Az Nevtelen (Az Nevtelen) wrote in ru_history,
Az Nevtelen
Az Nevtelen
ru_history

Category:

В борьбе за "Правду"



Правда. Вена, 1912. №25 от 23 апреля (6 мая). стр. 6.

Мы ждем ответа.

   В петербургской газете "Звезда" появилось объявление о предстоящем выходе в свет ежедневной "рабочей газеты Правда". Читающие рабочие знают, что под этим именно названием — "рабочая газета Правда" — выходит наше издание вот уже скоро четыре года.
   Что же это значит? Спрашивала ли редакция нашего согласия? Нет, не спрашивала. В каком отношении стоит петербургская газета к нашей? Ни в каком. По какому же праву и кто именно пытается ввести свое предприятие в среду читателей-рабочих под флагом нашего издания? Такого права у него нет и не может быть.
   Наша газета занимает свое место в партии: она борется за освобождение российской социалдемократии от идейно-политических и организационных пережитков фракционизма — за единство партии, под тактическим знаменем европейской социалдемократии, на основе общего для всех ее членов партийного права. Следуя и в этом традиции германской социалдемократии, мы обыкновенно не подписываем в "Правде" наших статей. Таким образом "Правда" за эти четыре года стала коллективной подписью широкого круга лиц, за границей и в России, которые литературно, организационно, технически, материально обслуживали наше издание,— и для этих лиц, никогда не обособлявшихся в особую фракцию, имя "Правды" было и остается знаменем борьбы за единство партии.
   Именно поэтому ленинский кружок, воплощение фракционной реакциии и раскольнического своеволия, не только пытался, путем захвата, общепартийных средств, лишить нас огня и воды, но и делал в течение двух последних лет все, что мог, чтобы опорочить и сделать ненавистным в глазах русских рабочих имя "Правды".
   Но вот после двухлетней борьбы против нас ленинского кружка в Петербурге возникает газета, которая присваивает себе полный заголовок нашего издания: "Рабочая газета Правда" — по какому праву? без всякого права; для чего? на это ответить не трудно: для того, чтобы путем подделки достигнуть того, чего не удалось добиться путем неистовой травли; для того, чтобы раскольнические тенденции проводить контрабандой под флагом издания, нефракционных характер которого несомненен для широких рабочих кругов; для того, чтобы смешать все карты, внести полный хаос и спутать все понятия, еще далеко не отличающиеся устойчивостью в широких кругах партии. И несомненно: идейный хаос и смута враждебны по самому существу тому делу политического оздоровления партии, которому мы служим,— и наоборот: кружок, интересы которого противоречат потребностям развития партии, только смутой и хаосом может жить и питаться.
   Ни один уважающий себя человек не решится, конечно, защищать узурпацию ссылками на "случайность" или на условия газетной концессии. Такое фарисейство было бы слишком циничным. Название газеты зависит не от того, что дает концессию, а от того, кто берет ее; не от администрации, а от издателя. Значит, именно инициаторы новой газеты нашли для себя, с одной стороны, политически выгодным с другой нравственно-допустимым злоупотребить нашим именем, нашей коллективной подписью, нашим идейным знаменем,— для целей, против которых мы, редакция "Правды", всегда боролись, не укрываясь за чужим именем, не подделывая ничьего знамени.
   А нет — пусть посмеют инициаторы дела поднять глаза на партию и заявить, что нечистый умысел против нас не руководил ими в выборе названия для их газеты? Пусть посмеют,— и пусть потом найдется дорожащий своим достоинством член партии и скажет: "Я им верю!".
   Мы ждем.
   Безспорно — и мы первые это заявляем: в составе сотрудников новой петербургской газеты значится ряд лиц, относительно которых мы не допускаем и мысли, что они причастны к заранее обдуманному и сознательно проведенному плану узурпации, разсчитанному на эффект нахрапа и на обывательскую психологию непротивления; наоборот: мы думаем, что эффект нахрапа был разсчитан между прочим и на их психологию.
   Мы, с своей стороны, уже поставили перед этими лицами вопрос: считают ли они для себя допустимым участвовать в издании, претендующем на высокую роль рабочей газеты,— пока оно не откажется от узурпированного ими знамени? И одновременно мы обратились к официальной редакции новой газеты с требованием отказаться от того, что для нее было захвачено и на что она не имеет никакого права, если только не считать ее правом — безправия нашего нелегального положения.
   Мы поставили эти вопросы письменно, мы дали срок для ответа,— и мы спокойно ждем ответов, прежде чем предпринять дальнейшие шаги.

Редакция рабочей газеты "Правда".





Еремеев К.С. Нарицание имен "Звезды" и "Правды". // Сборник статей и рассказов. М., 1932. с. 19-37.
{с. 36} (...)
   Но вот с "Правдой" вышла история, аналогичная со "Звездой".
   Помню, что мы вместе и в отдельности каждый, в новой редакционной коллегии придумывали соответствующее и звучное название. И было выработано больше двух десятков названий.
   И однако, когда наш издатель пошел выхлопатывать свидетельство, то оказалось, что на эти названия уже имеются заявки. Сначала думали было перекупить право издания у какого-либо неудачливого издателя и делали в этом отношении разведки. Наконец, решили искать по примеру "Звезды" среди "мертвых" изданий. И вот оказалось ежедневное издание "Правды", тоже не то духовно-нравственное, не то халтурное, которое потеряло право выхода в свет. Кажется, это было издание какого-то издательского авантюриста Подлигайлова,— мне что-то вспоминается эта фамилия в связи с нашими хлопотами.
   Ну что ж, пришлось скорее захватывать это название, лишь бы никто о нем не узнал и не перебили бы его у нас, вырвав почти из рук. Захватить удалось. Так мы получили "Правду", название,— по-моему мнению, да, я думаю, и по мнению всех партийцев и рабочих,— удачное, как говорит пословица:
   Правда светлее солнца.
   Однако, из-за названия "Правда" у нас вышло неожиданное осложнение и даже чуть не в международном масштабе.
   Дело в том, что Троцкий издавал в Вене газетку под этим названием. У нас в России она была известна очень немногим партийцам. Так вот, когда вышла наша "Правда", Троцкий усмотрел в этом узурпацию его литературного влияния в России, послал протест в Центральный Комитет большевиков, опубликовал его и, кажется, подал жалобу на наш ЦК во II Интернационал. Мы, отсюда, пытались объяснить ему, заграничнику, что это дело случая и российских {с. 37} условий. Не знаю, насколько Троцкий был удовлетворен этим разъяснением, но "Правду" уже никак нельзя было уничтожить.
   Я-то убежден, что Троцкий ни в каком случае не был прав. Если бы даже мы и перехватили название его газеты, так ведь мы были в России, а он в Австрии. А ведь и там может быть своя "Правда". Но кроме того, никто Троцкому не давал исключительного права на это название, и не он первый его употребил для революционного издания. Напомню, что еще в 1905 году или в 1906 г. в Лемберге (Львове), в той же Австрии, издавалась на русском языке газетка "Правда" — издавала ее организация, так называемая "Украинская спилка" (кажется, параллельно и на украинском языке было издание), а редактировал ее П. Тучапский. Я сам посылал иногда туда статейки. Так что Троцкий явно заимствовал название у этого спилковского издания.
   Но в общем губительного международного конфликта не произошло. "Правда" сыграла беспримерную роль в истории революции, роль коллективного организатора. А припомнил я и об этом случае, связанном с наименованием газеты "Правда", потому, что, как говорится, из истории слова не выкинешь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments