kastelno (kastelno) wrote in ru_history,
kastelno
kastelno
ru_history

Восстание Махди (часть вторая)

III
Слухи о появлении Махди быстро дошли до суданского генерал-губернатора Рауфа-Паши. Как и всякий самонадеянный болван в генеральских погонах, он не придал им никакого значения. Недовольство населения он рассматривал как бунт рабов против их законных хозяев, а их лидер представлялся заурядным фанатиком, способным только драть глотку перед толпой. Власть Египта в этой стране непоколебима и любой бунт губернатор подавит за пару дней силой сотни солдат. Уяснить истинные причины недовольства и, тем самым, осознать масштаб надвигающейся беды, Рауф-Паше было не дано. Он отдал приказ организовать небольшую карательную экспедицию (две роты солдат и одно орудие) и схватить наглеца осмелившегося мутить народ.

Дислоцированные в Судане египетские части представляли собой жалкое зрелище. Да, они были вооружены вполне современным оружием английского производства, но оружие никогда не выигрывало войну. Меч плечом крепок, как гласит русская пословица. Выучка солдат была крайне низкая, а командовавшие ими офицеры – ну в лучшем случае посредственными. Такое понятие как воинская дисциплина отсутствовало в принципе. Египтяне не хотели воевать, да и не умели это делать.

Карательная операция закончилась полным провалом. Благодаря военной хитрости Абдаллаха, египетские солдаты высадились на остров где их информации находится Махди, с разных концов. Ночью обе роты встретились, и не узнав друг друга принялись усердно стрелять по своим. В разгар «сражения» Абдаллах со своим отрядом нанес удар и перебил всех египтян до одного.
Успех превзошел все ожидания. Вооруженные чем попало люди смогли разгромить военный отряд ненавистных захватчиков! Оружие неверных англичан оказалось бессильно против духа сторонников Долгожданного! Значит он и вправду тот за кого себя выдает, он истинный Махди! Но сам Махди был не склонен переоценивать победу. Скоро будут посланы новые отряды, а мечи и щиты восставших слабая защита против английских винтовок. Он принимает решение отступить на запад страны, в провинцию Кордофан. Но его отступление больше напоминает триумфальное шествие. Племя за племенем признает Мухаммеда Ахмеда как Долгожданного и переходит на его сторону.

Египетский генерал-губернатор не сделал никаких выводов из постигшей его неудачи. Подумаешь погибли две роты, велика беда. Значит, мало солдат послали. С каким-то ослиным упрямством он направляет против мятежников новые вооруженные подразделения. Разница с предыдущей экспедицией заключалась в том, что теперь против Махди вышло около четырех тысяч солдат под командованием Юсефа-Паши. Настроение египетского командира было приподнятое: мол, я этих оборванцев одной левой!

Однако война в пустыне имеет свои отличительные способности. Огромное значение имеет не только выучка солдат и их вооружение, но и наличие запасов питьевой воды. Египтяне, сами знающие что такое пустыня, должны были это понимать. Но, увы. А вот Махди просто блестяще разыграл свою партию. Уклоняясь от боя, он постоянно перемещался по пустыне, вынуждая Юсефа-Пашу следовать за ним. При этом летучие отряды восставших постоянно тревожили вражеские коммуникации, пока окончательно их не перерезали. Запасы воды закончились и очень скоро египетские солдаты стали гибнуть от обезвоживания. Современные винтовки оказались бесполезными, поскольку у их владельцев не было сил стрелять. Армия Юсефа-Паши была полностью уничтожена и навсегда осталась в песках пустыни.

Победа вызвала всеобщее восстание в Судане. Теперь никто не сомневался, что в стране появился подлинный Махди Долгожданный. А значит бояться больше нечего. Тысячи людей массово встали под зеленое знамя ислама, поднятое Махди. Власть Каира рухнула окончательно, сохраняясь лишь в Хартуме и нескольких крупных городах. Армия восставших получила оружие и боеприпасы, захваченные у разбитого врага. Естественно, боеспособность отрядов Махди резко увеличилась. По всей стране началась резня египетских чиновников, гарнизонов и сборщиков налогов. Уцелевшие от мести суданцев за годы грабежа и издевательств египтяне, бежали в Хартум обгоняя друг друга.

В это время на Египет обрушилась новая напасть (воистину, беда никогда не приходит одна!). Потеряв Судан, Каир ухитрился втянуться в серьезную войну с Великобританией. Группа египетских офицеров, недовольная усилением английского влияния в зоне Суэцкого канала, подняла восстание. Полковник Араби-Паша быстро захватил власть и провозгласил лозунг «Египет для египтян». Англии с принадлежащими ей акциями Суэцкого канала, предложили выбор. Или платить за прохождение кораблей через Суэц приличные деньги, или же пойти куда подальше. Смелость предложения была прямо пропорциональна его глупости. Араби-Паша явно переоценил свои силы и полностью недооценил противника.

Ответ Ее Величества был предсказуем как ежедневный рассвет, и прост как таблица умножения. Флот владычицы морей быстро превратил приморские укрепления Египта в груду развалин. Королевская морская пехота в нескольких сражениях отделала армии египтян, собранные в результате всеобщей мобилизации, как Бог черепаху (по итогам войны англичане потеряли шестьдесят семь человек убитыми. Противник – около трех тысяч). Каир захвачен, Араби-Паша попал в плен, подписал капитуляцию, чудом избежал петли и отправился в целях перевоспитания на остров Цейлон (в кандалах естественно). Египет оккупирован и превратился в английский протекторат, четко уяснив, что с двуглавым британским львом шутки плохи (1882 год).

Новый египетский Хедив поставил перед британцами вопрос о Судане, горя желанием возвратить мятежные провинции. Ответ Короны был следующий. Мы готовы дать вам оружие и полководца. А вот солдаты – это ваша забота, набирайте сами. В Хартуме концентрируется новая египетская армия (порядка восьми тысяч человек), во главе которой встал английский генерал Уильям Хик. Генерал не был в восторге от своих новых подчиненных. В своем письме на родину он писал, что на всю армию не наберется и десятка офицеров умеющих читать и писать. Боевой дух войска крайне низок, солдаты не желают умирать в суданской пустыне и не понимают, зачем их заставляют туда идти. Дезертирство приняло массовый характер даже не смотря на то, что схваченных беглых солдат расстреливали на глазах у их сослуживцев. С такой вооруженной ордой генералу У.Хику предстояло помериться силами с армией Махди.

Хик вышел в поход в сентябре 1883 года. Его противник не стал ввязываться в глупый встречный бой, сулящий большие потери. Он применил старую, проверенную тактику полного изматывания сил противника и начал отступление в пустыню. Английский генерал видимо не сделал выводов о причинах гибели прошлой карательной экспедиции. Он принял роковое решение и повел войска вслед за Махди. Это ознаменовало собой начало конца. Больше месяца отряды повстанцев изнуряли египтян партизанской войной в пустыне. Армия Хика несла от солнца и жажды куда большие потери, чем от столкновения с врагом.

Сражение произошло 3 ноября 1883 года недалеко от местечка Эль-Обеид. Под знаменами Махди насчитывалось более тридцати тысяч человек! И хотя большая часть последователей Долгожданного была вооружена лишь холодным оружием, дух повстанческой армии горел. Противник напротив, был деморализован и измучен. Уильям Хик с презрением отверг предложение о капитуляции (к слову сказать, Махди выдвинул очень щадящие условия). Исход сражения предугадать не трудно. Повстанцы одержали полную победу, уцелело чуть меньше пятисот египтян. Остальные, в том числе и генерал Уильям Хик, погибли (к чести суданцев, тело английского генерала они похоронили со всеми подобающими почестями). Все оружие и снаряжение погибшей армии досталось победителям. Отныне Судан принадлежал Махди.
IV
Известие о катастрофе миссии У.Хика вызвало шок и в Лондоне, и в Каире. Правительство Гладстоуна не понимало, как толпы дикарей с мечами и копьями, могли победить современную армию с новейшим вооружением. Египетский Хедив собирался было отправить на усмирение Судана новые войска, благо людей в стране хватало. Однако британские советники отговорили его, объяснив: борьба приняла освободительно-религиозный характер и в сложившейся ситуации Каир не имеет шансов на победу. О помощи британцев также не может быть и речи: кабинет Ее Величества не собирается проливать английскую кровь ради защиты египетских интересов в Судане.

В ходе длительных совещаний принимается решение эвакуировать тысячи египтян из Хартума и предоставить Судан самому себе. Здесь Лондон не мог остаться в стороне. Египет входит в состав Империи и метрополия не может бросить его граждан на произвол судьбы. Все прекрасно понимали: в случае взятие Хартума армией Махди, участь находящихся там египтян будет, мягко говоря, не завидной. Оставалось найти человека способного возглавить такую непростую операцию. В Каире предложили кандидатуру Зубейра-Паши. Он долгое время был лидером работорговли в тех краях, у него громкое имя, жесткий характер, имеются нужные связи и возможности. Но правительство Гладстоуна не может запятнать себя связью с работорговцем. Совсем недавно пресса Альбиона представляла его исчадьем ада, поэтому контакт Лондона с Зубейром-Пашей был невозможен. Нужен другой человек. Выбор пал на генерала Чарльза Гордона.

С момента своего отъезда из Судана (1879 года), Гордон изрядно успел поколесить по миру, отстаивая интересы своей Родины. В Китае он успел предотвратить войну с Россией (проанализировав ситуацию, генерал посоветовал Поднебесной держаться мира); занимал пост военного секретаря при генерал-губернаторе Индии (1880 год); успешно командовал колониальными войсками в Южной Африке (1882 год). Потом Гордон осел на территории современной Палестины и занялся распространением христианства и благотворительностью.

8 января 1884 года Кабинет Ее Величества предложил Гордону возглавить миссию по эвакуации египтян из Хартума. Оценив ситуацию генерал согласился: это единственный возможный выход из создавшегося положения и он готов выполнить поручение своего Правительства. В тот же день Гордон отправился в Судан. Ему уже не суждено было вернуться на Родину.
Появление легендарного англичанина в Хартуме напоминало триумфальный въезд в Рим Юлия Цезаря. Тысячи горожан вышли ему на встречу скандируя его имя. Приехал Гордон-Паша, а он найдет выход из любой ситуации, он всегда его находил. Значит, бояться больше нечего, мы спасены! В армии Махди, стоявшей неподалеку от Хартума, также возникло волнение. Имя Гордона помнят в Судане, оно окружено аурой священного ужаса, и неразрешен главный вопрос: а не придет ли за ним английская армия?
Оценив ситуацию на месте, Чарльз Гордон сильно призадумался. И было от чего. Город битком набит беженцами, солдат мало, они напуганы и деморализованы, провианта в обрез, боеприпасов еще меньше. Если восставшие предпримут осаду города по всем правилам, у Хартума нет шансов. Страна полностью подконтрольна Махди, люди верят ему безоговорочно. Без помощи регулярной армии его миссия обречена. В Лондон летят телеграммы с просьбой прислать войска. Ответ каждый раз неутешителен. Англия не намерена начинать войну. Если Гордон считает эвакуацию невозможной, пусть немедленно уезжает сам. Но Гордон не был бы Гордоном, если согласился бы на такое предложение. «Оставление города – это неслыханный позор, и это ваш позор», - пишет он в Лондон.

В это время расположенные в Египте английские войска отбивают нападения отрядов Махди на египетские гарнизоны. Повстанцы вынуждены отступить, понеся большие потери. Но идти вглубь Судана британским подразделениям категорически запрещено. Расчет Гладстоуна прост: если Гордон хочет погибнуть в Хартуме, что ж, дело его. Но Британия не пошлет армию для спасения одного человека.

Но Гордон считает бесчестным бросить на верную смерть людей, которых ему поручили спасти. Он садится на верблюда и один (!) направляется в лагерь Махди. Остановившим его караульным постам делается следующее объявление: «передайте Мухаммеду Ахмеду, называющему себя Махди, что генерал-губернатор Гордон-Паша вошел в его лагерь». Сильно, не правда ли? При встрече с предводителем восставших генерал сообщает свою задачу. Он хочет увести египтян из Хартума. И только. Они уйдут вместе с ним навсегда. Махди отвечает отказом. Слишком долго Египет пил кровь этой страны. Гордон-Паша ему не враг, он может уйти в любое время, но египтяне должны поплатиться за годы насилия и грабежа. Встреча закончилась безрезультатно. В марте 1884 года началась блокада Хартума войсками Махди.

Оборона Хартума – ярчайшая страница в необыкновенной биографии Чарльза Гордона. Триста семнадцать дней один христианин сумел заставить держаться тысячи мусульман против превосходящего по всем показателям врага (и это при том, что враги также были мусульманами!). Генерал поспевает всюду. Он показывает себя блестящим инженером, сооружая вокруг города защитный фортификационный пояс. В результате смелой вылазки, в Хартум доставлен большой запас продовольствия. Личным примером Гордон демонстрирует храбрость и бесстрашие, стремясь поднять боевой дух осажденных. Схваченные шпионы повстанцев расстреливаются им без жалости. Кончились деньги на выплату жалования египетским солдатам – он выдает векселя, подписанные его собственным именем. Все перипетии осады известны нам из «Хартумских дневников», написанных рукой генерала и переживших его.

В самой Англии общественное мнение недовольно политикой кабинета Гладстоуна. Митинги с требованием «спасите Гордона!» собирают десятки тысяч человек и с ними нельзя не считаться. В палате общин Рандольф Черчилль (отец Уинстона Черчилля), открыто ставить вопрос о судьбе генерала. В этой ситуации правительство Ее Величества было просто вынуждено направить в Судан экспедиционный корпус численностью около трех тысяч солдат.

Однако, увы и ах, любая военная операция требует времени на подготовку для проведения. Нужно собрать войска в центрах сосредоточения, подготовить запасы продовольствия и боеприпасов, обеспечить коммуникационные линии и сделать многое другое. Сведения о военных планах англичан не могли быть скрыты от разведчиков противника. Махди быстро узнал о том, что к осажденному Хартуму движется помощь. Его ответный ход прост. Часть армии направляется навстречу английским частям, имея целью связать их боями и всячески замедлить продвижения вперед. Оставшиеся готовятся к решающему штурму Хартума. Город любой ценой должен быть взят до подхода подкреплений.

И такая тактика принесла свои результаты. Английский корпус двигается крайне медленно. Восставшие навязали ему два крупных сражения (битвы у колодцев Абу Кли и Абу Кру). Хотя массированные атаки повстанцев отбиты винтовочным огнем англичан, британцы понесли большие потери. А наличие сотен раненых затрудняет их продвижение вперед по вполне естественным причинам.

С Хартумом больше медлить нельзя, решает Махди. За несколько дней до рокового штурма он приглашает Гордона на переговоры. В последний раз генералу предложено предоставить город своей участи и уехать домой. Одному. С гарантией безопасности. Но гордый англичанин с негодованием отвергает предложение спасти себе жизнь такой ценой. Он не может бросить вверенных ему людей. Вернувшись с переговоров, Гордон делает последнюю запись в своем дневнике. Привожу ее полностью: «Если экспедиционный корпус – я прошу не более чем двести солдат – не подойдет в течение трех дней, город падет. Я сделал все, что было в моих силах для спасения чести нашей Родины. Прощайте».

25 января 1885 года войска Махди в результате яростного приступа овладели Хартумом. Гордон до последней минуты руководил обороной. Когда ему стало ясно, что город взят, генерал спокойно пошел на встречу толпам атакующих суданцев. Опьяненные победой повстанцы растерзали его, а отрубленную голову бросили к ногам Махди. Так погиб один из самых выдающихся англичан, генерал Чарльз Джордж Гордон. Что ж, он действительно сделал все возможное для спасения чести Соединенного Королевства, заплатив за это своей жизнью.

Английские части подошли к Хартуму через два дня. Но было уже поздно и экспедиционному корпусу осталось только уходить назад. Египетское население Хартума было беспощадно вырезано победителями. Операция по эвакуации Судана провалилась.
Известие о гибели Гордона вызвало в Англии сильнейшую ярость. Газеты на все лады проклинали правительство погубившее генерала и требовали беспощадной мести за его смерть. Следующая военная компания англичан в Судане действительно прошла под эгидой мести за Гордона. Ему воздвигли красивый памятник в центре Лондона, он заслуженно стал одним из символов викторианской эпохи. Мне трудно это объяснить, но в современной Британии идет нешуточная кампания за снос монумента в честь «генерала-колонизатора». На его место планируют поставить памятник … Нельсону Манделе. Я не знаю что сделают англичане. Может быть они заменят колонну адмирала Нельсона на бюст Анны Политковской, а может переименуют Трафальгарскую площадь в честь Новодворской. Я убежден в одном. Страна, в которой нет места памяти о своих героях, каким был для Англии Чарльз Гордон, такая страна обречена исчезнуть в бездне времени.
Tags: 19 век, Африка, Британия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments