kastelno (kastelno) wrote in ru_history,
kastelno
kastelno
ru_history

Categories:

Восстание Махди (часть третья)

V

Победа в Хартуме и гибель Гордон-Паши произвели неизгладимое впечатление на жителей Судана. Авторитет Махди стал непререкаем, ибо о любом пророке (равно как и лице, претендующим на такое звание), судят только по его успехам. Страна завоевана, но теперь страной нужно управлять. Рядом с покоренным Хартумом началось строительство новой столицы – Омдурмана, названной так по имени располагавшегося на ее месте египетского военного укрепления. 

Взойдя на пик своего триумфа, Махди остался верен себе и не изменил прежнего образа жизни. В его жилище имеется всего лишь одна комната, верблюжья шкура для сна, и священный Коран. Свободное от разрешения практических дел время, целиком отдается молитве. В Судане торжественно провозглашается правление Аллаха и духовный лидер страны всецело стремиться подражать Пророку. Он правоверный мусульманин, строго соблюдает все столпы веры и требует того же от других. Верховная власть не развратила его, Махди как и раньше, равнодушен к роскоши. Его ближайшие помощники получившие титулы халифов, ведут такую же скромную жизнь как сам Долгожданный. В Омдурмане выстроена большая мечеть, в которой правитель ежедневно обращается с проповедью к правоверным. Жителям страны, сроду не знавшим никакого закона кроме силы, даются жесткие правила шариата. Такие меры способствуют наведению порядка и добавляют популярности самому Махди. Всегда любой, даже самый жесткий закон, лучше безвластия.

Упорядочена система налогообложения. Люди знают, сколько и когда они должны отдать. Ведавшие сбором налогов посланцы Долгожданного, не имеют права изменять ставки взимаемых сборов по своему усмотрению. На любые злоупотребления можно жаловаться в новую столицу и жалобы будут услышаны – ислам весьма строг по отношению к мздоимцам. Налоги не идут в карман новой власти. Нет, они действительно используются в государственных интересах. Никто из самых близких приближенных Махди не запускает руки в казну. Более того, часть государственных сумм идет на социальные цели – выплату закята, своеобразного пособия для нуждающихся и неимущих. Наместники Махди, посланные в разные районы Судана, оказались грамотными и толковыми управленцами. В стране постепенно восстанавливался порядок. Люди видели разительные переменные по сравнению с египетским господством и не желали возвращаться под власть Каира.

Эти разумные меры сумели в значительной части консолидировать разношерстное суданское общество, объединить воедино многочисленные племена как негров, так и арабов. Египет беспокойно поглядывал на появившееся у его границ новое исламское государство. Конечно власти Англии и всецело зависящий от них египетский Хедив, обвиняли соседа во всех сметных грехах, но пропаганда не имела успеха. Общий вывод был неутешителен. Судан возглавляемым Махди, стал государством, с которым нельзя не считаться.

Увы, никто из нас не знает своего часа. Не смотря на огромные успехи и славу Махди, его жизненный путь подходил к концу. В июне 1885 года он тяжело заболел (предположительно тифом). Несколько дней правитель не появляется в мечети, город в страхе обрастает всевозможными слухами. Приближенные вынуждены дать объяснения, они успокаивают народ: всем известно, что Махди Долгожданный не может умереть, не выполнив своей великой миссии. Поводов для беспокойства нет, у него просто легкое недомогание, а на то воля Аллаха. Тысячи людей возносят беспрестанные молитвы об исцелении их кумира.

Но состояние Махди ухудшается с каждым днем. Лучшие знахари бессильны против прогрессирующей болезни. Скоро всем становиться ясно – трагический финал неизбежен, нужно решать вопрос о преемственности власти. Умирающий правитель останавливает своей выбор на вернейшем слуге и ближайшем сподвижнике Адбаллахе ибн аль Саид Мухаммеде, которого он сам нарек почетным прозвищем Халифа.

Развязка наступила 22 июня 1885 года. Мухаммед Ахмед ибн ас-Сайид абд-Аллах, провозгласивший себя Махди Долгожданным, скончался. Его похоронили на том самом месте, где он и встретил смерть (через некоторое время над могилой выстроен красивый мавзолей).

В истории нечасто встретишь примеры столь победоносного развития восстания и таких крупных поражений правительственных войск (при вопиющем неравенстве сил!). Мухаммед Ахмед оказался действительно уникальной личностью. Он сумел собрать вокруг себя толпы невежественных и голодных людей, убедить их в его избранности, зажечь в сердцах сподвижников дух борьбы и веру в победу. Сколько пророков и восстаний прошло через страницы мировой истории, им просто нет числа. Но таких ярких успехов добивались очень и очень немногие. Мухаммед Ахмед внес огромный вклад в историю Судана, где его чтят даже в наши дни.

Но давайте снова вернемся в Омдурман. А там царят слезы и стон по умершему, город оплакивает своего духовного вождя. Новый правитель Абдаллах сталкивается с таким ворохом серьезных и неразрешимых проблем, что впору взвыть волком. Да, его объявили преемником – но что скажет народ? Как объяснить людям главное: почему Махди умер? Как мог оставить этот мир Он, призванный объединить всех мусульман? А если это был не настоящий Махди? Новости быстро распространяются по другим регионам, как поведет себя провинция?

Нужно отдать должное Халифе. Он быстро и эффективно разрешил ситуацию, показав себя мудрым государственным руководителем, достойным своего предшественника. Мне так и не удалось достоверно выяснить, как он пояснил саму возможность смерти Махди Долгожданного (поверьте, я перерыл все, что только смог найти), но видимо народу предложили какую-то разумную версию. Иначе толпа просто посчитала бы себя обманутой и разорвала как самого Абдаллаха, так и его сподвижников. Народ всегда охотно дает себя обмануть, но не любит когда обман вскрывается. Халифа собирает людей в мечети Омдурмана и произносит речь. Ее достоверное содержание сейчас, к сожалению, неизвестно. Однако оратор не уступал в красноречии самому Цицерону, что видно по результатам выступления. Столица удовлетворилась объяснениями о причинах смерти Махди (повторюсь, решительно не понимаю как ему удалось это сделать), и признала Абдаллаха правителем государства. Этим Халифа выиграл первый, и самый важный раунд в борьбе за власть.

Сподвижники и другие приближенные Махди попытались возражать, но сопротивлялись не долго. На стороне Абдаллаха выступила армия, немаловажный козырь во всех дворцовых смутах и переворотах. Халифа изначально занимался военной организацией махдистского государства и мог рассчитывать на преданность вооруженных отрядов. Руководящая верхушка страны вынуждена принести ему клятву верности. Удивительно, но при своем восхождении к власти Абдаллах обошелся без крови (в столице, во всяком случае), действуя исключительно силой слова и убеждения. Поистине, уникальный случай в истории Африканского континента!

Теперь предстояло разобраться с провинцией. Там все обстояло куда как сложнее. Прослышав о смерти Махди в ряде племен началось брожение, целые области отказываются повиноваться Омдурману. Страну наводнили всевозможные слухи о том, что Долгожданный не умер, что он вынужден скрываться в силу каких-то причин и скоро объявит о себе вновь. Как это часто бывает в период смуты, в ряде мест Судана появились самозванцы, каждый из которых назвал себя истинным Махди.

Абдаллах действует быстро и решительно. Где силой, а где посулами, он успокаивает сепаратистов и, в конечном счете, убеждает их признать свою власть. Распространители слухов безжалостно вешаются, причем публично, но главное: их казнят не в тех населенных пунктах, где они были схвачены, и по совершенно другим обвинениям. Тем самым, вопрос о мученичестве за правду отпадает сам собой. Ну а с самозванцами и вовсе разговора нет. Их ждет только смерть, долгая и мучительная.

При помощи таких крутых мер Халифа всем ясно дал понять: отныне Судан находится в железных руках. Распутав клубок первоочередных внутренних проблем, правитель перешел к проблемам внешним. Он не мог не понимать – Англия не оставит смерть Гордона без последствий, рано или поздно ему придется померится силами с войсками Туманного Альбиона. В связи с этим Абдаллах направляет все силы и средства на укрепление мощи своей армии, готовя ее к предстоящим боям.

Лондон тоже не бездействует. Но правительство Гладстоуна не собирается тушить пожар суданского восстания при помощи английской крови. Великий Бисмарк совершенно правильно определил главный принцип внешней политики Короны: найти дураков, готовых проливать свою кровь за британские интересы. Именно так и поступил Уильям Гладстоун. Он решил натравить на Махдистский Судан его соседей. Вот политика, господа политики! Винтовки и патроны наши, а солдаты ваши, уж не обессудьте.

Египет пока не был готов к новому вторжению, поскольку его хорошо потрепали в предыдущих. В Каир направляются кадровые английские офицеры с целью подготовить армию Хедива по европейскому образцу. Но такая подготовка дело не одного дня. Сделать из толп неграмотных египетских крестьян хорошо вымуштрованных солдат – задача не из легких. Однако Лондон не жалеет денег и оружия, дальновидно смотря вперед. В конечном счете все затраты оправдались, ибо в армии задушившей восстание Махди, египтяне будут составлять подавляющее большинство.

А пока придется прибегнуть к помощи другого соседа – Эфиопии, или как ее тогда называли, Абиссинии. Разведка Ее Величества действует просто безукоризненно. Правителя Абиссинии (он носил титул Негус) и его приближенных всячески убеждают в необходимости войны с Суданом. Обещают помощь оружием, деньгами, указывают на слабость западного соседа и возможность захватить громадную добычу. И вдруг Судан по собственной глупости дал повод для долгожданной войны. Подопечные Абдаллаха разорили и сожгли церковь на территории Абиссинии (Эфиопия исповедовала христианство). На справедливое требование наказать преступников, арабы дали грубый и высокомерный отказ. Война началась.

Боевые действия шли с невероятной ожесточенностью, чему в немалой степени способствовала религиозная нетерпимость конфликтующих сторон. В конечном итоге Халифа оказался победителем. Войска абиссинцев были разбиты, часть территории страны захвачена, а головы Негуса и его полководцев торжественно доставлены в Омдурман (1889 год). Однако Судан понес в этой войне огромные людские потери и его военная мощь значительно ослабела.

Военная победа вскружила голову Абдаллаху и вынудила совершить новую ошибку. Правитель отдает приказ наместнику Донголы начать вторжение в Египет. Авантюра закончилась катастрофически. Египетские части под командованием английских офицеров уничтожили войска незваных гостей – сказалось превосходство египтян в выучке и вооружении.

В довершение несчастий на Судан обрушился страшный голод, вызванный засухой и нашествием саранчи (1890 год). Военные компании и пришедший за ними голод, унесли десятки тысяч жизней. Эти беды сильно ослабили страну.

Англия пристально наблюдала за развитием ситуации в Судане. Корона помнила о гибели Гордона и не собиралась прощать его смерть. Не спеша, размерено и планомерно, англичане оттачивали меч для завоевания непокорной страны. Британское терпение, помноженное на грамотную и циничную политику, дало необходимый результат. В Египте была подготовлена мощная и хорошо вооруженная армия, состоящая из английских и египетских солдат (последние составляли большинство), готовая к войне в пустыне. Противник напротив, понес огромные человеческие и финансовые потери еще до начала конфликта. Исход будущей войны не вызывал никаких сомнений до ее начала. Основанный Махди Судан, обречен.

VI

Собранная Великобританией армия возмездия и впрямь представляла собой чудовищную силу. В ее составе насчитывалось около двадцати пяти тысяч солдат (восемь тысяч британцев и семнадцать тысяч египтян). Помимо винтовки "Ремингтон" на вооружение поступила отличная винтовка Ли-Метфорд, только что переданная в войска. Она имела магазин на восемь патронов калибра 7,74 мм и обладала скорострельностью около сорока выстрелов в минуту. Конструкция винтовки предусматривала надежную систему защиты от загрязнений – немаловажное обстоятельство при ведении войны в пустыне. Армия имела в своем арсенале и единственное оружие «массового поражения» той эпохи: пулеметы «Максим». Поскольку этот пулемет сыграл огромную роль в описываемых нами событиях, будет нелишним уделить ему немного места.

Американец Хайрем Максим первый  додумался до использования энергии отдачи ствола, в целях перезарядки оружия. После выстрела ствол под энергией пороховых газов отправляется назад, запуская механизм перезарядки – из ленты извлекается новый патрон, досылается в казенник при одновременном взводе затвора. Отточенная им схема позволила добиться просто неслыханной для того времени скорострельности: до шестисот выстрелов в минуту! На Родине пулемет талантливого американца никого не заинтересовал. Уж больно много патронов жрет эта штука! А вот сметливые англичане сказу поняли цену новому изобретению. Конструктора с почетом приняли в Лондоне, создали все условия для работы, дали подданство Туманного Альбиона, а в последствии рукоположили в рыцарский сан. Первое боевое применение его детища повергло всех в состояние дикого ужаса. В 1893 году пятьдесят британцев с винтовками и четырьмя «Максимами» отражали нападение зулусов в Южной Африке. По итогам боя (вернее сказать, бойни), на земле осталось около ТРЕХ ТЫСЯЧ трупов нападавших. Англичане потерь не имели.

Вот такая сила была готова двинуться против армии оснащенной в большинстве случаев только мечами, щитами и копьями. Еще имелось несколько тысяч трофейных винтовок отнятых у египтян. Английское вторжение началось 18 марта 1896 года.

Главнокомандующий «войсками возмездия» генерал Гораций Герберт Китченер, хорошо знает предстоящий театр военных действий. Он еще в звании майора принимал участие в неудавшемся походе по спасению Гордона. Китченер считал погибшего генерала своим кумиром, воспринимая его гибель как личную трагедию. Он был полон решимости жестоко отмстить за его смерть. Поэтому англичанин тщательно проанализировал причины неудач прошлых карательных экспедиций. И сделал правильные выводы. Главным врагом являются не столько повстанцы, сколько сама пустыня. Если ввалиться в Судан очертя голову, то здесь не поможет даже самое современное оружие. Пустыня сделает свое дело без единого выстрела. Палящее солнце, отсутствие воды, песчаные бури, малярия и болезни - вот что погубило армию У.Хика и отряды его предшественников. Против солнца и обезвоживания любые пулеметы будут бессильны. Поэтому генерал ставит в приоритет надежность и прочность коммуникационных линий. Наступающие войска должны быть обеспечены всем необходимым, и в первую очередь питьевой водой, залогом жизни в пустыне. Иначе – конец. Итак, коммуникации, коммуникации и еще раз, коммуникации. Такова стратегия предложенная генералом Китченером. И она оказалась верной.

Англичане входят в страну не торопливо и обстоятельно. Так вползает анаконда, так пробивает себе дорогу гусеничный трактор. Медленно, но верно. Акаша, первый занятый ими населенный пункт, превращается в хорошо оборудованный военный лагерь. По Нилу в него доставляется все необходимое. Для этого используются канонерские лодки, сделанные в Англии. Лодки имеют хорошую защиту и пушечное вооружение. Затем наступающие штурмом овладели городом Фиркет. Здесь произошло их первое серьезное столкновение с махдистами, окончившееся поражением последних. Но великий Нил не на всем своем протяжении постоянно открыт для судоходства. Навигация во многом зависит от уровня подъема воды. В ряде мест великая река имеет пороги, и переправа через них таит в себе смертельные опасности. Для обеспечения непрерывности снабжения армии всем необходимым, нужно связать эти участки друг с другом. Г.Китченер решает сделать это при помощи железной дороги.

Правительство Ее Величества одобряет план строительства таких путей сообщения. Корона не намерена уходить из Судана уничтожив государство Махди. Страна будет подчинена Империи и нуждаться в управлении, в связи с чем, железные дороги просто жизненно необходимы. Строительство поручается франкоязычному канадцу Перси Жирару, египетским солдатам и присланным в помощь из Египта каторжникам (станут англичане рельсы таскать, как же). Англия берет на себя доставку по Нилу всех необходимых стройматериалов, благо промышленность Британии находится на подъеме. Строят на совесть: в виду отсутствия элементарной квалификации большинства рабочих, англичане даже организуют специальные школы. Морем в Египет доставляется подвижной состав, который за тем по Нилу везут к пунктам конечного назначения. Более того, прокладываются линии телефонной и телеграфной связи, командующий всегда знает где находятся его подразделения, а это очень важно.

Первая железнодорожная ветка позволила наступавшим овладеть крупным пунктом на севере Судана – Донголой. Переброска войск по железной дороге со всем необходимым, сделала свое дело. Канонерские лодки разобрали, погрузили на платформы, и доставив к Донголе, собрали вновь. Перед мятежниками предстала современная армия. В ходе недолгого, но жаркого боя, винтовки и пушки англичан не оставили повстанцам ни единого шанса (сентябрь 1896 года).

Овладев Донголой инженеры генерала Китченера разрабатывают план строительства железнодорожного полотна к пункту Абу-Хамид. Задача сложная: дорога длиной в 230 миль (!) проходит через пустыню. Но она сократит расстояние до Хартума на сотни миль и позволит миновать три невозможных для переправы порога Нила. Молодой Уинстон Черчилль, принимавший участие в походе в качестве военного корреспондента, описывал эти пороги как «массивную лестницу из четырех огромных гранитных ступеней». Ряд специалистов считает строительство железной дороги в пустыне принципиально невозможным, но Перси Жерар убеждает командование в обратном. Согласовав смету предстоящих работ с Лондоном, генерал принимает решение о начале работ. Грандиозное строительство началось в январе 1897 года.

Работа шла в невероятно тяжелых условиях. Представьте себе: железная дорога прокладывалась в настоящей пустыне! Однако технологическая мощь Англии, помноженная на физическую работоспособность египтян, сделали поистине невозможное. На удивление, стройка обошлась малой кровью. Число погибших и умерших от болезней исчислялось единицами. Штабисты Г.Китченера с математической точностью рассчитали и сумели обеспечить строителей всем необходимым: водой, продовольствием, оборудованием и материалами. Не забыли и о медицинской помощи. Для защиты военных инженеров от мятежников, англичане создали специальные «летучие» подразделения. Любые попытки восставших помешать рабочим, отбивались винтовочным огнем. Средства связи, идущие вместе с железной дорогой, позволяют быстро перебрасывать военную помощь туда, где в ней сейчас нуждаются. Люди Халифы видели и понимали замысел пришельцев, но поделать ничего не могли.

После долгих совещаний и размышлений, Китченер принимает решение о дальнейшем продолжении строительства. Из Абу-Хамида железнодорожное полотно тянут дальше, на юг, вдоль Нила. Дело в том, что на этом участке реки часто случаются перепады воды, что значительно затрудняет проходимость судов. Конечная цель строителей – пункт Атбара, своеобразные ворота Хартума и ключ к Омдурману.

К началу июля 1897 года работа была завершена. Теперь наступающие могли без каких-либо преград перебрасывать войска и тяжелое вооружение в стратегически важные пункты страны. Это стало первым гвоздем в гроб Суданского государства.

 
Tags: 19 век, Африка, Британия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments