waralex (waralex) wrote in ru_history,
waralex
waralex
ru_history

Categories:

Воспоминания

Оригинал взят у waralex в Воспоминания
После перерыва из-за завала на работе продлолжаю выкладывать воспоминания

В это же время, в этом же направлении, перегоняя друг друга, следовали с востока несколько составов с военнослужащими разных родов войск (мы артиллеристы, связисты, пограничники-кавалеристы и другие ). Составы двигались без задержек. Даже пассажирские поезда уступали нам первопроходность. Встретились на Майке 17 мая 1952 года. Вернее на ее землях, ныне 9 квартал.

Занимали казармы бывших заключенных. Ихние двух ярусные нары из некрашеных досок были красные от уничтожения на их поверхности насекомых. Особенно клопов. Мы парили, драили, отмывали и занимали эти нары. Первое время была какая-то неразбериха. Мы прибыли, а наши аттестаты где-то отстали. Сухой паек мы свели. Нас даже не хотели кормить и наше благополучие в этом зависело от находчивости старшин и сержантов. А на Енисее круглосуточно шла выгрузка барж со стройматериалами. Через день мы уже работали на выгрузке барж. Начало проясняться куда занесла нас судьба-изменница.

Точно не помню автора, но кажется Максим Горький говорил: «Судьба играет человеком, она изменница всегда, то вознесет его высоко - то бросит в бездну без стыда.»

Чуть-чуть назад вернусь, и немножко забегу вперед. Мы были не первыми первопроходцами. 20 августа 1949 года пассажирский пароход «Мария Ульянова», ниже села Додонова (67км от речного вокзала г. Красноярска) высадил первый десант строителей - 800 человек. Они разбили там палаточный городок, начали корчевать тайгу, строить дороги, склады для хранения оборудования и т.д. Но в скором времени строительство было все прекращено, а строители были переброшены в г. Томск. В апреле 1950 г. строительство возобновляется. В марте 1950 года из г. Челябинск-40 прибыл отдельный транспортный батальон под командованием майора Геливеря Ф.И. и с ним были доставлены 50 лошадей со всей необходимой амуницией. В апреле этого же года из Венгрии поступили еще 300 лошадей. В прилегающих поселках была закуплена еще часть лошадей. Был сформирован конный парк, насчитывающий более 1000 лошадей. Вся обслуга - военнослужащие. Располагался конпарк ниже Дока в лесу. Сейчас там дачные участки. 18 апреля 1950 года был сформирован 1й строительный полк и расположен на территории нынешнего 9 квартала. Тогда же и там же были размещены медсанчасть, госпиталь и лагерь заключенных №2 (№1 был на Элке). 24 апреля 1954 года сформировано УВСЧ (управление военностроительных частей). Всего за 1950 г. на площадке было сформировано 5 в/частей. Но воинские эшелоны беспрерывно поступали на нашу стройплощадку. На 21 января 1954 г. в УВСЧ уже входила 21 в/ч, общей численностью 35425 человек. За период с 1949 года по 1992 год на площадке была задействована 61 в/ч, общей численностью 250000. Некоторые в/ч по прибытии на строительство расформировывались по другим частям, а номер поступившей части исчезал.

Что касается рабочей силы заключенных, то всего на нашей площадке было задействовано 80483 человека. Самый большой списочный состав был на 1е января 1953г - 27314 человек (из них 4030 женщин). Политических заключенных в наших лагерях не было. Политические заключенные были только в числе тех 842х человек, которые в 1950 г. с мая месяца по октябрь построили ж.д. дорогу от станции Базаика до города, но они на нашей площадке не базировались. А вот один полицай здесь в лагерном отделении №6 отсиживался,  но был разоблачен. Правда перед этим он успел убить одного заключенного - свидетеля его прошлого. Судили его здесь в только что построенном клубе (кинотеатре «Родина») в 1955 году. Суд длился неделю, но я смог быть только в последний день заседания суда, когда был оглашен приговор - высшая мера. Он оказался даже земляком. Из одной области.

В основном сроки в то время давали большие, хотя ущербы от деяний преступников иногда были мизерными. И, что самое обидное, это то, когда за мизерное преступление получил большой срок и, отбывая его, трагически погибал, как говорят в народе, ни за понюшку табака. Я много уже отступал, но отступлю еще раз, чтобы было понятно о выше сказанном, тем более, что события проходили на знакомых для тебя местах.

Всего от общей численности з/к погибли 436 человек.

Несчастные случаи на производстве - 75 человек.

Убиты в драке или конвоирами 110 человек

Суицид - 16 человек

Болезни - 235 человек

Привожу пример события 5 февраля 1951 года. При въезде в город справа находится база УПТК. В этот злополучный день бригада заключенных выгружала там оборудование. Руководил бригадой бригадир некий Пичужкин Виталий Васильевич 1923 года рождения (в марте 1950 года получил срок 5 лет за карманную кражу). В каком-то из стоящих вагонов, не известно как, но обнаружил алкогольную продукцию, приобрел воровским путем, напоил своих друзей и сам напился. Когда колонну повели домой, при подходе к мостику через речку Тартат колонну догнал газик с генералом Закусило и начал ее объезжать. Пичужкин дает команду - «бей генерала» и сам бросается на газик. Последовала команда конвоиров - «ложись» и прозвучали автоматные очереди. В итоге оказалось 7 человек убитыми и несколько раненых. Перечислю имена всех погибших безвинно. Ни в одном из них, как установила экспертиза, не было и признаков алкоголя в крови. И что некоторые были убиты уже лежачими комиссия тоже установила.


  1. Фартышев В. Г. 1930 г рождения (21 год) срок 5 лет за 2 рамки меда из колхозной пасеки.

  2. Ионов Н.В. 1903 г. рождения (48 лет) 8 лет за кражу зерна 50 кг.

  3. Жарков Н.Ф. 1929 г. рождения (22 года) срок 5 лет за кражу личных вещей из квартиры.

  4. Левинцев 1902 г. рождения срок (45 лет) 7 лет за растрату

  5. Андрианов А.А. 1931 г. рождения (22 года) срок 10 лет за кражу гос. имущества из магазина

  6. Дружинин А.Ф. 1932 г. рождения (19 лет) 10 лет за хищение 150 кг капусты с поля

  7. Капустин В.П. 1931 г. рождения (22 года) срок 5 лет за силовое изъятие документов у подростка.

Сам зачинщик и провокатор был убит в столовой с особой жестокостью самими же заключенными и выброшен к проходной.

Продолжим про службу. Через несколько дней пришли наши аттестаты на довольствие. Мы были определены в один из полков для дальнейшего обучения в школе сержантского состава, но уже готовили командиров для работы на производстве (учетчики, десятники, бригадиры и командиры отделений других специальностей). Про артиллерию и разведку надо было забыть. Это было обидно.

Командиром взвода был кавалерист-пограничник старший лейтенант Доколин. Есть фото выпуска младших сержантов с ним во главе. Мы от других отличались. У нас были ботинки с обмотками, а у пограничников-кавалеристов сапоги со шпорами. А если им снять шпоры, то в задниках отверстия останутся. Ну, а мои ботинки, с обрезанными каблуками были особенным «экземпляром». И носить мне их пришлось не 11 месяцев по норме, а 18. Не во что было нас переобувать.

Сразу же после окончания учебы и присвоения звания младших сержантов нас распределяли по другим полкам. Нас пять младших сержантов направили в Алексеевский полк (от фамилии комполка полковника Алексеева) в/ч 01049, располагавшийся на берегу курьи, где сейчас садовый кооператив. Нам уже было известно, что через несколько дней уже работать кто в проходке (шахты), а кому повезет, то в ЭПРОНе (экспедиция подводных работ особого назначения). Что касалось подводных работ, то их выполняли водолазы ВМФ, а все подсобные работы, вплоть до снабжения водолаза под водой воздухом от ручной помпы выполняли солдаты. И такие специальности, как сварщики, бетонщики, кузнецы, такелажники и другие ложились на плечи солдат 3ей роты Алексеевского полка. Командир роты капитан Антипов (но все звали его Коля ротный) дослужился до полковника. Человек был суровый, но справедливый.

Но через день все начало меняться. Появился в расположении роты один солдат и пригласил нас на берег для беседы с одним капитаном. Мы пришли дружно 11 человек. Нас встретил капитан МВД. Беседа наша состоялась краткая, но результативная для нас. Капитан представился, что является начальником водного отдела, о нас он сведения имеет, что мы имели дело на гражданке с флотом и есть возможность нам у него работать. Если мы согласны - то беседа продолжится. Мы одновременно ответили согласием. Тогда он нам объяснил, что нужно нам продержаться 2-3 дня и под любым предлогом не выйти на работу. Если кто выйдет на работу согласно распределению, он нас забрать не сможет. Придумывали разные ухищрения для симуляции, но обошлось все нормально.

Через день к роте авто газ 51 подкатил, и нас увезли в Додоново. Всех подвезли к казарме и высадили, а меня повезли на берег Енисея в контору Водного отдела. Располагалась она в двух щитовых домиках рядом поставленных. Там сидело 5 человек. Один только гражданский и еще среди них одна женщина в погонах лейтенанта, но форма мне была неизвестна. Посыпались со всех сторон вопросы. И она задает свои вопросы. «Ей то что нужно?» промелькнул вопрос, но отвечаю стоя. Садиться не привык. Потом десятки моих подписей в разных бумагах и только после этого меня познакомили с неизвестным лейтенантом. Представили мне, что она есть Галина Николаевна и является капитаном буксирного теплохода МБКХ-1, который через полтора часа в рейс должен отойти без промедления, чтобы успеть пройти ночную разводку Красноярского понтонного моста.

Рейс предстоял сложный по лоции и тяжелый из-за сильного течения и мелководья в верховьях реки. Но городу нужен лук и его нужно доставить. С большими сложностями, но задание было выполнено. Еще два рейса в Новоселовский район за картошкой и навигация на этом закончилась.

Основной моей задачей было изучить Енисей, но приходилось выполнять и палубные работы. А потом проштрафился повар, рядовой Владимир и Галина Николаевна поручила мне выполнять обязанности повара. Со всем справлялся, но больше 5ти часов в сутки я не спал.

В Додоново располагался отдельный взвод водников, но меня сразу же после постановки судна на зимовку отправили в расположение полка, закрепили за мной отделение из 18 человек молодого поколения. Нужно было провести курс молодого бойца и подготовить к принятию присяги. Отделение было интернациональное. 18 человек - 5 национальностей. Все у меня получилось, кроме строевой песни. Но присягу приняли все, а я был назначен в ЭПРОН.

Водолазы работали и зимой. Делали проруби в нужных местах, над прорубью ставили будку с печкой для обогрева и производили спуски. Воздухом снабжали водолазов от ручной помпы, которую 4-6 человек крутило поочередно.

В марте месяце был откомандирован в в/ч 20184 на время учебы на курсах судоводителей, которые располагались в отдельных домиках рядом с в/ч. Командовал курсами майор Грынь. В последствии полковник Грынь зам. начальника строительства (генерал-майора Штефана) по кадрам. Преподаватели по основным судоводительским предметам были прикомандированы из Красноярска. Капитаны и судовые механики крупных судов. Занятия проходили весело и интересно, потому что каждый желал узнать побольше и в учебе быть первым.

Но меня начала беспокоить правая нога. Сначала соскочила болячка, начала болеть и чесаться. Сначала сам смазывал, йодом и одеколоном прижигал. А когда понял бесполезность своего лечения обратился в медсанбат части, но тоже безрезультатно. Отправили в госпиталь, собрался консилиум (от капитана по званию, до полковника). Назначили лечение, но результатов положительных не было. Курсы уже подходили к концу и впереди экзамены. Такие требования инспекции по судоходству, чтоб перед экзаменами все прошли медкомиссию на пригодность по состоянию здоровья и меня пристопорили. Даже не стали на меня готовить направление на медкомиссию. Но по просьбе моей и моих друзей - однослуживцев подключился мой главный работодатель - начальник водного отдела. Он заверил командование части, что предоставит мне работу если и не пройду медкомиссию для работы на судах, на берегу диспетчером, завсклада или зав ГСМ. К медосмотру был допущен, глаза уши и внутренности - все было в норме. А на ногу как бы и внимания не обращали, но на самом деле был поставлен на учет и в госпитале и в полковой медсанчасти.

В апреле в г. Красноярске сдавали экзамены. В это время ледовая дорога через Енисей была закрыта для машин, поэтому до Базаики нужно было ехать на «Мотоне» (так прозывали поезд 9ка-Базаика, состоящий из нескольких товарных двухосных вагонов и паровозика), пересаживаться на ст. Базаика на пригородный поезд до ж.д. вокзала, а там добираться через весь Красноярск до ул. Просвещения 13, где размещалась судоходная инспекция. Экзамены сдал все отлично, но стажа работы по управлению судов не хватало. Стаж матроса II класса не считался и я получил диплом старшины-водителя до 100 л.с. Суда до 100 л.с. назывались катерами,  а судоводители таких судов назывались не капитанами, а старшинами. Диплом хранится где-то в городском музее, с фотографией на нем в погонах артиллериста. И на этой стадии моего профессионального роста радости не было предела.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments