?

Log in

No account? Create an account
Вопросы истории
Дело протоиерея Иоанна Восторгова 
6-мар-2012 02:47 am
krw


by courtesy of andrko.ru

Из истории Всероссийской Чрезвычайной комиссии, 1917-1921 гг. Сборник документов. М., 1958.


{с. 124}
№104

Сообщение ВЧК об аресте спекулянтов-попов.

2 июня 1918 г. [дата опубликования]

   Всероссийской Чрезвычайной комиссией по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем накрыта компания попов, занимающихся темными делами.
   Комиссар Всероссийской Чрезвычайной комиссии, явившись для обыска на квартиру известного миссионера-священника Восторгова, застал компанию за бутылкой коньяка. На столе лежала кучка золотых крестов, ожерелья, брошки, ордена и другие золотые вещи. В квартире Восторгова оказался епископ Ефрем, который за свою черносотенную агитацию был арестован Забайкальским Советом и выслан в Петербург в распоряжение Чрезвычайной комиссии. Чрезвычайная комиссия освободила тогда епископа, взяв с него слово, что он не будет заниматься политикой. За бутылкой коньяка оказался священник Карнеев, редактор черносотенного журнала "Церковность", бывший присяжный поверенный Крутицкий и петербургский купец 1-й гильдии Погарев.
   Выпивка происходила по случаю незаконной продажи миссионерского дома на
Неглинном проспекте. О[тец] Восторгов, запродав ранее дом некоему Когану, пытался продать его вторично Погареву. Продажа состоялась с благословения патриарха Тихона.
   У священника Восторгова найдено 2 револьвера, а священник Карнеев бросил во время обыска свой револьвер в помойное ведро. Выяснилось, что Восторгов торговал золотыми наперстными крестами. Кроме того, установлена связь этой компании с Тобольском. Сердобольные попы хотели переслать значительные суммы Николаю Романову.

«Известия ВЦИК» № 111 (375), 2 июня 1918 г.




by courtesy of oldmos.ru via neglinka-msk

{с. 127}
№108

Сообщение ВЧК о деле Восторгова

11 июня 1918 г. [дата опубликования]

   Преступная спекуляция протоиерея Восторгова, как уже сообщалось, была связана самым тесным образом с контрреволюционной деятельностью восторговской шайки. Свидетельские показания установили ряд участников восторговской черносотенной деятельности, причем все эти «деятели» — по преимуществу лица «высокого духовного звания» (епископы, епархиальные миссионеры, протоиереи и т. д.).
   Ныне Всероссийская Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией на основании полученных данных установила еще нового «деятеля» по контрреволюционной работе, епископа Павла (Уссурийского), одного из приближенных патриарха Тихона. Эти данные вполне подтверждаются и поступившим в ВЧК заявлением от группы граждан Москвы, в котором указывалось на явно демагогическую, черносотенную деятельность названного иерарха, главным образом в качестве руководителя пресловутого «братства союза ревнителей и проповедников православия».
   Главными вдохновителями деятельности этого контрреволюционного сообщничества были Восторгов и протоиерей Медведев (ныне арестован в связи с восторговской историей).
{с. 128}
   Весьма характерно, что сам патриарх Тихон настолько признавал важным развитие деятельности этого «союза», что распорядился еще до ареста о[тца] Медведева заменить его в качестве официального руководителя (председателя) «братства» лицом высокого духовного звания — епископом Павлом.
   В упомянутом выше заявлении группы граждан сообщается, между прочим, об имевшем место 2 июня чрезвычайном собрании пресловутого «братства» в соборной палате епархиального дома. На этом собрании епископ Павел, будучи в полном архиерейском облачении и сообщив «скорбную весть» об аресте «прежних руководителей», приступил к служению молебна об арестованных, начиная с епископа Ефрема и протоиерея Восторгова. По окончании молебна «владыка», не снимая архиерейского облачения, произнес одну из очередных демагогических речей против революции и Советской власти, в которой, говоря, что аресты привели в расстройство деятельность «братства», предложил немедленно приступить к выборам новых руководителей «союза».
   Выборы были предрешены, и в руководители прошли: сам епископ Павел и некто С. П. Давыдов.
Заведующий отделом Петерс


К аресту Восторгова и Кo

   В связи с арестом протоиерея Восторгова, епискова Ефрема, епархиального миссионера Варжанского и др. немедленно поднялась усиленная агитация среди религиозно настроенных масс со стороны черносотенцев.
   Агитаторы стараются внушить населению, что арест Восторгова и Кo есть акт гонения на православную церковь и православное духовенство.
   По этому поводу во Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией заявляют:
   — Арест Восторгова, епископа Ефрема и Варжанского был вызван исключительно их спекулятивной, мошеннической сделкой по продаже миссионерского дома. Мы арестовали их как уголовных преступников и рассматриваем это дело как чисто уголовное.
   Однако ход следствий показал, что эти же самые уголовные дельцы попутно вели определенную черносотенную работу. Последняя самым тесным образом была связана с их уголовными махинациями.
   Дело по продаже дома рассматривается уголовным отделом комиссии, а материалы, характеризующие контрреволюционную деятельность восторговцев, переданы в отдел по борьбе с контрреволюцией.
   Из следствия выяснилось, что многие из видных представителей духовенства, принадлежащих к группе восторговцев, {с. 129} вели работу по реставрации старого строя, находясь в связи с членами династии Романовых через группу духовных лиц, близкую к бывшей великой княгине Елизавете Федоровне.
   Чрезвычайная комиссия далека от мысли преследовать людей за их религиозные убеждения. В Советской России обеспечена полная религиозная свобода убеждений каждого. Ни один священник, епископ и т. д. не был и никогда не будет арестован только за то, что он духовное лицо.
   Но вместе с тем для нас совершенно безразлично, кто подкапывается под рабоче-крестьянскую революцию — духовные или светские лица: мы одинаково будем бороться со всеми врагами Советской власти, и не наша вина, что некоторые представители духовенства активно участвуют в контрреволюции.
   Все сведения о деятельности этих лиц нами будут опубликованы, и мы убеждены, что народ лично разберется в том, {с. 130} что арестованные нами духовные лица отнюдь не страдальцы за свои религиозные убеждения, а просто-напросто темные дельцы, старающиеся, прикрываясь своим саном, обделать свои темные делишки и помочь вернуться к власти помещикам, банкирам и дому Романовых.

«Известия ВЦИК» № 118 (382), 11 июня 1918 г.


№110

Сообщение ВЧК о деле Восторгова

12 июня 1918 г.

   Во Всероссийской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией был подробно допрошен петроградский 1-й гильдии купец Погарев, который хотел купить по предложению протоиерея Восторгова большой дом по Неглинному проезду, принадлежащий миссионерскому обществу.{с. 131}
   Погарев показал, что предложение о покупке миссионерского дома было сделано со стороны присяжного поверенного Крутицкого. Погарев подробно рисует картину первой встречи с присяжным поверенным Крутицким: спекулянт-адвокат начал «с приличного разговора» о политике и заявил себя ярым сторонником к.-д. партии и поделился сведениями о саботаже продовольствия со стороны «многих интеллигентов», работающих в продовольственных организациях.
   Этот саботаж, как говорится в подписанном Погаревым протоколе, представляет собою «определенную контрреволюционную кампанию в целях приведения продовольственного дела в состояние полнейшей разрухи».
   Затем Крутицкий сообщил покупщику, что упомянутый дом уже запродан акционерному обществу «фон Мекк и Кo», представители которого уже внесли чек в банк на имя миссионерского общества в размере 600 тыс. руб., но Крутицкий просил Погарева «не смущаться» изложенными обстоятельствами, так как как этот вопрос может быть перерешен, о чем будет речь, когда приедет диакон храма Христа Спасителя отец Григорьев.
   Вскоре на квартиру Крутицкого прибыл упомянутый диакон Григорьев с молодым человеком, назвавшимся «личным секретарем» архимандрита Григория. Этот молодой человек уговорил Погарева съездить к протоиерею Восторгову «для личных переговоров по этому секретному делу».
   Когда Погарев приехал к протоиерею Восторгову, то застал, кроме Восторгова, каких-то духовных лиц. Восторгов, по примеру Крутицкого, также начал с «приличного разговора о политике».
   Он, по словам Погарева, «неистово ругал большевиков, которых собирался вешать». Досталось от него не только большевикам, но всем политическим партиям, включая октябристов, которые «свергали монарха».
   После «приличного разговора» протоиерей Восторгов «перешел к делу» и уговорился о цене в размере 1600 тыс. руб., причем выговорил и для себя 100 тыс. руб. «комиссионных» — «на нужды государственно полезного издательства для провинции различных листовок и брошюр».
   Тут же был решен вопрос и о «комиссионных» для Крутицкого, архимандрита Григория и диакона Григорьева. Когда переговоры завершились ко всеобщему удовольствию, Погарев написал под диктовку Восторгова заявление на имя миссионерского общества о покупке им дома, поставил дату 30 сентября 1917 г., т. е. до октябрьского переворота, когда все подобные сделки допускались коалиционным правительством. В заявлении указывалась о необходимости назначения этого дела на заседание святейшего Синода и на утверждение патриарха Тихона.{с. 132}
   Вскоре вся компания отправилась к самому патриарху Тихону, который, как пишет в своем показании Погарев, «любезно благословил означенную сделку».
   Патриарх, стоя на практической точке зрения, без лишних слов сразу же же допросил, чтобы по совершении запродажной Погарев немедленно внес наличными деньгами 1600 тыс. руб., из которых патриарх брал заимообразно 1000 тыс. руб. от миссионерского общества, а 600 тыс. предназначались для возвращения задатка, уплаченного представителями акционерного общества фон Мекка.
   29 мая Погарева внезапно вызвал к себе архимандрит Григорий и потребовал вручить ему 100 тыс. руб. «комиссионных», которые «следует-де выплатить ему и протоиерею Восторгову еще до совершения запродажной». При этом архимандрит позвонил к Восторгову с просьбой немедленно приехать.
   Восторгов приехал и попросил Погарева написать новое заявление на имя патриарха Тихона, в котором незаконная сделка по продаже дома облекалась в форму предоставления Погаревым 1600 тыс. руб. патриарху заимообразно под обеспечение дома.
   После этого Восторгов предложил Погареву снова поехать к патриарху Тихону.
   «Патриарх встретил меня необычайно ласково,— пишет в своем показании Погарев,— благословил и расцеловал несколько раз, затем, когда все было окончено, к его удовольствию, провожал меня до лестницы, просил доставить вместе с протоиереем Восторговым условленную сумму и особенно настаивал, чтобы о сделке никто не знал, чтобы она держалась в самой строжайшей тайне».
   Во время этого посещения при беседе, по словам Погарева, присутствовал, кроме протоиерея Восторгова, митрополит Арсений Новгородский. Духовные лица, по замечанию Погарева, были так весело настроены, что «пускали в обиход прямо порнографические словечки».
   Патриарх Тихон, митрополит Арсений и протоиерей Восторгов, как замечает Погарев, говорили много и о текущем моменте, а именно, что «при помощи немецкой ориентации монархистам удастся скоро свергнуть большевиков и что в этом им даже помогут правые с.-р., однако, как высказывались восторговцы, если власть и перейдет к правым с.-р., то они долго не продержатся, потому что тогда усилится в России немецкая ориентация, а правые с.-р. и кадеты проводят союзническую ориентацию, чего не допустят немцы и поспешат свалить их власть, а затем восстановят монархию».
   Затем протоиерей Восторгов устроил с Погаревым и «свое маленькое личное дело»: уговорился о продаже имеющихся у него двух револьверов, 70 штук патронов и нескольких золотых крестов. Погарев приехал на квартиру Восторгова и заплатил {с. 133} за револьверы по 1000 руб., а за патроны по 2 р. 50 к., кресты же пошли по 7000 руб.
   В заключение выяснилось, что первый покупщик, с которым протоиерей Восторгов вошел в сделку,— фон Мекк — приближенный бывшей вел. кн. Елизаветы Федоровны, который все время хлопотал за членов династии Романовых. В настоящее время фон Мекк арестован за снабжение провиантом и денежными средствами корниловских банд, организации «белогвардейцев» и т. п.
   Следствие по делу продолжается.

«Известия ВЦИК» № 119 (383), 12 июня 1918 г.


№111

Сообщение ВЧК по делу восторговцев

13 июня 1918 г.

   Энергично продолжающееся следствие по делу о коммерческой сделке патриарха Тихона, протоиерея Восторгова и Кo
привело к новым неожиданным разоблачениям.
   Все показания подсудимых по этому делу заносятся в протокол с их слов, причем после каждого допроса протокол представляется на просмотр лицам, дававшим показание, и точность формулировки и их показаний заверяется их собственноручной подписью.
   Большой интерес представляют показания петроградского 1-й гильдии купца Погарева, которому патриарх Тихон и Восторгов продавали миссионерский дом на Неглинной.
   В подписанном Погаревым протоколе говорится, что патриарх Тихон, митрополит Арсений и протоиерей Восторгов в присутствии Погарева уговаривались, что из полученной ими за продажу дома миллионной суммы они передадут «какому-то лицу, едущему на восток», определенную сумму для вручения ее бывшему царю Николаю Романову.
   Затем намечался фонд на «благо восстановления монархии в России».
   На другом допросе Погарев указал на следующую выданную им протоиерею Восторгову характерную расписку:
   «Я, Погарев, жертвую, т. е. предоставляю его святейшеству патриарху Тихону и отцу протоиерею Восторгову пользоваться в течение трех лет арендной суммой за дом на Неглинном. При этом утверждаю, что настоящая расписка есть акт совершения покупки дома, но так как по последнему декрету таких сделок совершать нельзя в форме нотариальных актов, то {с. 134} названный акт будет совершен после свержения большевиков, а пока стороны ограничиваются расписками».
   По соглашению между сторонами при получении денег должны были присутствовать только патриарх Тихон, митрополит Арсений и Восторгов.
   Далее, по показаниям Погарева, протоиерей Восторгов «все дело вел к тому, чтобы о совершенной сделке не узнали даже комиссионеры — присяжный поверенный Крутицкий, архимандрит Григорий и дьякон Григорьев.
   Было условлено, что Восторгов заявит этим лицам, будто бы сделка не состоялась, что должен был подтвердить и сам патриарх Тихон.

«Известия ВЦИК» № 120 (384), 13 июня 1918 г.


{с. 144}
№121

Сообщение ВЧК о деле Восторгова

29 июня 1918 г. [дата опубликования]

   Дело протоиерея Восторгова и Ко, о котором своевременно сообщалось в «Известиях ЦИК», закончено следствием.
   Вчера Президиум Всероссийской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией имел окончательное суждение по этому делу на основании обширного доклада, систематизирующего весь следственный материал.
   Президиум признал установленным преступную спекуляцию духовно-черносотенной компании по продаже дома миссионерского общества и контрреволюционную деятельность восторговской группы. Данные настолько вески и неопровержимы, что по революционным законам лица, виновные в подобных преступлениях, подлежат высшей административной каре. Однако ввиду исключительно важного политического значения настоящего дела Президиум ВЧК по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией постановил передать дело в Революционный трибунал для гласного судебного разбирательства. Вынося подобные постановления, Президиум ВЧК исходил из того соображения, что преступление высших духовных лиц православного духовенства должно быть достоянием гласности, чтобы сами верующие могли иметь беспристрастное суждение о степени соответствия их пастырей своему пастырскому долгу.

«Известия ВЦИК» № 120 (384), 13 июня 1918 г.


Православная Москва в 1917-1921 годах: сборник документов и материалов. М., 2004. с. 282.

[Из протокола обыска, фрагмент].

   Взято для доставления во Всероссийскую Чрезвычайную Комиссию следующее (подробная опись всего конфискуемого или реквизируемого): 2 револьвера, один из них «Смит-Вессон» под № 98009, и 10 патронов «Смит-В.», кроме того еще 30 патронов, найдено у Восторгова 2877 руб. 65 коп., у священника Корнеева — 1480 руб., 12 крестов с цепочками, 2 креста без, 3 цепочки от крестов, 1 ожерелье, 1 брошка, 1 браслетка (эти все лежали при входе на столе), 42 разнообразных ордена и знаки, 9 медалей, у гр-на П.Я. Погарева найдено на столе 2250 руб. при торговле под № АА182083, БД126912 , АА039. Найден набалдашник из слоновой кости и 1 набалдашник «Клеазанс», 1 стакан из слоновой кости, 5 пишущих машин и 1 литографический пресс, 1 бутылка мадеры. При обыске найдены продовольственные припасы: чай 5 ½ фунта, сахар, свечей 9 фун[тов] и муки и другие припасы. Кроме того, взят с собой документ о продаже дома.
   Обыск проводил комиссар Комиссии Я.П. Петерсон.
   При обыске заявлена жалоба от протоиерея И. Восторгова:
1) на неправильности, допущенные при обыске и заключающиеся, по мнению жалобщика, в том, что оружие и патроны найдены не у него, а по заявлению о. Корнеева, у сего последнего, что мне неизвестно, о продаже какого дома найден документ, ибо мне помнится только документ о займе. *
2) на исчезновение предметов, не занесенных в протокол, а именно** ........
Все указанное в протоколе и прочтение его вместе с примечаниями лицам, у которых обыск производился, удостоверяем: протоиерей И. Восторгов. Представители Домового комитета: диакон И. Недумов. Кроме того, подписали: «...» 191... г. Производивший обыск комиссар Комиссии Я. П. Петерсон
.

*Текст, вписанный в эту графу протокола, перечеркнут.
** Графа не заполнена.

(...)
Внизу документа помета: «1 бульдок, 1 смитвесон и патроны 31/V-18 получил Беленький».
ЦА ФСБ. Д. Р-48566. Т. 2. Л. 4, 4 об.
Подлинник. Типографский текст, рукопись.


№29. Показания П.Я. Погарева, данные на допросе в ВЧК [фрагмент]
31 мая 1918 г.

   Гражданин Павел Яковлевич Погарев, 39 лет, петроградский 1-й гильдии купец, на допросе показал, что его по делу покупки дома познакомил комиссионер Михаил Алексеевич Лихачев, который очень прекрасно знаком с Иваном Ивановичем Крутицким и которого Лихачев отрекомендовал как хорошо знающего дело присяжного по продажам разного рода имущества, и главное, что Крутицкий уже хорошо осведомлен о предстоящей сделке, то есть продаже дома по Неглинному проезду, в коем помещается гостиница «Европа». При первом моем знакомстве на квартире И.И. Крутицкого я был еще ознакомлен с помощником присяж[ного] пов[еренного] Александром Ивановичем Мухиным, который рекомендовался мне, Погареву, комиссионером со стороны Миссионерского общества. После обмена мнений о настоящем моменте я понял из разговора, что Крутицкий — кадет и и говорил очень много об организации продовольственного дела, где он якобы служит и где заведомо интеллигенция от власти определенно производят разруху. Потом уже мы перешли в деловой разговор, более интересующий меня, то есть о покупке предложенного мне дома. И. И. Крутицкий посвятил меня об этой сделке по порядку, что дом уже запродан акционерному обществу фон Мекк и компании братьев Коган, которые внесли уже чеком в банк 600 тыс. руб. на имя Миссионерского общества (в задаток), а запродан за сумму 1 млн руб. Тогда я задал вопрос, каким же образом могу купить уже запроданный дом и от кого. Крутицкий и Мухин заявили, что этот вопрос разрешится с приездом диакона храма Христа Спасителя отца Григория. Крутицкий позвонил к диакону, который вскоре приехал с молодым человеком, которого назвали секретарем архимандрита о. Григория, которые уговаривали меня ехать к протоиерею Иоанну Восторгову. Мы поехали 4 человека: Крутицкий, секретарь, диакон и я.
Comments 
6-мар-2012 05:08 am
а в соответствии с каким государственным актом ВЧК производила задержания? и следствия? просто в 1917 году существовала ВЧК по расследованию "казни государя"... а ВЧК, известная нам по детским книгам.. в принципе, ее либо не было, либо она появилась в 25-29 годах.. уже при Сталине.
6-мар-2012 06:48 am
Логичный конец заговорщика и патологического антисемита.
6-мар-2012 06:57 am
Вот тебе и святая церковь!
This page was loaded авг 23 2019, 6:31 am GMT.