kastelno (kastelno) wrote in ru_history,
kastelno
kastelno
ru_history

Дрезден. Четвертая чаша (часть первая)

Четвертый Ангел вылил

свою чашу на солнце: и дано

было ему жечь людей огнем.

Откровение, гл. 16, с. 8


Зимним декабрьским вечером 1944 года, по улицам Лондона со страшной скоростью неслась легковая машина. Постовой полисмен остановил нарушителя, потребовав документы. Сидевший за рулем человек предъявил служебное удостоверение на имя Артура Харриса, командующего бомбардировочной авиацией Королевских ВВС.

- Сэр, недопустимо ехать с такой скоростью! При такой езде вы запросто можете кого-нибудь убить! - справедливо заметил водителю страж порядка, выписывая штраф.

- Молодой человек, - устало ответил пожилой водитель, - да я каждую ночь убиваю тысячи людей! 

 

Сейчас уже никто не скажет Вам имела ли место такая история на самом деле, но анекдот об этом был очень популярен среди британских летчиков на последней стадии Второй мировой войны. Именно Артур Харрис впервые применил на практике идеи ковровых бомбардировок, жертвами которых стали сотни тысяч немцев. В фашистской Германии его имя произносилось с ужасом, пропагандисты Геббельса называли его Мясником. Пресса Туманного Альбиона присвоила Харрису титул «воздушного Нельсона», подчиненные «за глаза» называли его «бомбардировщик Харрис». Но самому Артуру Харрису было глубоко плевать и на немецкие и на английские эпитеты. Он был просто фанатично одержим своей работой. Без сна и отдыха шеф Бомбардировочного командования трудился за рабочим столом, стремясь довести понятие «ковровая бомбардировка» до совершенства. И это ему удалось. Шедевром его деятельности стало разрушение Дрездена в феврале 1945 года. Но давайте начнем с самого начала. 

I

Будем справедливы: бомбардировки городов с целью уничтожения мирного населения начали сами немцы. Именно пилоты люфтваффе хладнокровно бомбили польские города с начала Второй мировой войны. Причем это делалось не с целью уничтожить военные объекты, а для деморализации населения и создания в обществе пораженческих настроений. Британцы напротив, показали себя джентльменами на первых порах (редкий случай в английской истории!). Даже вступив в войну Соединенное королевство официально объявило о том, что его авиация не будет наносить ударов по мирному населению Германии. «Правительство Его Величества никогда не будет нападать на гражданских лиц», - заявил премьер-министр Чемберлен.

Но фюрер все больше и больше поддавался чувству вседозволенности. Ни за что ни про что немецкие летчики подвергли бомбардировке голландский Роттердам, причем в то время, когда город уже официально объявил о капитуляции! Девяносто четыре тонны бомб, сброшенных самолетами со свастикой на фюзеляже, убили около тысячи гражданских лиц и десятки тысяч оставили без крыши над головой. Для сытой и благополучной Голландии эта новость оказалась ужасающей. Шок усиливался от заявлений правительства страны, уже сбежавшего за рубеж: говорилось о тридцати тысячах погибших! (что было заведомой ложью). Здесь немцам удалось добиться желаемых результатов: насмерть перепуганные обыватели потребовали от властей немедленной капитуляции. Сработал принцип: берите все, оставьте только жизнь!

Гитлер, довольно потирая руки, решил применить голландский опыт на английской земле. Не исключено, что это бы ему удалось: премьер Чемберлен, министр иностранных дел Галифакс и часть кабинета склонялась к миру с Германией. К счастью Короны, народное недовольство отправило незадачливого премьера в отставку, вручив власть энергичному и решительному Черчиллю. Новый глава правительства сразу изменил внешнюю политику, объявив, что Англия будет сражаться до последнего человека. Уинстон Черчиль пойдет даже на союз с дьяволом если Германия вторгнется в ад. Началась воздушная битва за Британию.

Люфтваффе получило приказ начать бомбежки английских городов с официальной целью разрушения их военной и промышленной инфраструктуры. Но эта цель была вторична. Главной задачей было сломить волю простых англичан к сопротивлению и вывести Великобританию из войны. 19 августа 1940 года бомбардировке подвергся Ливерпуль, причем немецкие летчики получили право самостоятельно выбирать цели. Начались массированные налеты на Лондон, погибло около тысячи гражданских лиц. Королевские ВВС ответили ударом по столице «тысячелетнего Рейха», оставив неприятный осадок в душе Германа Геринга, публично утверждавшего, что ни одна бомба не упадет на Берлин.

С сентября 1940 года германская авиация начинает наносить удары по крупным городам Англии: Бирмингем, Белфаст, Бристоль. 14 ноября массированному удару подвергся город Ковентри. Немцы сбросили осветительные бомбы, наметив таким образом цели, и лишь затем началась основная атака. Бомбардировка продолжалась более десяти часов, вся историческая часть города исчезла в огне. Погибло около четырехсот человек. «Они посеяли ветер, что ж, они пожнут бурю», - пророчески выразился У.Черчилль, осматривая развалины Ковентри.

Германский воздушный флот не сумел выполнить поставленных перед ним задач. Сказывалось отсутствие опыта в проведении массовых бомбардировок, низкая бомбовая нагрузка самолетов, невозможность проводить прицельное бомбометание. Необходимо отметить и яростное сопротивление англичан. Истребители Короны работали на «отлично», все больше и больше пилотов люфтваффе попадало в списки погибших и пропавших без вести. Жертвы и разрушения не принесли желаемого результата, вызывая у рядовых англичан только ярость и желание мести. Огромные потери в авиации (более 1800 самолетов), вынудили фюрера отказаться от планов захвата Британских островов (без господства в воздухе переправа через Ла-Манш была невозможной). Битва за Британию была проиграна Рейхом вчистую. Гитлер развернул свои орды на Восток и напал на Советский Союз. Это стало для Германии дорогой в могилу.

В виду несовершенства стратегической авиации и отсутствия грамотной концепции ведения воздушной войны, Германия не смогла нанести чувствительный удар Великобритании. Число погибших счислялось сотнями, разрушения промышленных объектов не были чувствительными. Например ущерб, который понесла промышленность Ковентри, был эквивалентен объему продукции, выпускаемой за тридцать девять дней. Но убивая гражданское население и не признавая никаких законов ведения войны (если такие вообще существуют), немцы на свою беду выпустили из бутылки страшного джина. Возмездие со стороны англичан будет для Германии ужасным. 22 февраля 1942 года на должность командующего Бомбардировочной авиацией Королевских ВВС был назначен Артур Харрис. Для Рейха наступало время расплаты.

II

Идея нанесения бомбовых ударов по жилым кварталам была сформирована еще во время Первой мировой войны. В качестве объяснения говорилось, что такие кварталы населены рабочими занятыми на промышленных предприятиях. А они производят оружие. Таким образом, промышленный рабочий приравнивался к солдату на театре военных действий. Но развитие техники в ту эпоху не позволяло воплотить эту идею на практике. Другое дело самолеты Второй мировой войны.

В начале 1942 года английский профессор Линдерман (чистокровный англичанин, судя по фамилии), подготовил памятную записку в штаб Королевских ВВС, где последовательно доказывалось, что нанесение массированных ударов по жилым кварталам рано или поздно сломит моральный дух противника. Это пришлось по вкусу Правительству Ее Величества и новая доктрина применения бомбардировочной авиации была утверждена официально. Артур Харрис рьяно взялся за ее претворение в жизнь. Ряд ученых проводит опыты для определения того, какое давление, вызываемое взрывной волной, смертельно для человека. Для этих жутких экспериментов используются козы, привязанные в момент взрыва бомбы к кольям на разных расстояниях. Итоги исследований говорят: только незначительная часть животных гибнет от воздействия взрывной волны. Причина смерти большей части подопытных тварей приходится на дым и угарный газ, возникающий в процессе взрыва. На основании этих расчетов началось производство новых фугасных бомб повышенной мощности, с содержанием взрывчатки до восьмидесяти процентов (т.н. «блокбастеры» - разрушители кварталов).

Харрис требует от Правительства немедленного увеличения объемов выпуска бомбардировщиков. «Смешно верить, что крупнейшую промышленную державу Европы можно поставить на колени таким смешным инструментом как шестьсот или семьсот бомбардировщиков. Но дайте мне тридцать тысяч стратегических бомбардировщиков – и война закончится завтра утром», - говорит он. Понятно, что о таком количестве самолетов можно было только мечтать, ибо британская военная промышленность имела свои пределы, и ее возможности были не безграничны. Поэтому отсутствие количества Харрис решил заменить качеством.

Он целыми днями осматривает развалины Ковентри и не может понять: как немецкой авиации удалось добиться таких огромных разрушений, ведь было сброшено не такое уж большое количество фугасных бомб! И тут один из специалистов Бомбардировочного командования обратил внимание своего шефа на интересный факт: немцы провели принципиально новый вид бомбометания. Город только предварительно был заброшен фугасными зарядами, главный же удар пришелся на зажигательные бомбы. И несчастный Ковентри исчез в огне. За расчеты тут же взялись десятки лучших инженеров Туманного Альбиона и очень скоро, на стол Харриса легло теоретическое обоснование «огненного смерча», в последствии погубившего Дрезден и десятки других германских городов.

Это поистине жуткое явление возникает тогда, когда разрозненные очаги пожаров сливаются в один гигантский костер. Воздух над эпицентром пожарища сильно нагревается, его плотность резко уменьшается и он рывками поднимается вверх. Холодные потоки воздуха со всех сторон немедленно поступают на его место, также нагреваясь. Постоянный подсос кислорода действует по принципу кузнечных мехов. Стремительные направленные воздушные потоки завинчиваются против часовой стрелки и устремляются ввысь на высоту до пяти тысяч метров! Температура в центре этого монстра превышает тысячу градусов по Цельсию, и так до тех пор, пока не сгорит все, что может гореть. Рекомендации ученых Бомбардировочному командованию были следующими: немцы в Ковентри действительно пришли к правильным выводам. Глупо тратить фугасные заряды, грохоту много, а толку мало. Сначала городские здания должны подвергнуться «обработке» обычными бомбами, цель которых выбить стекла и сорвать крыши. Загоревшийся дом превратиться в огромный камин, ибо необходимый для увеличения пожара воздух, будет поступать через выбитые окна. И только потом нужно нанести мощный удар зажигательными бомбами. Немецким городам много лет, они имеют средневековую застройку, дома стоят практически впритык друг к другу. Пожары возникнут в массовом порядке, а когда они соединятся в один – случится огненный смерч. И городу конец. Как это произошло в Ковентри.

Артур Харрис был чрезвычайно доволен работой английских аналитиков, горя желанием опробовать правильность их расчетов. Ночью 30 мая 1942 года более тысячи британских бомбардировщиков провело массированный налет на Кёльн. Результат не впечатлил никого. Грамотные действия немецких пожарных не позволили разрозненным очагам возгорания соединится в один, огненный смерч так и не возник. Число уничтоженных зданий в Кельне превысило десять тысяч, а вот погибших было менее пятисот. Шеф бомбардировочного командования рвал и метал: отправить более тысячи самолетов для того, что бы убить меньше пятисот человек! Абсурд! Бред!

Снова за работу засели лучшие умы в области физики, химии, метеорологии, противопожарного дела, архитектуры. Какие погодные условия наиболее благоприятны для массового возгорания? Сколько зажигательных бомб необходимо на одну единицу площади? Как парализовать действия немецких пожарных служб? Исследователи долго трудились не покладая рук. Наконец новые рекомендации для действий Бомбардировочного командования были готовы.

21 января 1943 года на конференции союзников в Касабланке принимается Директива «Об усилении совместного воздушного наступления против Германии». Документ предусматривал использование стратегической авиации для целенаправленного уничтожения экономической мощи Германии и подрыва морального духа немецкого народа. Директива напрямую предписывала проводить бомбежки по жилым застройкам немецких городов. «Вместо ударов рапирой, теперь будем наносить удары дубиной», - так охарактеризовал положения этого документа Артур Харрис.

Первым немецким городом познавшим на практике изыскания британского гения, стал Вупперталь, расположенный в восточной части Рура. В общем-то город являлся «законной» военной целью: там находился большой завод по производству шарикоподшипников, существовало крупное химическое промышленное производство. Однако точки прицеливания, обозначенные на картах английских летчиков, находились не на объектах промышленных производств, а в жилых кварталах. В ночь с 29 на 30 мая 1943 года 719 бомбардировщиков «Ланкастер» взмыли в воздух. За счет сложной системы маневрирования штабистам Харриса удалось сбить с толку немецкие расчеты ПВО: они слишком поздно кинулись к зениткам. Легкие самолеты «Москито» сбросили осветительные бомбы, положили разноцветные маркеры в качестве обозначения точек прицеливания. Сорок пять самолетов забросали город фугасными бомбами, начались пожары. Немцы бросились их тушить и тут свой страшный удар зажигательными бомбами, нанесла основная масса «Ланкастеров». Это был первый огненный смерч, возникший в Германии. Число жертв в Вуппертале превысило пять тысяч человек, свыше девяносто процентов от застроенной площади города выгорело в прах. Результат превзошел все ожидания, Артур Харрис мог быть доволен.

Руководство Рейха впервые обратило внимание на столь большие жертвы воздушного удара, министр пропаганды Геббельс назвал случившееся террором против мирных жителей. «Таймс» отреагировала незамедлительно: Королевские ВВС подвергли бомбардировке исключительно военные объекты, добавив, что даже при высокой точности ударов, гибель гражданского населения является неизбежной. Газета также напомнила немцам об убитых женщинах и детях в Роттердаме, Лондоне и Ковентри, фактически заявив – Вы первые это начали (что было сущей правдой).

III

Артур Харрис не был бездумным убийцей, не жалеющий жизни ни своих, ни чужих. Просто человек самозабвенно любил свою работу и отдавал ей все силы без остатка. Он берег летчиков Великобритании и всячески старался снизить потери Королевских ВВС от огня противника. «Вся Германия не стоит костей и одного британского гренадера», - постоянно повторял он. Поэтому любые новшества направленные на преодоление зенитного огня противника, сразу получали у Харриса зеленый свет. Настоящим кошмаром для английских летчиков стал провальный рейд американской авиации на военные заводы в районе Швайгфурта и Регенсбурга.

Немецкие военные тоже не сидели сложа руки, наблюдая как вражеская авиация превращает их города в пыль. Долгое время ПВО Германии работало по теории генерала Каммхубера: охраняемый участок неба разбит на четкие сектора, за каждым из которых закреплено определенное число истребителей. Но эта теория годилась только для начала войны, налет на Кёльн показал ее полную несостоятельность. Весной 1943 года молодой майор Херманн предложил принципиально новую тактику.

Про сектора нужно забыть. Осветительные бомбы, сбрасываемые англичанами, создают условия полета близкие к дневным. Как только радары засекают появление бомбардировщиков, к ним бросаются все немецкие истребители какие только есть в этом районе. Отработав топливо или расстреляв патроны, немцы садятся на любые близлежащие аэродромы, заправляются, пополняют боезапас и немедленно взлетают снова. Зенитчики ограничивают стрельбу только до тех высот, на которых они визуально могут определять вражеские самолеты. Расчеты немецкого майора оказались верны. Армада американских «Летающих крепостей» подвергнувшая бомбардировке промышленные объекты Швайгфурта и Регенсбурга, в июне 1943 года потеряла более тридцати процентов самолетов! Больше половины сбитых бомбардировщиков записало на свой счет подразделение истребителей «Дикий кабан», созданное майором Херманном. Янки здорово наложили в штаны: они не принимали участие в авианалетах более месяца (американские летчики просто отказывались садиться за штурвал, беспрецедентный случай в армии США! Не любит Америка врага, который может за себя постоять, ох не любит!).

Сумасшедшие потери союзников, вынудили Харриса применить новейшее изобретение английских ученых для нейтрализации вражеских радаров. Это средство называлось «Виндоу» (англ. window – окно). Это были простые полоски из оловянной фольги (станиоли), размер которых был подобран таким образом, что бы они были видны в диапазоне работы немецких радаров. По расчетам инженеров, отображение «виндоу» на экранах радаров, должно было сбить с толку немецких операторов.

Группа радиоразведки также приготовила врагу неприятный сюрприз. Англичане собрали лучших лингвистов, долго живших в Германии и прекрасно владеющих немецким языком. Каждый из них был закреплен в радиоэфире за определенным оператором люфтваффе, осуществлявшим наведение истребителей на цель. Он изучал его манеру говорить, специфику произношения, используемый в речи сленг. В нужный момент, англичанин должен был «подменить» немца с целью дезорганизации работы противовоздушной обороны.

Теоретики Бомбардировочного командования предложили Харрису испробовать еще одно тактическое новшество: атаку следует провести не в один заход, а в несколько. Первая волна самолетов нанесет удар фугасными, а затем зажигательными бомбами. Немцы попытаются потушить пожар, но их накроет уже вторая волна, уже только с зажигательными бомбами. В городе безусловно возникнет огненный смерч, уничтожающий все живое. Но через сутки - двое огонь пойдет на убыль, и вот здесь нужно атаковать третьей волной. Через пару дней необходимо вновь нанести удар зажигательными бомбами. Аналитики Королевских ВВС ручались, что такие методы позволят безукоризненно заколотить в гроб любой большой город. На совещании Бомбардировочного командования, проводившегося с участием премьер-министра У.Черчиля, в качестве следующей цели был выбран Гамбург. Операция получила кодовое название «Гоморра».

Первый удар обрушился на Гамбург 24 июля 1943 года. 728 бомбардировщиков волнами шли город, щедро рассыпая за собой «виндоу». Расчеты англичан блестяще оправдали себя: немецкие операторы ПВО просто не понимали что происходит. Свет зенитных прожекторов вдруг начал перемещаться по небу хаотично, абсолютно без всякой цели. Радиоперехват зафиксировал крики фашистских радистов, кричавших о том, что на них идут миллионы самолетов. Немецкие истребители также не могли принять участие в отражении атаки. Их собственные радары оказались ослеплены, а операторы «двойники» давали ложные целеуказания, а то и вообще направляли на запасные аэродромы.

На город обрушилось две с половиной тысячи тонн фугасных и зажигательных бомб. Утром следующего дня горящий Гамбург накрыл удар американских «Летающих крепостей». Третья атака произошла утром 26 июля. Еще через день 787 бомбардировщиков вновь сбросили свой смертоносный груз на объятый пламенем Гамбург. Последняя волна в 700 бомбардировщиков ударила в ночь с 28 по 29 июля. В городе возник огненный смерч небывалой силы, температура в эпицентре превышала 900 градусов по Цельсию! Из-за разницы температур возникла сильнейшая тяга, скорость ветра на улицах достигала двухсот пятидесяти километров в час! В огонь бросало людей, машины, с корнем вырванные деревья, словом все, что было на пути этого рукотворного чудовища. Горело и плавилось все, что могло гореть и плавиться. Сотни людей просто задохнулись в надежных бомбоубежищах: огненный смерч, как гигантский пылесос, затягивал в себя кислород. Сотни превратились в пепел в тех же бомбоубежищах из-за чрезвычайно высоких температур бушевавших пожаров.

Итоги операции «Гоморра»: свыше пятидесяти тысяч человек погибли, ранения получили более двухсот тысяч, около семидесяти пять процентов застроенной площади Гамбурга перестали существовать. Атакующие потеряли сорок шесть самолетов. Тщательно проанализировав проведение операции, Артур Харрис вновь пришел в бешенство и затопал ногами: только шестьдесят процентов экипажей сумели произвести бомбометание точно внутри радиуса определенного точками прицеливания. Значит, сорок процентов самолетов отбомбились вхолостую! Аналитические службы Бомбардировочного командования получают новое задание: любыми способами улучшить качество визуального опознавания точек прицеливания.

Иную реакцию итоги бомбардировки вызвали в Германии. «Улицы были усеяны сотнями трупов. Матери со своими детьми, молодые люди, старики. Иногда тела были обгоревшими или обугленными, иногда целыми, одетыми или голыми, с восковой, как у манекенов, бледностью. Положение остатков костей в бомбоубежищах показывало, как они отчаянно боролись за жизнь», - писал один из вновь прибывших в город пожарных. «Гамбурга больше нет. Есть десятки тысяч трупов», - сообщил Геббельсу местный гаулейтер. Третий Рейх вздрогнул, узнав о гибели целого города. Всю войну до этого, ОНИ, высшая раса, убивали женщин, детей, стариков в Польше и Советском Союзе, во Франции и Чехии, в Англии и Югославии, и считали это нормальным и естественным. Они травили газом людей в крематориях, расстреливали и сжигали заживо, вешали и рубили головы, закапывали живьем и давили танками, морили голодом и использовали для изъятия крови для своих раненых, словом творили что хотели, но ведь ИМ МОЖНО! Они же ВЫСШАЯ РАСА! Но с самими немцами нельзя так обращаться! Нет, господа. Гамбург получил только цветочки. Ягодки предстояло сорвать Дрездену. Как учит Святая Библия, «какой мерой мерите вы, той же мерой отмерится и вам». Английское радио, вещающее на территорию Рейха на немецком языке, совершенно справедливо заявило: «неужели Германия полагала, что ей никогда не придется платить за те преступления, что она совершила с момента своего погружения в варварство?». Что ж, Фатерлянду действительно пришла пора расплачиваться за свои злодеяния.



 


Tags: Вторая Мировая война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments