kastelno (kastelno) wrote in ru_history,
kastelno
kastelno
ru_history

Category:

Восстание Махди (часть четвертая)

VII

Известия о продвижении англичан и падении Донголы вызвали беспокойство в Омдурмане. Халифе пришлось призвать на помощь все свое ораторское искусство. Он напомнил правоверным, что идет Священная война – Джихад, в которой мусульман невозможно победить. Кровь неверных собак дерзнувших прийти в Судан, оросит великий Нил, их тела будут брошены на съедение псам и сгинут в пустыне. Абдаллах утверждал, что дух самого Махди явился к нему во сне и заверил в грядущей победе. Сдача Донголы не была поражением, город оставили по прямому приказу правителя. Очень скоро будет невиданная битва, и наглые захватчики узнают гнев и ярость священного ислама.

 

Успокоив народ Халифа вернулся к практическим делам, главным из которых была организация обороны столицы. Принято решение собрать все подчиненные ему войска воедино, и дать решающее сражение на подступах к Омдурману. Да, пришельцы хорошо вооружены, но их мало. Халифа без проблем может собрать под священное знамя ислама вчетверо больше людей. Его войны храбры и отважны, они верят в победу над неверными. А храбрость и мужество часто берут вверх даже над самым прекрасным оружием. Под славными мечами воинов Джихада пал Хартум, обороняемый самим Гордон-Пашой. Других вариантов у Судана просто нет. Обычная тактика войны в пустыне сейчас бесполезна. Железная дорога дает врагу гарантию своевременного обеспечения войск водой, провиантом и боеприпасами. Мелкие нападения также не тревожат наступающих. Увидев врага, англичане спокойно выстраиваются в каре и массированным винтовочным огнем отбивают все кавалерийские наскоки.

Все гражданское население мобилизуется для строительства укреплений в Омдурмане. Возле столицы концентрируется повстанческая армия, численностью около шестидесяти тысяч человек. Подавляющее большинство вооружено плетеными щитами, мечами, копьями и другими видами холодного оружия. Самые лучшие бойцы имеют огнестрельное оружие, захваченное у противника в предыдущих кампаниях, и таких несколько тысяч. Трофейные пушки установлены на укрепленных фортах, опоясывающих Омдурман. Не имея возможности перерезать железнодорожные пути снабжения англичан, Халифа решает заминировать Нил. Из тюрьмы доставляют пленного египтянина, служившего в армии Хедива и умеющего обращаться с адскими машинами. Суданские мины просты и примитивны. Они представляют собой огромный котел, наполненный порохом и герметично закрытый. Внутрь положен заряженный пистолет, к спуску которого закреплена проволока. В нужный момент проволока натягивается каким-нибудь фанатиком (у мусульман их всегда в избытке), выстрел вызывает детонацию пороха и происходит взрыв. Несколько таких мин было спущено в Нил. Эти технические достижения были единственным, что обреченный Судан мог противопоставить Британской Короне.

Генерал Китченер не торопясь готовится к решающему наступлению. У него действительно не было ни малейшего повода для волнений. Под английским стягом собрано 8200 британских и 17600 египетских солдат, они прекрасно вооружены и обучены. Китченер предоставлял своим подчиненным неслыханную по понятиям английской армии свободу. Командующий ставил только общие задачи, а офицеры самостоятельно определяли пути ее решения. Инициатива младшего командного состава поощряется. В результате каждый из офицеров всегда знает, как ему действовать в любой ситуации, что немаловажно. В арсенале наступающих впечатляющий парк тяжелого вооружения: сорок четыре скорострельных артиллерийских орудия и двадцать пулеметов «Максим». Еще тридцать шесть пушек и двадцать четыре «Максима» имеются на канонерских лодках, плывущих по Нилу. Пороги великой реки не стали для них преградой. Благодаря железной дороге лодки были разобраны, перевезены через опасные участки реки, собраны вновь и спущены на воду. Минирование водной артерии не дало Халифе желаемых результатов: англичане просто расстреляли набитые порохом котлы из пулеметов. Снабжение армии всем необходимым осуществляется с точностью швейцарского хронометра. Армия медленно, но верно, двигается вперед. 1 сентября 1898 года экспедиционный корпус Ее Величества увидел стены Омдурмана.

Решающее сражение этой войны произошло утром следующего дня. План Халифы был стол же решителен, сколь и глуп – массированная лобовая атака. Конечно, огневая мощь противника велика, но если атакующим удастся навязать противнику рукопашную схватку, победа будет гарантирована. В ближнем бою, где все решает личная храбрость и физическая сила, англичане ничего не стоят. Да, многие правоверные погибнут в страшной атаке, но не этого ли требует священный Джихад! Они обеспечат себе место в раю, а уцелевшие покроют себя неслыханной славой. Всю ночь в лагере повстанцев дико завывали муллы. Они призывая всех храбро сражаться, обещая войнам райские кущи и великую победу. В самом общем виде, боевой план Халифы не был лишен смысла. Если бы его войнам действительно удалось свести дело к рукопашной, не думаю, что англичане смогли бы устоять. Но при такой огневой мощи противника повстанцы просто не имели ни единого шанса добежать до врага. Их ждал не просто шквал пуль, их ожидало настоящее свинцовое цунами.

Замысел англичан не отличался оригинальностью. В этом просто не было никакой необходимости. Как только мятежники окажутся в зоне поражения, открывается огонь из всего, что может стрелять. Орудия и «Максимы» установлены на прямую наводку, канонерские лодки также получили примерные параметры цели. Сражение примет характер нормального забоя взбесившегося скота.

На рассвете 2 сентября армии встали в боевой порядок. Прокричав «Аллаху Акбар» войска Халифы бросились вперед. Генералу Китченеру осталось только подпустить их на достаточное для прицельного огня расстояние, и лениво махнуть рукой. Над позицией англичан от грохота просто раскололось небо. Ударил дружный залп из тысяч винтовок, заговорила полевая и корабельная артиллерия, застучали пулеметы. Фанатизм наступающих просто поразителен. Пулеметные очереди косят их как коса скашивает траву, винтовочный огонь пробивает огромные бреши в рядах, орудийные залпы рвут в куски повстанцев, но они неудержимо бегут вперед. Но все напрасно. В этой бойне от англичан требовалось только одно – менять обоймы и нажимать на спусковой крючок. Винтовки и «Максимы» раскаляются от беспрестанного огня, равнина покрыта тысячами трупов, но атаки не прекращаются. Новая волна наступающих карабкается по телам своих товарищей, но все бесполезно. Это безумие продолжалось несколько часов! Несколько часов суданцы с копьями и мечами бросались на пулеметы и магазинные винтовки! Итог предсказуем. Армия Халифы перестала существовать. Победители ДВАЖДЫ прошли по полю, добивая раненых мятежников. Таково было рыцарство Короны. Соотношение потерь, мягко говоря, впечатляет. Англичане потеряли сорок восемь человек убитыми. Противник оставил на поле боя СОРОК ВОСЕМЬ ТЫСЯЧ трупов, с учетом добитых раненых (некоторые историки дают более высокую цифру).

Бойня при Омдурмане (язык не поворачивается назвать это сражением), отметилась последней в истории английской кавалерийской атакой. Всадники вдоволь отвели душу, рубя бегущих. В этой атаке принимал участие молодой Уинстон Черчилль, занимая в армии должность военного корреспондента. Из-за травмы руки будущий британский премьер не мог действовать саблей, так что пришлось прибегнуть к помощи пистолета «Маузер». Как он сам пишет в своих воспоминаниях, ему удалось застрелить нескольких мятежников и вернуться к своим невредимым.

Корабельная артиллерия перенесла массовый огонь непосредственно на укрепления Омдурмана, а разрушив их, усердно принялась обрабатывать город. Сколько жителей погибло в результате пушечной пальбы, точно неизвестно, но их число, по оценке У.Черчиля, измерялось тысячами. Столица основанного Махди государства пала без особого сопротивления. Генерал Китченер своеобразно подвел итоги кровавого дня, заявив, что «дикари получили хорошую взбучку».

Под лозунгом «мести за Гордона», Китченер приказал разрушить мавзолей Махди, эксгумировать его останки, отрубить конечности и бросить все в Нил. Из черепа Мухаммеда Ахмеда, английский генерал приказал сделать себе чернильницу. «Он может быть великим генералом, - писал своей матери У.Черчиль, пораженный этим диким поступком, - Но он никогда не станет великим джентльменом».

Великобритания просто с ума сошла от счастья. «Великая победа!», «Гордон отомщен!», вот заголовки английских газет после известия о победе при Омдурмане, которое пресса торжественно назвала «битвой». Военный талант Китченера превозносили до небес, сравнивая генерала аж с самим Наполеоном. Королева немедленно пожаловала новому Бонапарту рыцарское звание. В честь громкой победы сочинялись стихи, портреты Китченера были повсюду. Захлебывающийся от восторга Р. Киплинг писал:

«На все вопросы мы вам дадим ответ:

у нас есть «Максим», а у вас его нет!»

Ему вторил и другой, менее известный поэт:

«У наших были пулеметы.

Сведи-ка с пулеметом счеты!»

Что ж, это правда, что и говорить. Техническое превосходство англичан было просто ошеломляющим, и именно оно явилось главной причиной победы Короны. А вот полководческие способности генерала Китченера вызывают сомнение. Через несколько лет, во время второй англо-бурской войны, сей полководец столкнется с настоящим врагом, не уступающим ему в вооружении. Английские войска понесут ужасные потери (особенно среди офицерского состава). Для достижения победы генерал применит дьявольское изобретение: концентрационные лагеря для гражданского населения бурских республик (в которых от голода и отсутствия медицинской помощи сгинет до четверти бурского населения). Но это будет потом.

Осталось рассказать немного. Уцелевший при Омдурмане Абдаллах пытался организовать партизанскую войну в западных районах Судана, но потерпел неудачу. Его отряд попал в засаду и был перебит англичанами. Погиб и сам Халифа. Отдаленные районы страны один за одним складывали оружие и изъявляли покорность: пулемет «Максим» действительно оказался на редкость убедительным аргументом. Восстание Махди было окончательно подавлено, а основанное им государство - уничтожено. Соединенному Королевству потребовалось для этого долгих семнадцать лет.

В январе 1899 года Англия и Египет подписали соглашение об установлении «совместного» управления в Судане. Вся власть принадлежала генерал-губернатору, которого назначал Хедив по представлению из Лондона. Судан стал английской колонией и обрел независимость только в 1951 году. Получив свободу, суданцы восстановили мавзолей Махди и сегодня, это самая главная достопримечательность Хартума. А неподалеку находится очень красивый памятник генералу Чарльзу Гордону, знаменитому Гордон-Паше. Никто и не подумал снести его после обретения Суданом независимости (поучительнейший пример!). Генерал сидит верхом на верблюде и печально смотрит вдаль, туда, где лежит его далекая и холодная родина. Величайший суданец и один из величайших англичан, снова собрались вместе. Что ж, и тот и другой действительно были выдающимися личностями. Каждый из них внес огромный вклад в историю страны. В жизни они вели беспощадную войну друг против друга. Небольшой кусок земли помирил их навсегда. Мир их праху. На этом давайте простимся с нашими героями и жарким пустынным Суданом.



 


Tags: 19 век, Африка, Британия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments