?

Log in

No account? Create an account
Вопросы истории
Германские предложения по Данцигскому коридору 
Оригинал взят у dfs_76 в Германские предложения по Данцигскому коридору
Как известно, Вторая мировая война началась с нападения Германии на Польшу. Краеугольным камнем польско-германских противоречий был т.н. Польский или Данцигский коридор. Это был участок польской территории, отделявшей немецкий эксклав Восточная Пруссия (территория нынешней Калининградской области и сопредельных ей территорий на северо-востоке Польши) и преимущественно немецкоязычный тогда Гданьск, который однако в её состав не входил, а образовывал небольшое независимое государство - т.н. Вольный город Данциг - от основной немецкой территории, которая в свою очередь простиралась гораздо восточнее современных границ Германии, включая нынешний северо-запад Польши (т.н. "Заднюю Померанию" ("Hinterpommern"), как её называли немцы). "Коридор", переданный Польше после Первой мировой войны по Версальскому договору 1919г., врезался между этими территориями, заканчиваясь участком балтийского побережья протяженностью около 70 км. На этом участке поляки в 20-е гг. ХХ века построили свой единственный тогда морской порт - Гдыню (по-немецки Гдинген).
В марте 1939 года правительство гитлеровской Германии, до этого уже проведшее ряд мероприятий по бескровному "аншлюсу" ("присоединению" по-немецки) территорий, ранее входивших в состав Германии (ремилитаризация Рейнской области, захват Мемеля, тогдашней и нынешней литовской Клайпеды), а также некоторых тех, которые никогда в состав собственно Германии не входили, но по мнению Гитлера по тем или иным причинам должны были входить (Австрия, Судетская область, остальная Чехия, ставшая в том же марте 1939 года германским "протекторатом Богемия и Моравия"), обратило внимание и на Данциг с коридором. Данциг предлагалось присоединить к Германии, а через коридор, чьё наличие по  мнению Гитлера затрудняло хозяйственные связи Германией с Восточной Пруссией, через него предлагалось провести экстерриториальную автостраду и железнодорожную магистраль, подконтрольные Германии. Однако, такая экстерриториальная полоса отрезала бы Польшу от её упомянутого выше единственного морского порта Гдыни, так что поляки отказались.
Дальнейшее развитие событий в течение весны-лета 1939 года, включавшее обострение отношений Германии с Польшей и её союзниками Великобританией и Францией, вылившееся в сентябре того года в германо-польскую войну, вскоре ставшую Второй мировой, напоминать видимо не нужно. Гораздо менее известен тот факт, что накануне вторжения в Польшу германским правительством были сделаны новые предложения по вопросу "коридора":

619. Телеграмма бюро имперского министра иностранных дел Германии посольству Германии в Великобритании

30 августа 1939 г.

Лично для поверенного в делах.

До дальнейших указаний следующее предложение держать в строгом секрете и никому не передавать.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО УРЕГУЛИРОВАНИЮ
ПРОБЛЕМЫ ДАНЦИГСКОГО КОРИДОРА
И ВОПРОСА О НЕМЕЦКОМ
МЕНЬШИНСТВЕ В ПОЛЬШЕ




Ситуация в отношениях между германским рейхом и Польшей в настоящее время такова, что любой дальнейший инцидент может привести к конфликту занявших с обеих сторон позиции вооруженных сил. Любое мирное урегулирование должно быть устроено так, чтобы ставшие причиной этого положения события не могли повториться еще раз и вследствие этого не только Восток Европы, но и другие районы не оказались в одинаковом напряжении.

Причины такого развития заключаются:

1) в неприемлемой линии границ, установленных Версальским договором,

2) в неприемлемом обращении с меньшинством в отделенных районах.

Поэтому германское имперское правительство в этих предложениях исходит из мысли найти окончательное решение, которое устранит невозможную ситуацию с линией границ, гарантирует обеим частям их жизненно важные связующие дороги, устранит — насколько возможно — проблему меньшинств, а если это невозможно, сносно решит судьбу меньшинств надежным гарантированием их прав.

Германское имперское правительство убеждено, что при этом необходимо установить экономический и физический ущерб, причиненный с 1918 г., и возместить его в полном объеме. Само собой разумеется, оно рассматривает это обязательным для обеих сторон.

Из этих соображений вытекают следующие практические предложения:

1. Вольный город Данциг на основе своего чисто немецкого характера и единодушной воли его населения незамедлительно возвращается в состав германского рейха,

2. Район так называемого коридора, простирающийся от Балтийского моря до линии Мариенвердер — Грауденц — Кульм — Бромберг (включая эти города) и далее несколько западнее до Шёнланке, будет сам решать вопрос о своей принадлежности к Германии или к Польше.

3. Для этой цели в этой области будет проведено голосование.

Правом голоса обладают все немцы, проживавшие в этом районе на 1 января 1918 г. или родившиеся там до этого числа, и равным образом проживавшие на этот день в этом районе или родившиеся там до этого числа поляки, кашубы и т. д. Изгнанные из этого района немцы возвращаются для участия в голосовании. Для обеспечения объективного голосования и гарантирования необходимой для этого обширной подготовительной работы упомянутый район будет аналогично Саарской области подчинен немедленно образующейся международной комиссии, которая будет образована четырьмя великими державами — Италией, Советским Союзом, Францией и Англией. Эта комиссия будет осуществлять все суверенные права в данном районе. С этой целью польские вооруженные силы, польская полиция и польская администрация должны в кратчайшие оговоренные сроки покинуть данный район.

Из этого района исключается польский порт Гдинген {{* Гдыня.}}, являющийся принципиально польской суверенной территорией, так как он территориально ограничивается польским поселением. Более точные границы этого польского портового города должны быть определены между Германией и Польшей и в случае необходимости зафиксированы международным третейским судом.

4. Поскольку для проведения необходимой обширной работы по обеспечению справедливого голосования требуется время, такое голосование не будет проводиться до истечения 12 месяцев.

5. Чтобы в течение этого времени гарантировать неограниченную связь Германии с Восточной Пруссией, а Польше — с морем, определены шоссейные и железные дороги, по которым будет осуществляться транзитное движение. При этом должны взиматься только те налоги, которые необходимы для сохранения транспортных путей, а также для осуществления транспортировки.

6. Вопрос о принадлежности района решается простым большинством поданных голосов.

7. Чтобы после проведенного голосования — независимо от его исхода — гарантировать безопасность свободного сообщения Германии с ее провинцией Данциг — Восточная Пруссия и Польше ее связь с морем, Германии, если плебисцитная территория отойдет к Польше, будет предоставлена экстерриториальная траспортная зона в направлении Бютов — Данциг и Диршау для прокладки имперской автострады, а также четырехколейной железнодорожной линии. Строительство шоссе и железной дороги будет проведено таким образом, чтобы ими не затрагивались польские коммуникации, иными словами, чтобы они проходили над или под ними. Ширина этой зоны определена в 1 км и является германской суверенной территорией.

8. Если голосование завершится в пользу Германии, Польша для свободного и неограниченного сообщения со своим портом Гдингеном получит такие же права на шоссейное и железнодорожное сообщение, какие бы полагались Германии.

9. В случае возвращения коридора германской империи она заявляет о своей готовности провести обмен населения с Польшей в соответствующем коридору размере.

10. Желаемые Польшей особые права в порту Данцига будут обговорены вместе с равными правами Германии в порту Гдингена на паритетных началах.

11. Чтобы устранить в этом районе любое чувство угрозы для обеих сторон, Данциг и Гдинген получат характер чисто торговых городов, иными словами, без военных сооружений и военных укреплений.

12. Полуостров Хела, который в соответствии с голосованием отойдет либо к Польше, либо к Германии, в любом случае должен быть также демилитаризован.

13. Поскольку германское имперское правительство заявит самый решительный протест против обращения в Польше с меньшинствами и польское правительство со своей стороны считает необходимым заявить протест Германии, обе стороны заявляют о своем согласии с тем, что эти протесты будут представлены международной следственной комиссии, заданием которой будет расследование всех протестов об экономическом и физическом ущербе, а также иных террористических актов. Германия и Польша обязуются устранить весь экономический и иной ущерб, причиненный с 1918 г. меньшинствам обеих сторон, и отменить полностью отчуждение собственности или выплатить компенсацию пострадавшим за это и иное вмешательство в экономическую жизнь.

14. Для устранения у остающихся в Польше немцев, а также у поляков, остающихся в Германии, чувства международной бесправности и предоставления им прежде всего гарантии того, что они не будут привлечены к действиям и оказанию услуг, несовместимым с их национальными чувствами, Германия и Польша договорились о гарантировании прав меньшинств обеих сторон посредством подробнейших и обязывающих договоренностей, с тем чтобы гарантировать этим меньшинствам сохранение, свободное развитие и деятельность их народности и, в частности, позволить им с этой целью организационные меры, которые они считают необходимыми. Обе стороны обязуются не привлекать представителей меньшинств к военной службе.

15. В случае достижения договоренности на основе этих предложений Германия и Польша заявляют о своей готовности предписать и провести незамедлительную демобилизацию своих вооруженных сил.

16. Германия и Польша совместно договорятся о других, необходимых для ускорения вышеупомянутых договоренностей мероприятиях.
http://www.katyn-books.ru/year/600.htm#619doc


Польским правительством эти предложения приняты не были, и война началась.
Упрекать поляков в несговорчивости, понятное дело, неправомерно - с какой стати им было уступать кусок своей территории и, даже с учётом сохранения ими порта Гдыни и транспортной артерии к нему, ставить всю свою внешнеэкономическую деятельность в зависимость от Германии?  К тому же большинство историков сходятся на том, что Гитлер и не рассчитывал на то, что предложения были приняты, и сделаны они были в чисто пропагандистских целях .
А если бы поляки вдруг приняли это предложение? Началась бы тогда война, или всё закончилось бы очередным, уже привычным для европейцев тех лет худым миром, который, однако, лучше доброй ссоры? И каким бы путём тогда пошла бы история Европы и мира - иным, или тем же самым, только с отсрочкой по времени (новые претензии Гитлера к кому бы то ни было, и на сей раз таки война)?

З.Ы. А проблема "польского коридора" была решена уже после войны - бОльшая часть Восточной Пруссии (за исключением Кёнигсберга-Калининграда, ставшего советским) и другие земли по Балтике до самого Одера (и Штетин-Щецин за ним) отошли к Польше.



Comments 
28-май-2015 12:21 pm
>А если бы поляки вдруг приняли это предложение? Началась бы тогда война, или всё закончилось бы очередным, уже привычным для европейцев тех лет худым миром


Скорее всего, война бы в сентябре 39 не началась, прямой повод к войне уже отсутствовал бы.

Война началась бы несколько позднее. Либо поляки устроили бы майдан, недовольные что "Мосцицкий слил",и разорвали бы соглашение с Германией, либо герр Гитлер нашел бы другие исконно немецкие территории, типа там Фленсбурга или Лотарингии, стал бы их возвращать и наступила бы очередная серия Марлезонского балета.
28-май-2015 12:46 pm
Такие уступки поляков ничего не решают. Положение становится гораздо более запутанным и дающим массу поводов для обострения отношений, как в ближней перспективе, так и в дальнейшем.
При том понятно, что рейху не ТАК УЖ нужен коридор, чтобы воевать именно за него.
И остаётся вопрос Силезии.
28-май-2015 01:28 pm
История была несколько сложнее.
Собственно, противоречия видны уже в Вашем тексте: процитированная телеграмма отправлена в Великобританию для информирования тамошнего посла, а предложения отклонило будто бы польское правительство :)
28-май-2015 02:07 pm
А в чем противоречие? Годом ранее сам британский премьер-министр, а затем послы Ньютон и Делакруа весьма активно транслировали "германские предложения". "21 сентября в 2 часа ночи президент Бенеш был поднят с постели приходом обоих посланников. То был уже пятый их визит на протяжении одних суток". Просто тогда они дополняли ультиматум своим обещанием отказаться выполнять свои обязательства по отношению к ЧСР.
28-май-2015 02:17 pm
16 пунктов были зачитаны Риббентропом Хендерсону ночью с 30 на 31.8. Когда Хендерсон попросил их текст, Риббентроп его не дал, сославшись на то, что Польша не выполнила предварительное условие присылки переговорщика.
16 пунктов все же попали к Хендерсону через Геринга, Хендерсон успел передать их Липскому, но инструкции Липского не давали ему никаких полномочий на переговоры (польское правительство не верило, что немцы решатся на нападение).
Т.е. строго говоря польское правительство этих 16 пунктов и не видело.

Edited at 2015-05-28 14:17 (UTC)
28-май-2015 02:25 pm
А! Ну, вот так понятнее, спасибо.
28-май-2015 04:21 pm
Читал у Широкорада, что Польша сама в тот период мечтала вернуть былое величие (максимальные границы Речи Посполитой). И в момент начала польско-немецкой войны среди поляков присутствовали шапкозакидательные настроения и желание расширить свою территорию.
28-май-2015 05:14 pm
Манштейн Э. Утерянные победы. / Сост. С. Переслегин, Р. Исмаилов. — М.: ACT; СПб Terra Fantastica, 1999. — 896 с. — (Военно-историческая библиотека). ≡ Manstein E. von. Verlorene Siege. — Bonn, 1955

Замечания к развертыванию сил польской армии

[...] В Польше — за исключением маршала Пилсудского и еще немногих трезво мыслящих политических деятелей — очевидно, никто никогда ясно не представлял себе всю опасность положения, в котором оказалась страна в результате удовлетворения несправедливых территориальных претензий по отношению к своим соседям — России и Германии. Польша насчитывала только 35 миллионов жителей, из которых опять-таки было только 22 миллиона поляков, в то время как остальная часть принадлежала к немецкому, украинскому, белорусскому и еврейскому меньшинству, подвергавшемуся без всякого исключения в той или иной степени угнетению.

Наряду с этим Польша, полагавшаяся на союз с Францией в годы военной слабости Германии (и Советского Союза), видно, слишком долго предавалась мечтам о возможности наступления на Германию. Одни собирались внезапно напасть на изолированную Восточную Пруссию или — как это пропагандировал польский союз инсургентов — на немецкую Верхнюю Силезию, другие — даже предпринять марш на Берлин, будь то по кратчайшему пути через Познань и Франкфурт на Одере или, после захвата Верхней Силезии, путем нанесения удара западнее Одера на столицу империи.

Правда, подобные мечтания стали беспочвенными уже в результате строительства немецких укреплений на дуге Одер — Варта, а позже — в результате вооружения Германии. Однако агрессивные планы такого рода еще не совсем исчезли из голов польских политических и военных деятелей, так как они надеялись на одновременное французское наступление на западе. Во всяком случае, описанный выше план развертывания польской армии, хотя он вначале и был рассчитан в общих чертах на оборону, допускал предположение о том, что он оставляет одновременно открытой возможность на более поздней стадии — как только придет на помощь Франция — начать наступление.

Польский Генеральный Штаб еще не имел своей подкрепленной многолетним опытом военной доктрины. Вообще говоря, польскому темпераменту больше соответствовала идея наступления, чем обороны. Романтические представления минувших времен, по крайней мере, подсознательно, еще сохраняли свою силу в головах польских солдат. Я вспоминаю картину, на которой был изображен маршал Рыдз-Смиглы на фоне атакующих польских кавалерийских эскадронов. С другой стороны, вновь созданная польская армия училась у французов. От них она вряд ли могла получить импульс для быстрого, гибкого управления операциями; скорее она могла позаимствовать опыт ведения позиционной войны, который приобрел господствующее положение в умах французских военачальников со времен первой мировой войны.

Таким образом, возможно, что в основе плана развертывания польской армии, кроме желания «ничего не отдавать», вообще не было никакой ясной оперативной идеи; существовал лишь компромисс между необходимостью обороняться от превосходящих сил противника и прежними заносчивыми планами наступления. При этом одновременно впадали в заблуждение, считая, что немцы будут вести наступление по французскому образцу и что оно скоро примет застывшие формы позиционной войны. Интересным в этой связи является секретное сообщение, которое мы получили незадолго до начала войны, о том, что поляки якобы собираются предпринять наступление. Оно поступило из источника, который считался до тех пор весьма надежным, от лица, находившегося в непосредственном окружении президента Польши, маршала Рыдз-Смиглы, главнокомандующего польской армией. В сообщении говорилось, что поляки собираются начать наступление, развернув крупные силы в Познанской провинции. Самым примечательным, однако, было то, что эти планы, как сообщалось, якобы были разработаны по предложению или требованию Великобритании! В сложившейся тогда обстановке это известие показалось нам весьма неправдоподобным. Правда, позднее мы получили подтверждение, что поляки действительно сосредоточили сравнительно крупные силы в Познанской провинции, хотя удар немецкой армии на Познань был бы для них наименее опасным. Познанской армии суждено было закончить свое существование в сражении на берегах Бзуры. [...]


Edited at 2015-05-28 17:15 (UTC)
29-май-2015 09:19 am
Ну до максимальных границ Речи Посполитой им было не добраться, но вообще те рубежи, которые они затребовали на Парижской мирной конференции 1919 года - т.н. "линия Дмовского" - были весьма обширны и включали Литву, нынешнюю Белоруссию и т.д.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%8F_%D0%94%D0%BC%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE
29-май-2015 11:25 pm
Они немножко поболе требовали)))
http://fon-eichwald.livejournal.com/15314.html
This page was loaded июл 21 2019, 6:43 am GMT.