Az Nevtelen (Az Nevtelen) wrote in ru_history,
Az Nevtelen
Az Nevtelen
ru_history

Categories:

В борьбе с масонством. Троцкий на IV Всемирном Конгрессе Коминтерна (5 ноября - 3 декабря 1922 г.)

Троцкий Л.Д. Коммунистическое движение во Франции. (Речи, статьи, письма и др. материалы). М., 1923

{с. 317}
КОММУНИЗМ И... ФРАНК-МАСОНСТВО. с. 317-321
Впервые: Известия ВЦИК. М., 1922. №269 (1708), 28.11, с. 1



    Капиталистическое развитие непрерывно углубляло и углубляет противоречия между классами. Усилия буржуазии всегда направлены на то, чтобы притуплять эти противоречия в политике. История последнего столетия дает картину чрезвычайного разнообразия средств и приемов буржуазии в этом направлении. Голая репрессия является последним доводом и открыто выступает лишь в критические моменты. В "нормальные" же времена искусство буржуазной политики состоит в том, чтобы, так-сказать, снять с порядка дня самый вопрос о господстве буржуазии, замаскировать его политическими, юридическими, моральными, религиозными, эстетическими декорациями и создать, таким образом, в обществе атмосферу незыблемости существующего строя.
    Смешно и наивно — чтобы не сказать: глуповато — думать, будто политика буржуазии делается только в парламентах и в передовых статьях. Нет, эта политика делается в театре, в церкви, и в лирическом стихотворении, и в академии, и в детской школе. Буржуазия обволакивает сознание промежуточных слоев и очень значительных групп самого рабочего класса со всех сторон, отравляя мысль, парализуя волю.
    Запоздалая и бездарная русская буржуазия меньше всего преуспела в этой области,— и жестоко поплатилась. Обнаженный царский кулак, вне сложной системы маскировки, лжи, обмана, иллюзий, оказался недостаточным. Русский рабочий класс овладел властью.
    Германская буржуазия, несравненно более давшая в области науки и искусства, в политической сфере была разве только одним классом выше русской буржуазии: главным государственным ресурсом немецкого капитала являлся прусский Гогенцоллерн и прусский лейтенант. И мы видим, что сейчас германская буржуазия занимает одну из первых очередей на пути к исторической гибели.
    Кто хочет изучить, как, какими методами и способами, буржуазия водила за нос народ в течение столетий, тот должен взять в руки историю старейших капиталистических стран: Великобритании и Франции. В этих странах господ- {с. 318} ствующие классы из десятилетия в десятилетие укрепляли свое господство, нагромождая на пути рабочего класса препятствия, тем более могущественные, чем они менее заметны.
    Трон английской буржуазии был бы разбит вдребезги, если бы он не был окружен атмосферой респектабельности, ханжества и спортсменства. Английский полисмен с дубиной охраняет только самую последнюю траншею буржуазного господства, и когда дело дойдет до нее — спасения для буржуазии уже не будет. Во сто крат важнее для сохранения великобританского режима та незаметная паутина респектабельности и трусости перед буржуазными заповедями и "приличиями", которая обволакивает мозги трэд-юнионистов, вождей рабочей партии и очень значительного слоя самого рабочего класса.
    Французская буржуазия в политической области живет преимущественно процентами с капитала Великой Французской Революции. Лживость и развращенность парламентской демократии достаточно известны и, казалось бы, не оставляют места никаким иллюзиям. Но буржуазия даже эту развращенность режима превращает в свою опору. Каким образом? Через посредство своих собственных социалистов. Эти последние своей критикой и оппозицией собирают с народных масс налог доверия, а в критические моменты передают целиком собранные ими голоса капиталистическому государству. Таким образом, социалистическая критика является сейчас одним из важнейших устоев буржуазного государства. Подобно тому, как французская буржуазия пользуется для своих целей не только католической церковью, но и осмеянием католической церкви, так же точно она заставляет себе служить не только парламентское большинство, но и его социалистических, а нередко и анархических обличителей. Величайший пример тому — последняя война, в которой аббаты и франк-масоны, роялисты и анархо-синдикалисты выступали восторженными барабанщиками кровавого капитала.
    Мы упомянули о франк-масонстве, которое играет в политической жизни Франции не малую роль. Оно является по существу мелко-буржуазной подделкой феодального по своим историческим корням католицизма. Французская буржуазная республика, выдвигая то правое, то левое свое крыло, то оба вместе, пользуется для одной и той же цели и подлинным католицизмом, церковным, открытым, и его мелко-буржуазной подделкой, франк-масонством, где роль кардиналов и аббатов играют банкиры, парламентские дельцы, продажные журналисты, еврейские адвокаты, уже разжиревшие, или только стремящиеся к тому. Франк-масонство, {с. 319} разбавив крепкое вино католицизма и сократив, в целях мелко-буржуазной экономии, небесную иерархию, от которой оставлено только "высшее" существо, (l'Etre suprême), приспособило в то же время к своему обиходу терминологию демократии: Братство, Гуманность, Истина, Справедливость, Добродетель. Франк-масонство является неофициальной, но чрезвычайно важной составной частью буржуазного режима. По внешней форме оно аполитично, как и церковь; по существу оно контр-революционно, как и она. Обострению классовых противоречий оно противопоставляет мистические, сентиментальные, моральные формулы, и так же, как церковь, сопровождает их маскарадной обрядностью. Будучи по своим источником бессильным мелко-буржуазным противоядием против классовой борьбы, разъединяющей людей, масонство, как и все такого рода движения и организации, само становится незаменимым оружием классовой борьбы — в руках господствующего класса против обездоленных. Великое искусство английской буржуазии всегда состояло в том, чтобы окружать выдвигающихся рабочих вождей вниманием, льстить их респектабельности, морально и политически подкупать их, выхолащивая их души. Разнообразные английские секты и церковные общины, где встречаются и сталкиваются на общей "нейтральной" почве представители разных партий, являются важнейшим средством этого приручения и развращения. Недаром Ллойд-Джордж назвал церковь центральной электрической станцией политики. Во Франции такую роль, по крайней мере, часть ее, играют франк-масонские сложи. Для французского социалиста, а затем и для синдикалиста, вхождение в ложу означало приобщение к высшим сферам политики. Здесь, в ложах, завязывались и завязываются карьеристские связи, создаются группировки и клиентелы, и вся эта кухонная работа покрыта флером морали, обрядности и мистики. Франк-масонство не меняет своей испытанной тактики и в отношении к коммунистической партии: оно не исключает коммунистов из своей среды, наоборот, открывает им широко свои двери. Масонство не было бы сами собою, если бы поступало иначе. Его политическая функция — всасывать в свои ряды представителей рабочего класса, чтобы содействовать размягчению их воли, а по возможности и мозгов. "Братья" из адвокатов и префектов, конечно, очень любознательны и даже склонны послушать доклад о коммунизме. Но разве младший, левый брат может преподнести старшему, правому брату коммунизм в грубом образе большевика с ножом меж зубов? О, нет. Коммунизм, который сервируется для масонских лож, должен быть очень высоким, {с. 320} утонченным, пацифистским, гуманитарным учением, которое тончайшей философской пуповиной связано с франк-масонским братством. Масонство в целом означает одну из форм политического сервилизма мелкой буржуазии пред крупной. Участие в масонстве "коммунистов" означает духовный сервилизм отдельных мнимых революционеров пред мелкой буржуазией, а через нее — и пред крупной.
    Незачем говорить, что так-называемая "Лига защиты прав человека и гражданина" является одним из подъездов того же универсального здания капиталистической демократии. Если в ложах уловление и растление душ происходит под знаменем Братства, то в "Лиге" все вопросы поставлены на почву Права. Вся политика "Лиги" — это опять-таки ярче всего доказала война — движется в пределах, предуказанных патриотическими и национальными интересами французского капитала. В этих рамках "Лиге" предоставлено по поводу отдельных несправедливостей и нарушеий права производить шум, необходимый для привлечения карьеристов и оглушения простаков.
    И "Лига защиты", и масонские ложи всегда были ареной политической коалиции социалистов с буржуазными радикалами. В этой коалиции социалисты выступают, конечно, не как представители рабочего класса, а индивидуально. Но значение, какое отдельные социалисты имеют в ложах, определяется не весом их индивидуальной добродетели, а тем политическим весом, какой они имеют в рабочем классе. Другими словами: в ложах и других подобных учреждениях господа социалисты учитывают в свою собственную пользу свою роль в рабочем движении. Концы здесь тем легче прятать в воду, что все махинации покрыты идеалистическим ритуалом.
    Униженность, ожидание крох с барского стола, лизоблюдство, искательство, карьеризм, паразитизм, в самом прямом материальном смысле или в более прикрытом "духовном" — вот что означает франк-масонство для тех, кто приходит к нему снизу. Если друзья Леона Блюма и друзья Жуо обнимаются в ложах с прочими братьями по левому блоку, то они при этом целиком остаются в рамках своей политической роли: они доделывают на секретных масонских заседаниях то, что неудобно делать на открытых заседаниях парламента или в прессе. Но не иначе, как краску жгучего стыда может вызвать в нашей среде тот факт, что в рядах коммунистической (!!!) партии имеются люди, которые идею диктатуры пролетариата дополняют братством с диссидентами, адвокатами и банкирами на заседаниях масонских лож. Если бы мы ничего другого не знали о состоянии нашей французской партии, кроме этого факта, мы и тогда сказали {с. 321} бы вместе с Гамлетом: "В датском царстве что-то гнило"... Может ли Интернационал позволить этому поистине постыдному явлению длиться и даже развиваться? Это значило бы допустить, чтобы Французская Коммунистическая партия заняла в системе демократического консерватизма то место опоры слева, которое занимала ранее социалистическая партия. Но этого не будет — мы слишком твердо верим в революционный инстинкт и в революционную мысль французского пролетарского авангарда. Остро отточенным мечом он перережет и разрубит все политические, философские, моральные и мистические связи, которые еще прикрепляют верхи его партии к явням или замаскированным органам буржуазной демократии: ее ложам, ее лигам, ее прессе. Если этот меч оставит за оградой нашей партии несколько сотен или даже тысяч политических трупов,— тем хуже для них. Тем хуже для них, и тем лучше для партии пролетариата, ибо сила и значение ее вовсе не определяются одним только числом членов.
    Организация в 50 тысяч членов, но правильно построенная, твердо знающая, чего хочет, недопускающая никаких уклонений с революционного пути, может завоевать и завоюет доверие большинства рабочего класса и займет руководящее место в революции. Организация в 100 тысяч членов, заключающая в своей среде центристов, пацифистов, франк-масонов, буржуазных журналистов и пр. и пр., будет неизбежно топтаться на месте,— без программы, без мысли, без воли — и никогда не завоюет доверия рабочего класса.
    Франк-масонство — злокачественная язва на теле французского коммунизма. Эту язву нужно выжечь каленым железом!
    25 ноября 1922 г.

Ф.К.П. НА IV КОНГРЕССЕ КОМИНТЕРНА. с. 321-362

(...)
{с. 352}
ФРАНКМАСОНСТВО.

    Во время прений большой комиссии пред нами встал новый вопрос — вопрос о франк-масонстве, который до сих пор не поднимался в жизни партии. Он ни разу не вызвал ни одной полемической статьи. В печати никогда не упоминалось, что в коммунистической партии, как, впрочем, и в профсоюзах, революционных и реформистских, имеется не мало товарищей, принадлежащих одновременно и к масонской ложе. Когда этот факт дошел до сведения комиссии, в ней воцарилось немалое изумление, ибо ни один из иностранных товарищей не мог предположить, что через два года после Тура во Французской Коммунистической Партии еще могли остаться товарищи, принадлежащие к организациям, характер которых излишне определять на конгрессе Коммунистического Интернационала.
{с. 353}
    Я попытался это сделать сначала в статье, напечатанной в органе конгресса — в "Большевике". Чтобы написать эту статью, я должен был найти в памяти давно уже забытые, покрытые пылью, аргументы против франк-масонства; я совершенно забыл о нем, как о существующей силе.
    Я не буду вас задерживать повторением этих аргументов. Факт тот, что либеральничающая буржуазия Франции, располагающая лишь весьма посредственными вождями и весьма скудной печатью, пользуется тайными организациями, прежде всего франк-масонством, для прикрытия своих реакционных начинаний и вожделений, своего вероломства в области идей, начинаний и программ. Франк-масонство является одной из этих организаций, одним из этих орудий буржуазии. (...)
{с. 354} (...)
    Необходимо указать на полную, безусловную. и абсолютную несовместимость революционного духа с духом масонствующей мелкой буржуазии — этого оружия крупной буржуазии (аплодисменты).(...)
{с. 355} (...)
    Многие из должностных лиц партии посещают масонские ложи. Несомненно, что они там не скрывают своего коммунизма, подобно тому, как они скрывают в нашей среде свое франк-масонство. Но, во всяком случае, они приспособляют свой коммунизм к требованиям буржуазных "братьев" и к нравам этого столь деликатного общества со столь чувствительными нервами. (...)
    Напротив, партия должна энергично ударить кулаком по столу и заявить: да, мы совершили ошибку, допустив, чтобы ценные товарищи по злополучной традиции принадлежали к масонской ложе. Но, поняв эту ошибку, мы провозглашаем беспощадную борьбу против этого орудия обхода революции. Лига прав человека и франк-масонство являются буржуазными орудиями, усыпляющими сознание представителей французского пролетариата. Мы объявляем этим методам беспощадную борьбу, ибо они представляют собой тайный и коварный рычаг буржуазного механизма. (...)

    01 декабря 1922 г.

РЕЗОЛЮЦИЯ IV КОНГРЕССА КОМИНТЕРНА ПО ФРАНЦУЗСКОМУ ВОПРОСУ *). с. 363-372
(...)
{с. 369} (...)
    Конгресс поручает Центральному Комитету Французской Коммунистической Партии не позже, как до 1 января 1923 г. ликвидировать все связи партии, в лице отдельных ее членов или групп, с франк-масонством. Всякий коммунист, принадлежащий к масонам, который до 1-го января не заявит открыто своей организации, с опубликованием в партийной печати, о своем полном разрыве с масонством, исключается тем самым автоматически из коммунистической партии без права примкнуть к ней когда {с. 370} бы то ни было. Утайка кем-либо своей принадлежности к масонству будет рассматриваться как проникновение в ряды партии вражеского агента, и наложит на соответственное лицо пятно бесчестия пред лицом всего пролетариата.
    Принимая во внимание, что самый факт принадлежности к масонству, независимо от того, преследовались ли при этом в данном случае те или другие материальные, карьеристские или другие порочащие цели, свидетельствует о крайней неразвитости коммунистического сознания и классового достоинства, IV Конгресс признает необходимым, чтобы товарищи, которые принадлежали до сих пор к масонству и которые ныне порвали с ним, не могли в течение двух лет занимать ответственные посты в партии. Только напряженная работа в пользу революции в качестве рядовых членов коммунистической партии может вернуть этим товарищам полноту доверия и восстановить их права на занятие в партии ответственных постов.

*) Принята единогласно на 29 заседании конгресса 2 декабря 1922 г.

РЕЗОЛЮЦИЯ ФРАНЦУЗСКОЙ КОМИССИИ *). с. 378-381
(...)
{с. 381} (...)
З. Должности, доступ к которым закрыт для бывших масонов.
Под должностями, доступ к коим закрыт для бывших масонов, понимаются такие должности, которые лицам, занимающим их, дают возможность более или менее независимо и под своей собственной ответственностью устно или письменно представлять идеи партии пред лицом рабочих масс.
*) Принята на 29 заседании конгресса 2 декабря 1922 г.


В изложении В.Н. Емельянова:
    Читая документы II и IV Конгрессов Коминтерна о масонстве, не перестаёшь удивляться их актуальности и злободневности. (....)
    Впервые вопрос о масонстве именно в связи с руководством французской секции Коминтерна встал ещё на 2-м Конгрессе в 1920 г. (...)
    Тем не менее, единогласно при одном воздержавшемся (Зиновьеве) пленарное заседание 2-го Конгресса Коминтерна приняло предложение итальянской партии о том, что член компартии не может одновременно быть членом масонской ложи.(...)
на 3-м Конгрессе Коминтерна в 1921 году было зачитано заявление Итальянской социалистической партии этому Конгрессу, в котором со ссылкой на решения Ливорнского съезда ИСП, в частности, говорилось: “Переходя к взаимоотношениям ИСП и Коммунистического интернационала, съезд подтверждает своё первоначальное, добровольно принятое решение о присоединении к Интернационалу и тем самым обязывается подчиниться постановлениям последнего Московского Конгресса (т. е. 2-го Конгресса Коминтерна, на котором было принято итальянское предложение о масонстве - В. Е.). В связи с этим съезд заявляет, что ИСП включает в свою программу все 21 условие; от оговорки, касающейся франк-масонов, она отказывается”.
    А спустя ещё один год, в 1922 году на IV Конгрессе Коминтерна в связи с продолжающейся фракционной деятельностью внутри французском партии Коминтерну вновь пришлось возвращаться к французскому вопросу, для чего была образована большая комиссия, в которую входили: В. И. Ленин, Клара Цеткин, Коларов (Болгария), Грепп (Норвегия), Валецкий и Костшева (Польша), Катаяма (Япония), Бела Кун (Венгрия) и др., которые, несмотря на присутствие в комиссии Зиновьева и Троцкого, всячески старавшихся затушевать вопрос о масонстве, подготовили текст резолюции по французскому вопросу, который был единогласно принят на пленарном 32-м заключительном заседании IV Конгресса Коминтерна 5 декабря 1922 года.



Мнение А.М. Иванова:
Ленин “заболел” сразу же после принятия Конгрессом Коминтерна антимасонской резолюции. После этого — не вследствие ли этого? (....)Над саркофагом Ленина воздвигли мавзолей в стиле вавилонского зиккурата. Простые смертные, а тем паче не знакомые с чертовщиной коммунисты до сих пор не понимают, что “почести”, которые стали оказываться Ленину после его смерти, на самом деле представляют собой акт масонской мести. Ленин заключен в своего рода посмертную тюрьму, и не зря у входа в мавзолей стоят часовые.



Более достоверным выглядит изложение у О.Ф. Соловьева:
Вскоре стало известно о принятии единых правил для всех желающих вступить в новую организацию социалистических партий на II конгрессе Коминтерна в Москве в июне того же года. При обсуждении составленных Лениным условий приема лидеры итальянской соцпартии предложили 21 пункт проекта документа дополнить еще одним, предусматривающим, что партии, входящие в III Интернационал, должны исключить из своих рядов тех своих членов, которые «примкнули к франкмасонству, как мелкобуржуазной организации». (...)
Никто из других делегатов даже вскользь не коснулся масонов. Так поступил и Ленин, раскритиковавший в ходе прений оппортунизм самого Серрати. В результате за основу был принят ленинский проект условий приема в Коминтерн, не затрагивавший ни масонство, ни другие организации. Выступивший ранее «вольный каменщик» Фроссар и близкий ему Кашен также обошли щекотливый вопрос молчанием. Однако почитатель Троцкого французский левак Гильбо настоял на немедленном голосовании предложения о «запрещении коммунистам принадлежать к секте масонов», и оно было принято. Тем не менее в официальном тексте условий такое положение не фигурировало, хотя на заседании председательствовал Серрати. Казус мог объясняться исключительно закулисным вмешательством Ленина, не желавшим отлучать масонов от участия в компартиях. (...)
После неудачных попыток ИККИ исправить положение вопрос о положении ФКП было решено рассмотреть на IV конгрессе Коминтерна (5 ноября — 5 декабря 1922 г.). (...)
В недрах конгресса Коминтерна образовали т.н. Большую комиссию под председательством Троцкого, который выступил на ее заседании с пространным докладом о причинах «тяжелого кризиса» в ФКП, относя его прежде всего к фракционной борьбе в руководстве между центристами и леваками, заостряя критику против Фроссара. Попутно он пустился в рассуждения насчет масонства, поскольку год или полтора тому назад ему сообщили о принадлежности к Ордену «вольных каменщиков» главы французской делегации Кашена. На протестующую реплику последнего с отрицанием этого докладчик заявил иронически, будто в некоторых фракционных кругах говорят, что «Ленин и я тоже масоны». Он недоумевал, почему аналогичные обвинения не адресуют Зиновьеву, Радеку, особенно Бухарину, ведь он «вполне подходит для масонства». Когда же касались Кашена, то он «пожал плечами, однако поинтересовался, есть ли в ФКП масоны, и получил утвердительный ответ. А вот итальянские социалисты исключили их из своей партии еще в 1914 г.». (...)
Французы явно не желали обострять дискуссию, и на следующем заседании комиссии только Кер пояснил, что в партии «очень много масонов, а в парижской ложе «Жан Жорес» союза Великого Востока из 200 членов 170—180 принадлежат к ФКП». Всего же та насчитывает свыше 1 тыс. адептов. И потому многие предпочтут остаться в ложах.



Нечволодов А.Д. Император Николай II и евреи. М., 2013. с. 42
Согласно сообщению «Свободного слова» (“La Libre Parole”) от 6 февраля 1918 г., во время заседания 24 декабря 1917 г. ложи «Искусство и работа» (“Art et travail”) брат Розьер (Rozière), делегат ложи «Жан Жорес» (“Jean Jaurès”), произнес хвалебную речь в честь Ленина и Троцкого.

Guy Vinatrel (Gilbert Pradet). Communisme et franc-maçonnerie. Paris, 1961. p. 12
On verra plus loin que Lénine et Trotsky n'ont pas été plus favorables aux Francs-Maçons. Selon les propagandistes de la légende (et notamment un théologien protestant Gebhardt Frei, de Lucerne, et, derrière lui, le professeur allemand Kurt Hutten, de Stuttgart) la preuve de l'appartenance maçonnique de Lénine et Trotsky reposerait sur une conférence faite en loge à Paris par un franc-maçon français, Rozières, le 24 décembre 1917. Selon un travail publié en langue allemande dans les Cahiers de la Grande Loge Unie d'Allemagne [Die Bruderschaft Zeitschrift der Vereinigten Großlogen von Deutschland?] (sous la signature J.C.) l'origine de l'erreur serait la suivante:

Un franc-maçon français nommé Nozières (et non Rozières), dans une conférence qui eut lieu au sein de la Loge parisienne « Art et Travail », avait fait l'éloge des deux révolutionnaires russes.
La communication portait sur les récents événements de Russie et s'intitulait « Un vent nouveau souffle sur l'Est ». L'orateur mentionna au passage, le nom des leaders soviétiques sans d'ailleurs prétendre qu'ils fussent maçons. C'est le journaliste français Maurice Privat qui en porte la responsabilité. Il avait assisté à la Tenue (I) et, deux jours après, il en fit état dans un journal de Marseille. L'appartenance maçonnique des chefs bolcheviks russes lui permettait de faire campagne contre le « défaîtisme » de la Franc-Maçonnerie. Selon la revue allemande il existerait à Paris un rapport de police sur la mystification dont Maurice Privat serait l'auteur.

Quoiqu'il en soit les sentiments anti-maçonnique les dirigeants bolcheviks sont connus de tous.
Т.е. легенда?


ПРИМЕЧАНИЯ


Ф.К.П. НА IV КОНГРЕССЕ КОМИНТЕРНА — См. также V Конгресс Коминтерна. Двадцать первый день. Французский вопрос. Речь тов. Троцкого. // Известия ВЦИК. М., 1922. №274 (1713), 03.12, с. 2:
(...)
    Далее оратор переходит к вопросу об отношении некоторых французских коммунистов к франкмасонству. Этот вопрос случайно всплыл во время дебатов большой комиссии. В прессе никогда не упоминалось, что во французской партии, а также в революционных и реформистских синдикатах имеются товарищи, принадлежащие к франкмасонским ложам. Радикальничающая французская буржуазия, имеющая весьма посредственных вождей и весьма посредственную прессу, пользуется такими тайными организациями, как франкмасонские ложи, для того, чтобы маскировать свою реакционность, лицемерие и духовное убожество. Нужно подчеркнуть полную, абсолютную несовместимость революционного духа и духа продажной масонской, мелкой буржуазии, являющейся инструментом крупной буржуазии (аплодисменты). Вот почему, когда комиссия узнала об упомянутом факте, она сейчас же включила этот вопрос в порядок дня, придавая ему большую важность.
    Конечно, если центральный комитет французской партии займется этим вопросом в такой форме, как мы это предлагаем, он сейчас же восстановит против себя 9/10 официального общественного мнения Франции. Но партия должна со всей энергией ударить кулаком по столу и объявить беспощадную борьбу против затемнения революционной совести.
    Центральный Комитет будет иметь против себя буржуазию всех оттенков, но коммунистическая партия выйдет сильной и крепкой, вопреки всей этой буржуазной сволочи, политиканам и фокусникам. Я убежден, что если вы приступите к этой спасительной чистке, то черех один, два или три месяца наша партия будет находиться в совсем ином положении, чем ныне.
    Опять, конечно, станут кричать о московской диктатуре и будут требовать свободы мнений. Эти господа — почти все без исключения интеллигенты — проводят девять десятых своего времени в буржуазных кругах и по своей профессии остаются в стороне от рабочего класса. (...)
    Поэтому мы требуем самым категорическим образом, чтобы 9/10 выборных должностей в нашей партии заняты были рабочими, при чем не рабочими, ставшими в свою очередь партийными чиновниками, а рабочими, продолжающие работать у станка или за плугом. (...)
    Этот вопрос случайно всплыл во время дебатов большой комиссии. — О том же позже говорил и Г.Е. Зиновьев, см. Расширенный пленум Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала. Заключительное слово тов. Зиновьева. // Известия ВЦИК. М., 1923. №133 (1870), 17.06, с. 3:
(...)
    Свои и замечания я должен начать, прежде всего, с вопроса о религии. Дебаты о религии выплыли несколько неожиданно. (...) На IV всемирном конгрессе столь же неожиданно выплыл вопрос о франк-масонстве. Тогдашние дебаты принесли свою пользу, и, надеюсь, эту пользу принесут и нынешние дебаты. (...)

    В Dieter Schwarz. Freemasonry: Ideology, Organization and Policy. Berlin, 1944. p. 57-60 (перевод с нем. Dieter Schwarz. Die Freimaurerei: Weltanschauung, Organisation und Politik. Berlin, 1938. s. 51-54) приведены цитаты из венской масонской газеты Wiener Freimaurer-Zeitung за 1923 г.: в февральском номере со ссылкой на лондонскую Times передавалось содержание статьи Троцкого в Известиях, в номере за март-апрель сообщалось о состоявшемся совещании большой группы французских коммунистов-масонов, посвященном резолюции Коминтерна, на котором было принято решение оставаться масонами и предложить ИККИ пересмотреть эту резолюцию; газета предположила, что коммунисты-масоны вскоре будут исключены из партии, т.к. известно, что ИККИ не уступит в этом вопросе. В этом же номере цитировался также фрагмент из статьи во французском масонском журнале Le Symbolisme, посвященной резолюции ИККИ. Чем вся эта история закончилась, были ли в действительности коммунисты-масоны исключены из партии, мне неизвестно.

Антуан Кер (Antoine Ker, настоящее имя Луи-Антуан Кейм, Louis-Antoine Keim), 1886-21.07.1923, видный деятель ФКП, см. некролог, сост. Б. Сувариным. В цит. книге его биография на с.444:
Кер. На Марсельском съезде был избран членом ЦК ФКП и исполнял ответственную работу секретаря по международным сношениям ЦК. Кер был делегатом на IV конгрессе Коминтерна, вернулся во Францию и попал в тюрьму по тому же делу о "заговоре", как [Марсель] Кашен.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments