Эдуард Зябніцкі (ed_basilius) wrote in ru_history,
Эдуард Зябніцкі
ed_basilius
ru_history

Categories:

Проект установления папства в Москве

В царствование Федора Алексеевича возникла такая идея: учредить на Москве папство. Ее высказал Семеон Полоцкий, белорусский просветитель, писатель, педагог, приближенный к русскому царю. На патриаршестве тогда был Иоаким, Симеон же симпатизировал Никону, который был изгнан с патриаршества и находился в ссылке. Семеон предлагал учредить патриаршии кафедры в Новгороде, Казани, Ростове и Крутицах. Иоакима послать в Новгород, папой сделать Никона. По крайней мере, ходили такие слухи.

Семеон Полоцкий был православным, но он был человеком западной культуры, агентом западного культурного влияния. С его точки зрения это было вполне логичное предложение. Согласно социальным и эстетическим воззрениям того времени это было бы достижение совершенного общества на земле. Папство тогда было очень привлекательно, я думаю, для многих в России: иерархия должна быть законченной: монарх в государстве, монарх в церкви, и там и там в единственном числе, в результате во всем устанавливается гармония, симметрия, размеренность, чин и благолепие... Русский царь при этом как бы сравнялся со всем западным миром: русских князей всегда соблазняли королевским титулом, полученным от папы. Теперь московский царь один, в единственном лице, и при нем его Папа Московский... Это как бы бы слепок, зеркальное отражение западной блистательной церковной централизации, на которую Восток смотрел с завистью.



Такова магия слова. Хотя слова тут в сути ничего не меняют. Александрийский патриарх тоже исстари назывался папой. "Папа" и "поп" - одно и то же, любой батюшка - папа.  Римский же папа по учению Римской церкви – это не просто один из епископов, это преемник Петра, глава Церкви, наместник Бога на земле. В православии нормально, что есть патриархи, и их несколько, и их может стать больше – все зависит только от статуса города.


Конечно, для православных предложение Семеона означало бы снижение авторитета патриаршества. Тогда Иерусалим стал бы вровень с Казанью и Ростовом, с русской провинцией. Русь и так смотрела на восточных патриархов без особого трепета, хотя они нужны были, чтобы поддержать то или иное решение московской власти. Осуществись предложение Семеона Полоцкого - Россия еще больше бы превознеслась. С одной стороны это окончательное назначение Москвы пупом Земли.


Такое предложение, кстати, можно было сделать только царю Федору Алексеевичу. Он был полонофилом, и слово «папа» ему не претило. Но даже Федор мог почувствовать угрозу в этом самой царской власти. Наконец, народ, еще волнующийся расколом после реформ Никона, мог бы увидеть в этом окончательное доказательство прихода антихриста...

P. S.

Комментарий на этот пост одного иерея: Вы просто попали в самую точку. Наш патриарх, как стойкий филокатолик и последовательный ученик митр. Никодима Ротова, так же как и Никон, желает выделить патриаршество в некую четвертую степень священства. От того и так много нынче рукополагают, что бы епископ потерял свою, так сказать, уникальность, и на его фоне патриарх смотрелся бы не как старший среди равных, а как глава церкви. Сейчас можно заметить на службе уже плотно вошедший в обиход обычай целования епископом руки патриарха. Но воскресил, убитую Петром, Никоновскую мечту, патр. Сергий Страгородский. Вы, наверняка, и про Сталинскую похожесть с царем в этом вопросе знаете. Остальное -- лишь эстафета. В общем, вопрос, самый что ни на есть актуальный, но народ зреть не хочет. От того и столько много комментов. Все "пьют успокоительное" -- все хорошо, Святая Русь, удел Б. М. и т. д. Мы так и не вынесли уроков истории, и она, как заботливая мать, вновь и вновь заставляет нас делать работу над ошибками.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments