Василий Мархинин (basiliobasilid) wrote in ru_history,
Василий Мархинин
basiliobasilid
ru_history

Церковная доктрина парламентской партии в Пуританской революции


(Подписание Штландского Национального Ковенанта в 1638 г.)

Событие, изображенное на картинке, стало одним из ключевых в развитии событий Английской революции и в формировании политических идей Нового времени.
Материал, приведенный ниже, взят из работы У.А. Даннинга и посвящен этому сюжету


ЦЕРКОВНАЯ ДОКТРИНА ПАРЛАМЕНТСКОЙ ПАРТИИ
У.А. Даннинг


Общеизвестен следующий исторический факт: конец абсолютной монархии Карла I был прямым следствие его попытки ввести новую литургию в Шотландии в 1637 г. Сопротивление шотландцев не только революционаризировало шотландскую церковь, но и связала королю руки в Англии, где он вынужден был созвать парламент, который, в конечном итоге, низложил его с престола. В церковных делах переворот в Шотландии состоял в запрете епископата и установлении пресвитерианской церкви на началах, которые Knox заимствовал у Кальвина. Это означало победу антицерковных идей и тенденций, которым Джеймс I успешно сопротивлялся и в Англии, и в Шотландии. Насколько тесно были связаны эти идеи и тенденции с антимонархическими теориями, ясно на примере монархомахов-кальвинистов. Эта связь проявилась теперь в том, при помощи какой процедуры народ Шотландии объединился против короля в ходе знаменитого Ковенанта 1638 г. С очевидной отсылкой к ветхозаветным договорам, которые избранный народ Израиля заключал с Иеговой и со своими царями, шотландцы постановили почитать Бога так, велит их церковь, и поддерживать и почитать своего короля до тех пор, пока это не противоречит законам церкви и парламента. И по форме, и по содержанию шотландский народ последовал примеру теорий, которые развивали Ланге и Бьюкенен.


Карл I (1600-1649)

Воздействие шотландского примера на церковную ситуацию в Англии было очень существенно. Оппозиция епископату на чисто церковном основании была в Англии гораздо слабее, чем в северном королевстве. Но произвол, при помощи которого архиепископ Лауд заставил немаловажный пуританский элемент признать официальную церковь, и крайние позиции, которые заняли церковные сановники по вопросу о божественном праве епископов и королей привел епископат к разрушению Долгим парламентом, который громил все, что могло оказывать королю поддержку. Теперь настал черед Англии окончательно разрешить те вопросы, которые уже были решены континентальными нациями, восставшими против Рима. Метод, при помощи которого Генрих VIII порвал с папским престолом, ранее предотвратил разрешение этих вопросов.


Архиепископ Уильям Лауд (1573-1645), глава англиканской церкви, обвинен в заговоре и казнен по приговору парламента.

Но после падения Лауда все противоположные мнения относительно церковной организации и по вопросу об отношениях государства и церкви в Англии начали развиваться в том же направлении, что и в европейском лютеранстве. Парламент очень легко склонился к разрушению епископального управления церковью, поскольку это обеспечивало определенные политические функции. Епископы и другие представители официальной церкви были полностью лишены права заседать в парламенте и распоряжаться любой политической или судебной властью. Это была первая фаза разрешения проблемы. Но будут ли епископы заниматься лишь чисто церковной деятельностью – это был уже другой вопрос. На этот вопрос был дан ответ, когда парламент проголосовал за пресвитерианскую систему церковной организации и за то, что правительство должно иметь своих представителей в церкви. К этому результату привели две главные причины, каждая из которых важна сама по себе и имеет большое значение для развития политической теории. Первая состояла в огромном влиянии шотландских политиков и священников, чья помощь была необходима парламенту в войне против короля. Союз Англии и Шотландии против их общего короля вылился в Торжественную лигу и Ковенант 1643 г.



Этот документ по форме и по сути являлся выражением идей воинствующего кальвинизма. Это не был обыкновенный договор между двумя государствами, но взаимное соглашение, подписанное и подкрепленное клятвой каждым участвующим в нем индивидуумом в отдельности; совершенное «дворянами, баронами, рыцарями, джентльменами, горожанами, служителями церкви и общинами всякого рода в королевствах Англии, Шотландии и Ирландии».


Подписание Ковенанта

Соглашение воспроизводило Шотландский Национальный Ковенант 1638 г. и переносило на английскую почву концепцию народного суверенитета. Подписание Лиги и Ковенанта стало для Англии проверкой готовности людей присоединиться к парламенту в его противостоянии с королем. В этих условиях антимонархическая направленность движения ясна до банальности, а апелляция к индивидууму, а не к представительному органу, муниципальному, региональному или общенациональному, есть ни что иное, как подтверждение концепции договорной природы правительства, которая сильно отличается от той, что принадлежит континентальным монархомахам. По своей сути, Лига и Ковенант, как бы то ни было, стремятся противостоять любым демократическим тенденциям, ставя на первое место реформирование церкви и религии и принятие шотландской системы. Звучат призывы не только к искоренению власти пап и прелатов, но и «предрассудков, ереси, раскола, нечестия» и к утверждению здоровой религиозной доктрины и набожности. Таким образом, понятно, что требование следовать догматам у пресвитериан было таким же жестким, как и у епископальной организации, и что парламент так же принуждал к моральной и религиозной дисциплине, предписанной священниками и пресвитерами, как Карл I принуждал выполнять предписания архиепископа Лауда и его епископов. Не нерегулируемая демократия, а кальвинистская аристократия должна была преобладать в реформированной системе, созданной Лигой и Ковенантом.
Вторая причина, по которой парламент устанавливал пресвитерианство, предполагается сказанным только что. В ситуации возбуждения и замешательства, вызванного разрывом между королем и Долгим парламентом, всякая сдержанность в отношении роста числа сект была отброшена, а Англия изобиловала доктринами, как религиозными, так и политическими, которые выглядели бы экстравагантно в любое время, а консервативным современникам казались источником анархии в обществе. Надежда положить предел радикализму, который вытекал из учения о праве свободного частного суждения, привела к поддержке нового истеблишмента со стороны тех, кто не слишком любил пресвитерианство ни в церковном, ни в моральном отношении. Продолжение событий показало все же, что эти надежды были ложными. Эффективную оппозицию официальной церкви составила совокупность сект, которые при всех расхождениях друг с другом, сходились в том, что их вера и обряды не должны регулироваться правительством. Под именем индепендентов они завоевали поддержку военного диктатора, порожденного революцией, и их идеи преобладали при кромвелевских режимах Республики и Протектората.


О. Кромвель (1599-1658)

Важность индепендентов в истории политических идей чрезвычайно велика. В их числе – мыслители, которые стоят на первых местах в списке людей, повлиявших на современную политическую философию. Более того, теории, второстепенные для индепендентов, добавили два пункта к списку «естественных прав», которые сыграли большую роль в мысли восемнадцатого и девятнадцатого столетия. Юристы ввели в употребление неотчуждаемые права сначала англичан, а потом и всех людей на жизнь, свободу и собственность. Схожим образом индепенденты в Пуританской революции ответственны за права свободы вероисповедания и свободы слова.

Tags: 17 век, Британия, Научная литература, Религия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments