?

Log in

No account? Create an account
Вопросы истории
Попова С. С. «Русская революция» 
5-окт-2011 10:50 am [1917]
Уважаемые читатели, я и voencomuezd в память о Светлане Сергеевне Поповой http://ru-history.livejournal.com/3140202.html , продолжаем публиковать в живом журнале ее статьи (начало публикации здесь - http://ru-history.livejournal.com/3146766.html , http://ru-history.livejournal.com/3147120.html , http://ru-history.livejournal.com/3148430.html, http://ru-history.livejournal.com/3150326.html ). Сегодня мы впервые в интернете публикуем статью -
«Русская революция»: Донесения начальника бельгийской военной миссии барона де Риккеля. 1916-1918 гг.//Исторический архив 1996 год. № 3 С. 168-184; 1996. № 4. С. 165-190.

продолжение, начало здесь http://ru-history.livejournal.com/3156559.html , http://ru-history.livejournal.com/3157180.html

«Русская революция»: Донесения начальника бельгийской военной миссии барона де Риккеля. 1916-1918 гг ,

№ 30

Ставка
№ 4 24 сентября 1917 г.

Уход генерала Алексеева.(81) Вот что заявил нам генерал Алексеев: «Одна из причин, по которой я оставил высокий пост, доверенный мне, это мое разногласие с Керенским о ведении процесса по делу Корнилова. Теперь уже доказано документально, что Керенский и Корнилов заключили соглашение, чтобы подавить силой большевистскую угрозу и установить диктатуру. С этой целью в полном согласии с Керенским Корнилов начал собирать надежные войска вокруг столицы. Я не знаю мотивов, которые заставили Керенского покинуть Корнилова в то время, когда переворот был в стадии осуществления, и перекинуться на сторону Петроградского комитета рабочих и солдат. Корнилов вовсе не реакционер и не предатель — он действовал с согласия правительства, чтобы укрепить власть. Только поэтому я желал, чтобы процесс был открытым и велся обычным военным трибуналом, где каждый документ увидел бы свет. Но Керенский, который боялся как раз обнародования этих документов (я вам направлю их сегодня по почте)(82), пожелал поручить процесс специальному военному трибуналу, состоящему из 3 офицеров и 3 солдат. Я не могу присоединиться к подобной акции, и я удаляюсь. Отпуская меня, Керенский спросил, окончательно ли я отказываюсь от оказания помощи в этот период, полный опасностей для армии.(а) Я ответил: «Если процесс Корнилова закончится так, как решит правосудие, и если я обнаружу, что не задета, как сейчас, моя честь, я буду всегда готов посвятить последние дни моей жизни служению моей родине».

ЦХИДК. Ф.185. Оп.З. Д.94. Л.390. Машинописная копия.

(а) В Оп.14а. Д.7090 — «для России»

№ 31

Ставка
№ 5 26 сентября 1917 г.

Политическое положение:
Я не буду говорить, что внутреннее положение ухудшается, оно просто не может быть хуже. Публикация документов, которыми обменивались Корнилов и Керенский перед так называемым государственным переворотом, вероятно, приведет к падению Керенского и его замене Черновым.(83) И тогда мы, вероятно, будем свидетелями так называемого государственного переворота из-за противостояния Керенского и Чернова. Если Чернов одержит верх, что возможно, то в ближайшей перспективе заключение сепаратного мира.
Вот что сказал генерал Алексеев по этому поводу:
«Большевистская партия, хотя насколько может, и навязывает себя правительству и преобладает в различных комитетах, особенно в Петроградском, представляет собой незначительное меньшинство от всего русского населения; ей не хватает вследствие этого прочной основы для того, чтобы стать правящей властью. Даже если ей удастся захватить власть, что будет, конечно, несчастьем для России и для дела Антанты, такое правительство сможет продержаться очень короткий период времени. Но разрушительное дело большевистской партии постоянно возрастает, помимо [стремления захватить власть], она ожесточенно препятствует также любыми средствами и страшными угрозами любым правительственным мерам по восстановлению порядка и свободы в стране и дисциплины в армии. Короче, она желает анархии».

ЦХИДК. Ф.185. Оп.З. Д.94. Л.391. Машинописная копия.

№ 32

Ставка
№ 6 26 сентября 1917 г.

Военное положение. Вот что сказал генерал Алексеев:
«В России есть все, что ей необходимо для будущей зимней кампании. Но дезорганизация транспортных средств, беспорядок и отсутствие всякой власти внутри страны мешают собрать и направить все ресурсы на фронт. Армии не хватает муки, хотя в деревнях муки в изобилии, но крестьяне ревниво ее прячут и не хотят передавать по реквизициям. Если это будет продолжаться в течение будущей зимней кампании, армия окажется в крайне тяжелой ситуации и, может быть, гибельной; а если пожелают применить энергичные меры как внутри страны, так и в армии, то армия сможет без особых сложностей провести зимнюю кампанию и подготовиться к весенним операциям. Если бы у меня были неограниченные полномочия, я мог бы гарантировать вернуть армии ее боеспособность на 4-5 месяцев. Но политические и партийные доводы преобладают над военными, даже когда поставлено на карту существование Родины. Поэтому сейчас отстраняют заслуженных генералов единственно потому, что они не могли подчиниться требованиям комитетов, и назначили много очень молодых людей, которые в знак признательности за высокий чин готовы подчиниться воле комитетов. У нас сейчас среди командующих армейскими корпусами 4 полковника и 12 генерал-майоров, только что получивших повышение по службе».

ЦХИДК. Ф.185. Оп.З. Д.94. Л.392. Машинописная копия.

№ 33

Ставка
№№ 16, 1 и 2 28 сентября 1917 г.

Т. 16. Предчувствуя большую опасность настоящей ситуации и желая использовать присутствие Главнокомандующего Керенского в Ставке, мои коллеги и я добились от него 22 сентября в субботу аудиенции.
От имени своих коллег и своего имени я засвидетельствовал наше почтение Главнокомандующему русских армий и передал ему приветствие от наших армий. Затем я сказал ему, что в момент начала осенней кампании нам необходимо проинформировать наших Главнокомандующих как о конкретных возможностях России продолжать военные действия в зимнее время, так и о надежности войск и их способности в случае необходимости к наступательным операциям.
Поблагодарив за приветствие, Главнокомандующий ответил, что Россия переживает очень тяжелый период, что союзники должны помнить, что Россия сделала для них, и так далее, и так далее. Я немедленно возразил ему, что на западном фронте союзники вынуждены были нести огромное бремя и что тем не менее их наступательные действия не прекращались, и сказал о трудностях, которые еще сегодня испытывают англичане.
Т.1. Именно тогда наш английский коллега(84 )заговорил о Месопотамии и боевых действиях вокруг Багдада и потребовал участия в них Кавказской армии. Главнокомандующий ответил фразами, в которых часто звучали слова «Корнилов», «Республика» и «Вера в будущее».(85)
Наш английский коллега спросил затем, входит ли в намерение Главнокомандующего восстановить приветствия и другие знаки чинопочитания в армии. Ответ был категорический: это невозможно в настоящее время.
Наш коллега заговорил затем о беспорядках в стране, чего мы не должны касаться, так как должны заниматься только военными вопросами. Главнокомандующий заметил ему, что это зависит от министра внутренних дел.(86)
Беседа отошла от основной темы, англичанин еще более ее отдалил, высказав возмущение тем, что во время его последнего приезда в Москву, когда он обедал в первоклассном ресторане города, большевик приказал выключить плиты, что не дало ему возможности закончить обед.
Создалась комическая ситуация. И я вновь взял слово, чтобы заверить Главнокомандующего в вере союзников в Россию и в продолжение усилий, которые они не прекращают делать ради нее.
Наша аудиенция не достигла своей цели. Виноват в этом был англичанин, и это можно было предвидеть, так как здесь, на Востоке, эти англичане делают ошибку за ошибкой. Не они ли сделали революцию и не они ли находились за кулисами событий во время последнего государственного переворота?
Короче, нам ничего не оставалось, как постараться добиться сведений из другого источника. Я сообщил эти сведения в телеграммах №№ 4, 5, 6 .(87)
Т. 2.(а) Что касается действительного участия в государственном перевороте, то я могу подтвердить это тем, что английский бронированный автомобильный отряд направлялся к Петрограду, чтобы выгнать оттуда большевиков. Мой категорический отказ от участия нашего отряда остановил моего английского коллегу. Именно тогда он направил навстречу своему отряду, двигавшемуся к Петрограду, одного из своих офицеров. Этот офицер, который, между прочим, был арестован в Гомеле войсками, охранявшими Ставку, содержался там под арестом в течение 2,5 дней. По поводу этого ареста англичане не осмелились даже представить дипломатическую ноту протеста. Это кое-что значит, так как они никогда не останавливаются перед этим, когда речь идет об английском гражданине.
Отправка этой телеграммы была задержана, так как я считал более срочной отправку предыдущих телеграмм.

ЦХИДК. Ф.185. Оп.З. Д.94. Л.339-341. Машинописная копия.

(а)На телеграмме № 2 сделана приписка от руки: «Я предлагаю не направлять выдержку кап. Прежбяно» - сотруднику русской военной миссии во Франции (инициатору передачи бельгийского автобронированного дивизиона в русскую армию).

№ 34

Ставка
№ 1(а) 26 октября 1917 г.

Вот несколько деталей о положении в 13 армии.
Начальник дивизии, из которой мне сообщили эти сведения, был убит своими солдатами за то, что не выполнил одного из их приказов. Комиссара правительства постигла та же судьба за то, что вступился за него, а командир армейского корпуса обязан своей жизнью полкам, которые вовремя вмешались. Офицеры на фронте потеряли всякую власть. Они не отдают приказов, а ограничиваются сообщением солдатам тех приказов, которые получают, и затем ожидают, что решит комитет, да или нет, нужно ли их исполнять. Солдаты группе офицеров, обходивших траншеи, сказали: «Да, мы не знаем, против кого должны сражаться, против наших офицеров или против противника».
Как только враг наступает, солдаты группируются вокруг своих офицеров, так как к этому их толкает инстинкт самосохранения. С каждым днем комитеты становятся все больше большевистскими, потому что солдат считает, что только эта партия приведет их к миру. Поэтому как только газеты приходят в комитет, они бегут туда узнать, заключен ли наконец мир. Военные события, даже поражения, для них безразличны. Доверие войска к Керенскому все более падает. Человеком дня стал Чернов, политический эмигрант, до революции — редактор немецкой газеты, публиковавшейся в Швейцарии на русском языке и предназначавшейся для русских пленных.(88) Петроградский комитет по-прежнему пользуется большим авторитетом и Ленина не считают предателем. Имеются также провокаторы среди офицеров, это те лица, которые используют новое течение не из убеждений, а из оппортунизма. Уже давно не принимают больше пополнения. Так, в роте офицера, который мне сказал об этом, 7 офицеров и 60 штыков. Солдаты, убежденные, что мир будет скоро заключен, готовятся к возвращению, а некоторые соединения отказались от зимнего обмундирования. Они заявляют недвусмысленно, что не сдадут свое оружие, а унесут с собой с как можно большим количеством патронов для защиты своих прав. Казаков больше не боятся, так как их слишком мало. Приводят случай, когда сотню направили против восставшего полка. В то время как казаки стреляли в воздух, восставшие убивали их. Сторонников Корнилова слишком мало. Считают, что он хотел возродить прежний режим, и солдаты убеждены, что он будет приговорен к смерти. Напротив, офицеры с беспокойством следят за ходом процесса. Они говорят, что не могли его активно поддержать, потому что интеллигенция страны, которая разделяла его идеи, не осмеливалась говорить открыто. Офицеры, которые находятся на передовых рубежах, согласны за редким исключением с заявлениями, что все кончено. Даже если бы было иначе, зимы недостаточно, чтобы восстановить порядок и дисциплину в армии.

ЦХИДК. Ф.185. Оп.З. Д94. Л.358-359. Машинописная копия.

(а)От руки сделана приписка: «Я предлагаю ничего не говорить кап. Прежбяно».

№ 35

Ставка
№ 5 29 октября 1917 г.

Согласно данным разведки, очень скоро следует ожидать серьезных операций немецких войск против северного фронта, Макензен(89) также будет в состоянии осуществить крупное наступление в Молдавии для захвата Ясс.
Враг надеется, что через 1-2 месяца беспорядок на железных дорогах дойдет до такой степени, что прекратится снабжение русских войск.
Немцы продолжают распространять слух о ближайшей высадке в Финляндии.
Генштаб в Петрограде обращается к населению с просьбой придти на помощь контрразведке, которая не может больше одна бороться против бесчисленного количества шпионов, как русских, так и немецких. Он предупреждает, что в России враг создал школы для подготовки шпионов, агентов-провокаторов и т.д.
Кризис с перевозками по железным дорогам[...]
25% свободных локомотивов в ремонте, много товарных вагонов также стоят на всех линиях, ведущих к Москве. Все вокзалы запружены до такой степени, что движение поездов почти невозможно.
Говорят, в декабре прошлого года во Владивосток прибыли составы для 375 локомотивов. В настоящее время в Харбине приступили к монтажу 50 из них. Но число локомотивов, ежемесячно выходящих из строя, достигает 200.
Впрочем, беспорядок, который царит в стране, парализует усилия начальства, которые нигде не находят поддержки. Поэтому все директора просят снять их с должностей. Рабочие требуют безумной заработной платы. Они делают все, что хотят, они изменяют порядки по своему усмотрению, и все комитеты на их стороне.
Налицо кризис с перевозками на железной дороге.
Для снабжения железных дорог углем требуется использование вагонов, которые были до сих пор зарезервированы для военных заводов и снабжения населения. Отсюда прекращение работы на заводах, голод в городах, преступления, грабежи, воровство безработных. Кроме того, некоторые лица старательно подготавливают их к гражданской войне.

ЦХИДК. Ф.185. Оп.14а. Д.7090. Л.229,229об. Машинописная копия.

№ 36

Ставка
№ 10 3 ноября 1917 г.

Положение в армии.
Мой итальянский коллега явился вчера в Ставку с просьбой, нельзя ли добиться сохранения немецких дивизий на русском фронте. Начальник штаба ответил: «Невозможно, мой дорогой генерал, солдат не хочет».
2-я гренадерская дивизия требует энергичной борьбы за всеобщий мир и демократизацию армии, так как только самодисциплина позволит укрепить оборону фронта.

ЦХИДК. Ф.185. Оп.З. Д.94. Л.191. Машинописная копия.

№ 37(а)

Ставка
№ 14 (б) 6 ноября 1917 г.

[...] Начальник Генштаба итальянской армии(90) только что телеграфировал моему итальянскому коллеге, что русские начали мирные переговоры с Германией. Немцы начнут комплектовать армию из немецких и австрийских пленных. Эта армия под командованием немецких офицеров будет предназначена для военных действий против Японии, если она объявит войну России в результате ее предательства.
Здесь поговаривают об ультиматуме союзных послов России, чтобы выяснить, собирается ли она возобновить или нет военные операции.

ЦХИДК. Ф.185. Оп.З. Д.94. Л.330. Машинописная копия.

(а)В примечании № 43 (см.: Исторический архив. 1996. № 3. С. 184) дана ссылка на этот документ.
(б)Та же приписка, что в док. № 33.

№ 38

Ставка
23 ноября 1917 г.

Копия телеграммы, которую я направляю нашему посланнику в Петрограде(91) :
«Мои коллеги получили приказ направить Главнокомандующему Духонину(92) протест по поводу предложения о перемирии (93). Этот вопрос обсуждался на собрании всех послов и посланников.
Прошу вас сообщить мне, не имеете ли вы инструкции для меня по этому поводу, так как я единственный военный представитель, который из-за отсутствия инструкции не подписал протест».(94)
Моих коллег постоянно держали в курсе всех дипломатических актов. Меня же — нет. В данном случае я не подписал протест против нарушения соглашения, так как не знаю, стоит ли подпись Бельгии под ним.(95)

ЦХИДК. Ф.185. Оп.14а. Д.7090. Л.262. Машинописная копия.

№ 39

Ставка
№ 2 26 ноября 1917 г.

В послании, адресованном армии и русскому народу(96) в ответ на ноту протеста, представленную начальниками военных миссий, Троцкий утверждает, что все народы Европы солидарны с большевистским правительством в желании заключения немедленного мира.
В ответ на такое лживое утверждение мы считаем необходимым, чтобы все народы союзных стран нашли возможность передать сюда выражение их негодования предательством, в которое большевистское правительство вовлекает Россию в желании заключения немедленного мира.
Мои коллеги направляют такую же просьбу их правительствам.(97)
В продолжение телеграммы от 23 ноября.
Я получил сегодня, 26-го, следующую телеграмму от посланника в Петрограде, адресованную мне им 24-го в 19 час. 24 мин.: «Вы должны, конечно, подписать протокол».(98) Так как 25-го Троцкий уже выступил с протестом против акта представителей армий, я считаю, что вопрос для меня о моем участии в этом уже отпадает. Я обращаю ваше внимание на слово «КОНЕЧНО». Все мои коллеги были уведомлены по телеграфу своими послами. Только я ничего не получил.

ЦХИДК. Ф.185. Оп.14а. Д.7090. А.269. Машинописная копия.

№ 40

Ставка
№ 5 28 ноября 1917 г.

27 ноября начальник Генштаба в Петрограде(99) собрал союзных военных атташе для сообщения им текста ноты Троцкого, народного комиссара по иностранным делам. Он заявил, что это сообщение не носит официального характера. Военные атташе, считая, что этот вопрос политический, решили направить ноту дипломатическим представителям союзных государств. Что и было сделано(100) [...]

ЦХИДК. Ф.185. Оп.З. Д94. Л.314. Машинописная копия.

№ 41

Ставка
№ 6 29 ноября 1917 г.

Вчера, 28-го, были сделаны демарши перед представителями армии в Ставке, чтобы убедить их в настоятельной необходимости перемирия для русской армии и попросить их выступить посредником в пользу этого перемирия перед правительствами через послов. Один был написан комиссаром правительства Станкевичем(101), другой сделан устно лейтенантом флота [Бенкендорфом], бывшим помощником предыдущего комиссара Временного правительства Вырубова. Вечером после обеда я собрал руководителей миссий, и с общего согласия мы заявили о недопустимости такого рода демаршей. Мы не соглашаемся и принимаем во внимание только сообщения главнокомандующего Духонина, назначенного прежним правительством.
Вчера, 28-го, главнокомандующий уведомил нас, что Крыленко(102) отправился в Двинск, откуда направил парламентеров к немцам, чтобы узнать, согласятся ли они вступить в переговоры для заключения перемирия.(103) Согласно заявлениям Крыленко, если немцы принимают предложение, народные комиссары в обращении к союзным правительствам спросят их, согласны ли они на открытие переговоров. Заканчивая, Главнокомандующий сказал, что пока правительство, имеющее мандат и действующее в согласии с союзниками, не выскажется по поводу перемирия, он сделает все, что в его власти, чтобы заставить уважать межсоюзные конвенции.

ЦХИДК. Ф.185. Оп.З. Д.94. Л.313. Машинописная копия.

№ 42
Ставка
№ 8(а) 30 ноября 1917 г.

Эта телеграмма очень секретная и абсолютно конфиденциальная.
Новочеркасск — областной центр донских казаков. Именно там укрылись и продолжают укрываться каждый день лучшие из лидеров. Там находится Алексеев(104), а также Милюков.(105) По инициативе бывшего царского министра внутренних дел(106)там образовано правительство(107), которое ставит целью освободить Россию от ее внутренних врагов и продолжить сопротивление захватчику. Власть организовывает значительные силы, на которые она могла бы надежно опереться. Эти силы будут состоять в основном из казаков. Две дивизии находятся уже под командованием Каледина(108), три другие в пути по направлению к Дону. Последовательно будет осуществляться сбор других полков и дивизий. Эти войска будут насчитывать 300000 солдат.(109) Сам Алексеев занимается их организацией, которая завершится к первой половине марта. Впрочем, в районе есть 80000 ненадежных солдат, которые должны быть эвакуированы.

ЦХИДК. Ф.185. Оп.З. Д.94. Л.312. Машинописная копия.

(а)От руки записано: «Копии телеграмм 8 и 9 отправлены королю и министру иностранных дел. Г. министр (имеется в виду военный министр) не разрешил отправлять начальнику Генштаба».

№ 43

Ставка
№ 9 30 ноября 1917 г.

Эта телеграмма очень секретная и абсолютно конфиденциальная.
В продолжение моей телеграммы № 8. Офицеры, уволенные Временным правительством, стекаются в гражданской одежде к Новочеркасску. Командование армией будет доверено Корнилову.(110) Его побег и побег других генералов, находящихся под арестом в Быхове, полностью подготовлен. Но хотя Корнилов проявляет самое горячее желание уехать немедленно, совет в Новочеркасске считает, что он не должен выехать раньше 15 декабря. Эти генералы поедут на лошадях в гражданской одежде, их будет сопровождать знаменитый Текинский полк, очень преданный Корнилову. Дорога долгая, более 1200 км. В новом правительстве диктатором будет великий князь Николай, Алексеев — его заместителем. Великого князя очень любят казаки и все население на Кавказе. Он нисколько не потерял своей популярности среди населения Юга. Впрочем, к власти его призовут, только когда завершится организационный период. Тогда рассчитывают на собирание вокруг диктаторского режима всех тех, кто остался верен гражданскому долгу, единственного режима, который может спасти Россию. В настоящее время поступают средства из московских банков, и приняты меры, чтобы направить в нужное время к Югу продовольствие по Транссибирской железной дороге и таким образом уморить с голоду север, где, как предполагают, немецкие войска соединятся с большевистскими.
Начальник штаба(111) спросил меня, разрешу ли я в этих условиях отправку нашего автобронеотряда в Кавказскую армию. Я ответил, что отряд был направлен сюда для сражения против общего врага, а не для того, чтобы бороться против русских, и что от этого принципа я никогда не отступлю.(112)

ЦХИДК. Ф.185. Оп.З. Д.94. Л.311. Машинописная копия.

продолжение следует
This page was loaded май 23 2019, 8:46 am GMT.