из них не имел никаких сколько нибудь подтвержденных данных.

Вся эта истерия базировалась большей частью на заявлениях лаосского правительства. Или же, что еще хуже – на пересказе этих самых заявлений “напетых” их знакомыми “по телефону”.

Дэнис Вагнер – выдающийся австралийский военный корреспондент, сообщал из Лаосского города Самныа (заметим, что Самныа никогда не была прифронтовым городом, хотя из сообщений многих американских информационных агентств возникало ощущение того, что местные бордель и пивная, в которых окопались репортеры – находятся в самой что нинаесть зоне боевых действий). Дак вот, Вагнер сообщал что:

... Вопреки заверениям Лаосского правительства о том, что имеет место некое широкомасштабное вторжение – что границы прорваны, Лаос в куда как большей степени страдает от внутренних проблем нежели от некоей “иностранной агрессии””.

... Что же произошло в действительности? Судя по всему имели место хорошо скоординированные атаки в районе Северо-Вьетнамской границы. Но истории рассказываемые беженцами сильно преувеличены. В ходе беседы с одним лаосским офицером, при этом сам генерал Амкха исполнял роль переводчика, выяснилось то, что генерал принимал на веру такие сообщения, которые были бы высмеяны и отброшены как выдумка любым младшим офицером европейской армии. Свалив в кучу все слухи и панические отчеты полученные от беженцев и беглых военных – генерал Амкха, на полном серьезе предполагал что более 3500 вражеских солдат маршируют на Самныа. При этом – помимо истеричных воплей о разразившейся катастрофе никаких практических действий он не предпринимал. При внимательном изучении карты боевых действий выяснилось то, что хотя прошло полных четыре дня с момента вражеской “атаки” севернее Самныа, лаосские военные не предпринимали никаких попыток войти в боевое соприкосновение с противником, или хотя бы выслать простой разведывательный патруль. Да и собственно говоря сама эта карта района боевых действий строилась большей частью по рассказам беженцев, различным слухам и панической информации распространяемой агентами партизан.”

И вот именно подобного сорта паническая информация – фабрикуемая большей частью репликами представителей заинтересованных иностранных правительств, способствовала дезинформации нашего общества и сформировала вектор развития внешней политики США.

При этом, в самом Вьентьяне находилось более 200 американских военных и примерно такое же количество гражданских, официально числившихся специалистами по Азии – было придано посольству США. Но все эти “спецы” даже и не пытались проникнуть в т.н. “зону военных действий” и непосредственно выяснить обстановку. “Военнопленных коммунистов” - о которых трубил официальный Вьентьян они не видели и не предпринимали никаких попыток опросить. Что, собственно говоря совершенно не странно, коль скоро никаких “пленных” по видимому небыло.

Вся информация которую американские агенты поставляли правительству и стране являлась не более чем слухами, но правительство действовало так, как будто это были выверенные факты.

Не лучшим образом показали себя и американские журналисты – в том числе и считающиеся лучшими в своей профессии. Лишь в конце сентября, то есть через несколько месяцев после начала всей этой истории, несколько корреспондентов выбрались на север страны где предположительно грохотала эта самая война.

В течении всех этих месяцев американское правительство и средства массовой информации фактически играли роль сливного бочка для официозных лаосских пропагандистов. Разумеется, где-нибудь в примечаниях и мелким шрифтом большая часть изданий указывала на то, что мол “информация взята из иностранных источников”. Однако, учитывая привычки американского потребителя новостей – приученного воспринимать лишь аршинные газетные заголовки и не особенно вчитываться в содержание, толку в подобных примечаниях было немного. Редакторы это прекрасно понимали, но ведь газеты требовалось продавать...

В конце концов, к кону сентября журналисты наконец то покинули столичные рестораны и добрались таки до деревеньки Сам Теу лежащей на самой границе с Северным Вьетнамом и заодно, согласно правительственным сообщениям - в эпицентре боевых действий. Официальные сводки сообщали о том, что бедная деревушка несколько раз переходила из рук в руки в течении пятидневного сражения.

Как не странно, картина которую увидели репортеры несколько отличалась от официальной.

“Корреспонденты”, как отметил Грэг МакГрэгор из Нью Йорк Таймс, “убедились в том, что Сам Теу крайне мало пострадала и ссылаясь на местного воинского начальника, сообщили то, что деревня вообще никогда и не кем не оккупировалась”.

Разумеется, на следующий же день, журналистам было запрещено свободно передвигаться по стране.

Хэнсон Болдуин, один из этих репортеров констатировал - “теперь ясно то, что эта самая лаосская “война” была не слишком ожесточенной, собственно говоря, большая часть пуль была выпущена не в джунглях, а в правительственных комюнике...”

Эти выводы подтвердила и специальная комиссия ООН. Посетив “район боевых действий” она заявила то, что никакого коммунистического вторжения никогда не было, а имели место лишь столкновения с местными партизанами.

Очевидно что в течении нескольких месяцев нас кормили совершенно другими сведениями. В глазах всего мира мы выглядели в лучшем случае просто глупцами – а в худшем, глупцами очень и очень опасными.

Все мы вместе, включая сюда и все наше начальство, формировали свои суждения и оценки на основании слухов, пропаганды и газетных передовиц. Мы не удосужились изучить более ли менее обширные и объективные материалы все таки появлявшиеся в нескольких (увы, очень и очень редких) наших газетах. И мы не сумели разобраться в том, что в течении всего этого времени мы плясали под дудку заморских пропагандистов. Разумеется больше всех обделались наши дипломаты во Вьентьяне. Кричавшие о том, что мол “мы держим ситуацию полностью под контролем. Мы еще теснее контактируем с лаосским правительством чем даже с филипинским времен президента Мэсэйсэя” [известной американской марионетки – прим. пер.]

Увы, но не один американец не нашел в себе достаточно смелости, знаний и любопытства, чтобы разоблачить эту грандиозную аферу.

Грандиозная Лаосская Афера была заглочена как правительством, так и прессой а вместе с ними и всем обществом. Когда же правда свалилась нам на голову, мы не сумели издать даже писка протеста...

 

Сегодня, [.е. в 1962 году – прим. пер.] мы можем констатировать то, что вектор лаосской внешней политики резко изменился явно с прозападного, он стал нейтралистским. Страну сотрясают мятежи и перевороты, но неизменной остается эволюция правительственного курса влево. Газеты сообщают о массированных поставках коммунистического оружия во Вьентьян. И вот в это вполне можно поверить. Однако, новым рассказам лаосского правительства о “семи северо-вьетнамских батальонах проникших на лаосскую территорию” - без официального подтверждения наших агентов, причем агентов способных отличить лао от кха, а кха от вьетнамцев - верить решительно невозможно.

Итак, после десятилетия явных и тайных усилий по “спасению Лаоса от коммунистов”, эта когда то дружественная нам страна похоже ускользает из наших рук. И причина тому вовсе не вражеская агрессия (если даже до нее и дойдет дело – то она будет лишь завершающим ударом). Подлинной причиной этого является то, что мы променяли нашу добрую волю и подлинную политическую мощь на самодовольную и невежественную политику тотального подкупа. При которой, поддержка наших потенциальных союзников из самых широких слоев населения, подменялась покупкой преданности нескольких правительствующих холуев - в то время как коммунисты, знающие местные языки и обычаи, как раз и опирались на эти самые широкие слои. Красные побеждают в том числе и благодаря нашим грубым ошибкам – наихудшей из которых является попытка подменить знания долларами. Позволив расцвести коррупции, мы тем самым лишь помогли коммунистам.

Как не стыдно, но мы вынуждены признать то, что наши богатейшие и талантливейшие Соединенные Штаты проигрывают красным в идейной борьбе. Во всех наших правительственных органах не нашлось не одного умного, компетентного, знающего местные языки и обычаи специалиста – готового ради работы с местным населением отправиться в джунгли и горы Лаоса. Мы постоянно демонстрировали либо незнание нами фактов, либо нашу неспособность оценить совершенно очевидную ситуацию.

Но печальнее всего то, что и наше руководство и наша пресса небыли с нами честны. Правительство скрывало свои неудачи, одновременно расхваливая несуществующие победы. Быть может им просто было стыдно? Быть может они не верили в разум собственного народа? Или же они боялись рассказать американцем правду? А быть может они попросту ничего не знали...

 

 

PS: Стоит напомнить то, что Лаос все таки стал ареной крупномасштабных боевых действий – когда, уже во время Вьетнамской войны, США пытались уничтожить проходившую по его территории «Тропу Хо Ши Мина». Массированными бомбардировками Лаос и соседняя Камбоджа – по выражению Генри Киссенджера были «втоптаны в каменный век».

Tags: 1950-e, США, Ю-В Азия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments