voencomuezd (voencomuezd) wrote in ru_history,
voencomuezd
voencomuezd
ru_history

Category:

Казаки на стороне поляков. 1920. Часть 1

Эта статья переведена из книги: Kawaleria Przeciwników i Sojuszników Wojska Polskiego w Latach 1918-1921, pod redakcją: Aleksandra Smolińskiego. Toruń 2003.
В четвертой главе говорится о иностранной кавалерии на польской земле: 1-я Конная армия Буденного, казаки-перебежчики на стороне Польши, украинская и литовска кавалерия. Есть и черно-белые фотографии.
Я, как мог, перевел текст с помощью гугл-транслейта и своих скромных лингивистических возможностей, но целый ряд фамилий и географических пунктов поставил меня в тупик. Я надеюсь, что найдутся люди, способные помочь мне в исправлении этих ошибок.

Казачьи формирования, созданные в Польше (июнь-ноябрь 1920 г.) и их участие в Советско-Польской войне

by Zbigniew Carpus

В июне 1920 года, во время польско-советской войны, польские военные власти впервые заинтересовались вопросом о казаках. Во всяком случае, в документах не найдено более ранних примеров. Эти планы были вызваны ситуацией на Восточном фронте после начала Киевской операции. В конце мая - начале июня 1920 года польские войска в Украине начали бои с 1-й Конной армией во главе с Семеном Буденным. В этом крупном кавалерийском подразделении служили многие казаки, которые были вынуждены перейти в Красную армию из Добровольческой армии генерала А.И.Деникина, когда она был раздавлена - это были целые бригады со своими бывшими командирами, донские, кубанские, уральские, терские и сибирские казаки. По мнению польских военных властей, ситуация вполне созрела для того, чтобы подорвать моральный дух казаков и спровоцировать переход хотя бы некоторых из них на сторону Польши. Было решено использовать конфликт между казачеством и советской властью на Дону и Кубани. Это мнение поддерживали и некоторые казачьи лидеры уже во время развития действий на фронте.
Когда в конце мая 1920 года части 1-й Конной армии вышли к Киевской области, на линию польской армии, поляки после первых боев начали оказывать свое влияние на казачьи части. То же самое произошло на Северном фронте.
27 мая в районе Игумения (Ihumenia), впервые к ним добровольно перешла крупная казачья бригада добровольной вместе с оружием и командирами, арестовав комиссаров и коммунистов.
31 мая в районе Белая Церковь к польской армии присоединилась 3-я Донская бригада, которая покинула 14-ю советскую кавалерийскую дивизию - всего около 800 человек и 700 лошадей. В следующих боях этот процесс усилился. 20 июня на Березине, 59-й Оренбургский казачий полк количеством около 430 казаков вместе с командирами во главе с полковником Bek Memdzijew-Krystow перешел к польской армии. Эта часть затем была переведена в войска генерала С. Булак-Балаховича.
20 июля Кубанский полк под командованием есаул Łasztabehę перешел к польской армии из советской 9-й кавалерийской дивизии. (14 августа полк был по его собственной просьбе переведен в корпус генерала М.Бредова, чтобы присоединиться к генералу П.Врангелю в Крыму).
18 августа в районе Medzyr Podlaski 8-го полк имени Л.Троцкого из 8-й кавалерийской дивизии, насчитывавший около 800 человек под командованием полковника Григория Духопельникова. Позднее он был переведен в корпус генерала Балаховича.
13 августа эскадрон в 50 лошадей из 21 казачьей дивизии перешел к 4-й польской армии.
9 сентября Уральский казачий полк, которым командовал Филимонов, перешел в районе 3-й армии. Он позже был переведен в город Kalisz, чтобы присоединиться к русским войскам во главе с генералом Борисом Перемыкиным.



Ataman Lazar changes over to the Polish side.
Атаман Лазарь переходит на сторону поляков.




Все вышеперечисленные казачьи части перешли на польскую сторону добровольно.
Но в результате польского наступления - и особенно после победы в битве за Варшаву - многие советские солдаты из разных армий попали в плен, в том числе многие казаки, служившие в большевистских кавалерийских частях. После недолгого периода пропаганды они были склонены в пользу вступления в казачьи части, формируемые в Польше.
На самом деле большое количество большевистских заключенных находились в польских лагерях и размеры такого явления как добровольный переход казачьих формирований на польскую сторону, подтвердили мнение польских военачальников, что существуют реальные возможности для создания крупных казачьих соединений в Польше.
В начале марта 1920 г. многие интернированые в Польше казаки вступили в русский корпус под командованием генерала Николая Бредова, общим количеством более 5,500 кавалеристов.
Оба лагеря нуждались в большевистских заключенных и интернируемые в корпус Бредова стали базой для рекрутирования всех остальных союзных сил, находящихся в Польше: украинцев, генерала Станислава Булак-Балаховича, казаков и русских.
Первоначально генерал Бредов против попыток солдат и офицеров покинуть его корпус. Он даже принял меры по отправке корпуса на фронт в район Вильнюса, но военное министерство в Варшаве заявили, что это не соотносится с польскими политическими интересами.
В силу длительного пребывания казаков в лагерях, расположенных в Польше, было принято решение начать вербовку из числа солдат и офицеров не-русской национальностей: украинцев, латышей, эстонцев, румыны и казаков.
Первыми выступили сторонники атамана Симона Петлюры из украинской армии.
Эта группа во главе с атаманом Лазарем, который с начала июня 1920 г. с двумя офицерами был в Варшаве, где он пытался получить разрешение от военного министерства, для всех желающих казаков с Дона, Кубани и Терека присоединиться к корпусу генерала Бредова - или к украинским кавалерийским частям. Сохранившиеся данные показывают, что его усилия не увенчались успехом, так как польские военные власти не нашли, чтобы он был серьезным партнером для взаимодействия.



Во второй половине июня после переговоров между маршалом Юзефом Пилсудского и резидентом в Варшаве Борисом Савинковым ситуация изменилась. Польская сторона выразила согласие на создание на ее территории военных образований, желающих принять участие в общей борьбе России против большевиков. В постановлении от 30 июня 1920 года военному министерству рекомендовано оказать решительную поддержку вербовке добровольцев для таких частей среди заключенных в военных лагерях. Так же был отдан приказ обеспечить надлежащую помощь есуалу Владимиру С. Яковлеву, который работал над планом формирования казачьих единиц в Польше. Польской стороной организационные вопросы по данному проекту были спущены в военное министерсто. В то же время, как началась вербовка добровольцев среди военнопленных и интернированных в лагерях, был разработан по созданию организации по созданию казачьих войск в Польше. Первый план проекта пришел из военного министерства в середине июля 1920 г. с одобрением казачьей структуры подразделений, которую можно видеть выше.
Поляки предполагали, что первой должна быть создана бригада есуала Сальникова, которая в будущем станет частью казачьей дивизии, чье командование должно быть быть определено позднее. Также было объявлено, что с притоком казаков-добровольцев будет формироваться с согласия Польши другая бригада, и даже полная казачья дивизия. Ожидания польских военных властей были высокими. В документе упоминается о следующих казачьих бригадах, которые должны быть созданы (или реорганизованных): одна бригада под командованием есуала (во многих польские документы его именуют майором) Александра Сальникова в Хрубешуве (Hrubieszow), вторая должна была находиться под командованием есаула (во многих документах его называли полковником) В.С. Яковлева в Калише. Проект слияния двух подразделений в дивизию не был реализован. Дальнейшая судьба этих отдельных частей зависила от ситуации на фронте, взаимоотношений между военными командирами и русских политиков, которые остались в Польше - а также амбиций своих лидеров.



Crossing the river Rabczankę is seen Lieutenant Gąsowski from the 7th Lancers with Don Cossacks, who has surrendered to the Poles in Chocieńcz, Wiazynia Region. Photo taken 1919 during the summer offensive on the Lithuanian– Belarusian front.
Взвод подпоручика Гасовского из 7-го уланского полка форсирует реку Рабчанка (?) вместе со взводом донских казаков, которые сдались в плен полякам в Сосенчах (?) около Вязыня (?). Фотография сделана в 1919 г. во время летнего наступления на литовско-белорусском фронте.
Донская казачья бригада есаула Александра Сальникова

31 мая 1920 года в Белой Церкви бригада с переходом на польскую сторону стала польским союзником.
Следующее краткое изложение событий от польского офицера восьмого уланского полка князя Юзефа Понятовского: "(30 мая - 31, 1920 г.) командир дивизии обратился к делегации Донской казачьей бригады 14-й кавалерийской дивизии, которая является резервом армии Буденного, с предложением перейти на польскую сторону. У них не было какоих-либо польских симпатий, однако их рассуждения были четкими и честными: мы хотим бороться с настоящей кавалерией. Они были набраны из пленных деникинской армии, а затем были "обращены" в коммунизм. Около 9 часов зазвучал военный оркестр из трубачей кавалерии. Через некоторое время мы увидели большой белый флаг во главе колонны. Уже упоминавшегося оркестр возглавлял казачью бригаду. (Дальше что-то невразумительное, что я так и не смог перевести: Za orkiestrą maszerowała wspomniana już brygada kozacka. Po defiladzie przed generałem została ona odesłana pod eskortą dalej - ale nie bez tego, że po kilkunastu ochotników wsiąkło w szeregi naszych znakomitych pułków zagończych: 9 i 14 Pułku Ułanów). Эта бригада сражалась храбро и честно до конца под командованием есуала Вадима Яковлева".
Ранее часть воевала в армии генерала Деникина, а после его поражения была включен в 1-ю Конную Армию Буденного и стала 3-й Донской бригадой 14-й кавалерийской дивизии. После двух месяцев маршировки в Новороссийске эта бригада, когда она была отправлена на польский фронт, ночью после ареста своих комиссаров и коммунистов перешла к полякам.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments