Az Nevtelen (Az Nevtelen) wrote in ru_history,
Az Nevtelen
Az Nevtelen
ru_history

Category:

Записка Дурново и газета Berner Tagblatt

   19.07 (01.08).1915 г., в день открытия сессии Гос. Совета, П.Н. Дурново выступил с «реакционной» речью [1], встреченной большинством современников без одобрения [2], хотя он даже не счел нужным напомнить о своем предвидении, как это сделал в своей речи на заседании Гос. Совета 22.08 (04.09).1915 г. Р.Р. Розен, см. пост Записка Дурново и записка Розена. Повидимому, впечатление от этой речи повлияло и на содержание сентябрьских некрологов и кратких воспоминаний: правые газеты изображали покойного, чье сердце не выдержало «той иудейской свистопляски, которая ныне так сильно колеблет государственные устои нашей Русской Земли», «деятелем твердой воли и необычайной энергии», сумевшим в бытность министром внутренних дел «загнать обратно в грязное подполье ту проклятую крамолу», «красную шушеру», а либеральные живописали прошлое наследника Малюты Скуратова и кнутобойца Шешковского, поминая и августовский эпизод перехода лидерства группы правых в Гос. Совете от «наиболее яркого выразителя правящей бюрократии», «оплота реакции» и «сторонника правительственной опеки над населением» к «более прогрессивному» А.А. Бобринскому [3]—[28].
   К сожалению, сведения о записке Дурново в печать тогда не попали, а за отсутствием у меня саратовских газет нет возможности установить личности родственников, бывших на его похоронах, в т.ч. т.н. племянника Владимира М., упоминавшегося в посте Записка Дурново и племянник Владимир М (между прочим, при просмотре достаточно полной подшивки берлинского Дня за 1923 г. найти письмо этого субъекта, на которое в 1939 г. сослался О. Цофф, мне также не удалось). Впрочем, в сентябрьских публикациях нашлось кое-что интересное:
   — намеки С.Б. Любошица (Биржевые Ведомости) на германофильство Дурново; трудно сказать, были ли эти намеки на чем-то основаны или же это традиционное для либеральной печати обвинение правых в германофильстве [5];
   — сообщение Русского Слова (вероятно, по сведениям с.-петербургского корреспондента А.В. Руманова) о воспоминаниях П.Н. Дурново [21];
   — сообщение с.-петербургского собственного корреспондента Утра (Харьков) о дневнике П.Н. Дурново [24]. Увы, как и в случае с воспоминаниями Д.Ф. Трепова, упоминавшимися в посте О мемуарах ген. Д.Ф. Трепова, о воспоминаниях или дневнике П.Н. Дурново не удалось найти никаких других сообщений.
   Тем не менее, публике о записке Дурново впервые стало известно в том же 1915 г.! И это закономерно: как я уже писал однажды, русская печать, получившая известную свободу в 1905 г., существенно отличалась от подъяремной советской, поэтому хоть какие-то сообщения о записке Дурново (если она не была подделана позже) не могли не попасть на газетные полосы в то время.
   Началось с того, что стокгольмский корреспондент Русских Ведомостей передал об издающейся в Берлине для русских военнопленных газете Русские Известия [29], а чуть позже об этой же газете написали Речь [30] и Русское Слово [31], сообщившее:
(...)
   В Москву попал номер газеты «Русские Известия», от 23-го (10-го) октября 1915 года. (...)
   Одним словом, у всех союзников России плохо, а у германцев и их друзей все отлично. И тут же мимоходом, как ящерица, скользит известие:
   «Как сообщается из Петрограда, в бумагах покойного бывшего министра внутренних дел Дурново найдено политическое завещание, в котором последний заступается за идею сближения России с Австро—Венгрией и Германией». (...)

   При помощи уваж. labas отыскались и Русские Известия [32]:

   Как сообщается из Петрограда в швейцарскую газету «Berner Tagblatt» от 14-го октября, в бумагах покойного бывшего министра внутренних дел Дурново найдено политическое завещание, в котором последний заступается за идею сближения России с Австро—Венгрией и Германией.

   В феврале 1916 г. о германофильской Berner Tagblatt вслед за Утром России заговорили Новое Время [33] и Вечернее Время [34] в связи со статьей известного правого публициста дворянина Н.А. Павлова (см. о нем посты Дворянин Павлов. Избранное. I. На смену идет социализм, Дворянин Павлов. Избранное. II. Мы хорошо танцуем, Дворянин Павлов. Избранное. III. Слишком ленив и труслив наш народ), напечатанной в Московских Ведомостях в конце ноября 1915 г. [35] и вызвавшей обвинения автора в германофильстве, сделанные в т.ч. А.И. Савенко и В.И. Шульгиным; фракция правых в Гос. Совете сочла эти обвинения неосновательными [36]—[46].
   Итак, осенью 1915 г. можно отметить два кампании борьбы с германофильством: первая в сентябре—ноябре, когда обвинили Русское Знамя, см. пост Записка Дурново. Несколько слов о Русском Знамени и вторая, связанная с Н.А. Павловым, в конце ноября—начале декабря. При этом сведения о записке Дурново попали в русскую печать одновременно со второй кампанией и, наверное поэтому, не слишком обсуждались, да и при той обстановке правые сами не желали бы вспомнить о сделанном Дурново предсказании.
   Итак, в начале февраля 1916 г. Новое [33] и Вечернее Время [34] вновь атаковали «дворянина Павлова», а заодно и Русское Знамя; последнее ответило, что либеральная, еврейская печать, с которой солидаризировалось Вечернее Время, давно ведет борьбу с монархистами, в т.ч. и под флагом обвинений в германофильстве [47]. В конце же февраля 1916 г. скандал возник после выступления в Гос. Думе депутата А.И. Савенко, см. пост Записка Дурново и записка Маклакова-Щегловитова-Таубе. Характерно, что советские историки замолчали появившиеся тогда в печати опровержения, сделанные Н.А. Маклаковым [48], И.Г. Щегловитовым [49], М.А. Таубе [50], Н.А. Павловым [51], равно как и о письме А.И. Савенко в Новое Время, из которого видно, что фракция прогрессивных националистов, к которой он принадлежал, отмежевалась от его обвинения в адрес Маклакова-Щегловитова-Таубе и Павлова [52]. Интересно, что в феврале 1916 г. Киевлянин, газета В.И. Шульгина, уже не печатал колонку А.И. Савенко, дав краткие сообщения о выступлениях последнего в Гос. Думе, а до этого перепечатав статью против Н.А. Павлова [53]. Представляет интерес передовая Русского Знамени [54], где сказано, что еще до выступления в Гос. Думе «ренегат» и «клеветник» А.И. Савенко опубликовал разоблачительную статью о записке «в духе Щегловитова и Павлова» в Утре Москве, до этого напечатавшем вышеупомянутую статью против Н.А. Павлова со ссылкой на Berner Tagblatt; менее интересны последующие статьи против А.И. Савенко [55]—[57], кроме одной, где зафиксирован городской слух о мире [56].
   В чем же суть разоблачений, сделанных А.И. Савенко в двух своих речах в Гос. Думе? 29.02 (13.03).1916 г. он заявил [58, стлб. 2417-2429, в 2423], что «гг. Щегловитовы и Павловы предпочитают мир с Германией примирению с собственным народом», что по сведениям печати (в том числе французской) в конце 1914 г. Щегловитов—Маклаков—Таубе «представили в высокие сферы записку о необходимости мира с Германией» и что позже были и другие похожие записки, в т.ч. одна имеется в его распоряжении; на следующий же день, 01 (14).03.1916 г. он заявил [58, стлб. 2578-2585, в 2581—2582], что записки Щегловитова—Маклакова—Таубе у него нет, но он может процитировать другую, уже упомянутую им записку, имеющую 150 подписей; по С.П. Мельгунову, это «резолюция группы «правых», выработанная на совещании в редакции газеты «Голос Руси» [59]. Но, как уже было сказано, записка трех министров была о другом, да и сами быв. министры опровергли свое участие в записке о мире, приписанное им А.И. Савенко.



1. Государственный Совет. Стенографические отчеты : Сессия XI. Заседания 1-10 (19 июля — 3 сентября 1915 г.) и Приложение. Пг., 1915. стлб. 34-36:

(...) Мы, как всегда, очень плохо подготовились к войне по всем отраслям военного и гражданского управления. (...) Виноваты в этом мы все грамотные русские: чиновники правительственные, земские, городские и всякие другие. Наиболее виноватых я искать не буду, да оно и безполезно, так как корень зла не в них, а в том, что мы боимся приказывать. Боялись приказывать, и вместо того, чтобы распоряжаться, писались циркуляры, издавались безчисленные законы, а власть (...) тем временем улетучивалась (...). Между тем мы были обязаны твердо помнить, что в России еще можно и должно приказывать и Русский Государь может повелеть все, что по Его Высшему разумению полезно и необходимо для Его народа, и никто (...) не дерзнет Его ослушаться. Послушаются не только Царского повеления, но и повеления того, кого Царь на то уполномочит. (...)

   Сходную мысль высказывал несколькими годами раньше кн. В.П. Мещерский, см. пост Князь В.П. Мещерский о том, что такое власть.
2. «Лебединая песня» Петра Дурново: Выступление лидера правой группы Государственного совета 19 июля 1915 г. // Вестник МГОУ. Серия «История и политические науки». М., 2011. №1, с. 53-60.
3. П.Н. Дурново [некролог]; Тан (Богораз В.Г.). Последний из могикан; Vox (Колышко И.И.). П.Н. Дурново и гр. С.Ю. Витте. // Биржевые Ведомости. Пг., 1915. №15083, 12 (25).09, с. 3; Болезнь и смерть П.Н. Дурново; Деятельность П.Н. Дурново в Гос. Совете; У гроба П.Н. Дурново. // Биржевые Ведомости. Пг., 1915. №15083, 12 (25).09, с. 4.
4. Лукиан (Любошиц С.Б.). Тени прошлого. // Биржевые Ведомости. Пг., 1915. №15087, 14 (27).09, с. 3.
5. Лукиан (Любошиц С.Б.). Где пораженцы? // Биржевые Ведомости. Пг., 1915. №15089, 15 (28).09, с. 3:

   Письмо маститого вождя русской социал-демократии Г.В. Плеханова, адресованное им с.-д. члену Г. Думы, представляет документ совершенно исключительного общественного интереса. (...)
   После письма Плеханова еще ярче выступает пораженческое настроение нашей крайней правой. (...)
   Один [П.Н. Дурново], [вырезано цензурой] до конца до последнего дыхания опутывал родину интригами и ковал ей поражение.
   Другой [Г.В. Плеханов], (...) шлет свой голос на поддержку ея [России] мощи.(...)

6. В группах Г. Совета. С.М. К смерти П.Н. Дурново. // Вечернее Время. Пг., 1915. №1237, 12 (25).09, с. 3.
7. А-в Н.П. (Ашешов Н.П.). Черная тень. // День. Пг., 1915. №251 (1049), 12 (25).09, с. 3.
8. Крупная утрата; П.Н. Дурново [некролог]. // Земщина. Пг., 1915. №2127, 12 (25).09, с. 3.
9. Дневник печати. Нет, он не умер... он живет [День и Речь о П.Н. Дурново]; Волжанин. Муж совета, разума и воли. // Земщина. Пг., 1915. №2128, 13 (26).09, с. 3.
10. М. Н-ов. Памяти П.Н. Дурново. // Земщина. Пг., 1916. №2467 (236), 11 (24).09, с. 3.
11. П.Н. Дурново. // Московские Ведомости. М., 1915. №210, 12 (25).09, с. 1.
12. Среди газет. [ядовитые, но приличные Русские Ведомости и некультурные, ликующие Русское Слово, Утро России и Раннее Утро о П.Н. Дурново] // Московские Ведомости. М., 1915. №211, 13 (26).09, с. 1.
13. Бельский С. Ушедшие [М.Д. Челышев, П.Н. Дурново] // Московские Ведомости. М., 1915. №217, 22.09 (05.10), с. 2.
14. Афанасьев П. П.Н. Дурново. (Некролог). // Новое Время. Пг., 1915. №14191, 12 (25).09, с. 14.
15. Меньшиков М.О. Письма к ближним. Сильные люди. Последний романтик. // Новое Время. Пг., 1915. №14192, 13 (26).09, с. 5.
16. И.Г. (Гессен И.В. П.Н. Дурново. // Речь. Пг., 1915. №251 (3274), 12 (25).09, с. 2:
(...)
   Старый режим не даром так высоко ценил и так искренно был привязан к Дурново, ибо покойный был наиболее ярким выразителем правящей бюрократии. О нем ни в коем случае нельзя сказать, что он ошибался в своей линии поведения, он отлично понимал и откровенно высказывал, куда эта линия ведет, и, тем не менее, смело продолжал двигаться по ней. Так, про него разсказывают, что участвуя в одной из безчисленных комиссий по еврейскому вопросу, закончившей свои труды выработкой проекта облегчительных правил, он с цинической откровенностью заметил, что из этого проекта все равно ничего не выйдет, потому что полиция, для которой еврейское безправие служит источником благосостояния, так или иначе, помешает его осуществлению. (...)
   Страшные события, разразившиеся над всей Европой, поставили нашу родину перед поворотным пунктом ея истории. После этой небывалой войны Россия заживет новой жизнью и двинется семимильными шагами по пути своего благоустроения. Таким людям, как покойный, там места не должно быть. Дурново не пережил себя.

17. Кизеветтер А.А. П.Н. Дурново. // Русские Ведомости. М., 1915. №209, 12 (25).09, с. 2.
18. О-н. Умер П.Н. Дурново. // Русское Знамя. Пг., 1915. №201, 13 (26).09, с. 2.
19. Отпевание тела П.Н. Дурново; Обзор печати [Колокол о П.Н. Дурново] // Русское Знамя. Пг., 1915. №202, 16 (29).09, с. 2; 4.
20. Рыбчевский М.Т. Памяти Петра Николаевича Дурново. // Русское Знамя. Пг., 1915. №205, 19.09 (02.10), с. 2.
21. П.Н. Дурново. // Русское Слово. М., 1915. №209, 12 (25).09, с. 4:
(...)
   Дурново оставил после себя мемуары, в которых изобразил свою деятельность в бытность свою директором департамента полиции до назначения на пост управляющего министерством внутренних дел. [это сообщение о мемуарах было перепечатано в Наука, литература и искусство. Мемуары П.Н. Дурново // Киевлянин. К., 1915. №254, 15 (28).09, с. 3] (...)
   Как министр, П.Н. Дурново отличался деспотизмом, доходившим до мелочности. (...)
   В 1906 году П.Н. Дурново был назначен в Гос. Совет. Здесь его деятельность явила собою любопытное сплетение закулисной политической интриги с видимой открытой деятельностью в преобразованной законодательной палате. У П.Н. Дурново оказался неожиданно вкус в парламентской организации. (...)
   В общих собраниях Совета П.Н. Дурново выступал сравнительно редко, но каждое его выступление, несмотря на то, что он совершенно не обладал ораторским талантом, представляло собой известное событие в жизни верхней палаты. Речи его отличались краткостью и представляли собою в большинстве случаев заявление декларативного характера. (...)
   Последняя речь П.Н. Дурново была о необходимости сильной власти. Эту речь Дурново произнес уже совершенно больной, едва слышным, разслабленным голосом, часто заглядывая в принесенные им записки. Встреченная глубоким молчанием, речь была признана всеми последним заветом руководителя правых. (...)

22. Шабельская-Борк Е.А. Памяти Петра Николаевича Дурново. // Свобода и Порядок. Пг., 1915. №176, 19.09 (02.10), с. 2.
23. Петроград, 11 IX. Соб. кор. Кончина Дурново. // Утро. Х., 1915. №2782, 12 (25).09, с. 3:
(...)
   По поводу смерти П.Н. Дурново сын его заявляет, что отец его болен уже давно. (...)
   «Отец мой,— говорит сын, вышел еще в июле из группы правых Гос. Совета и все его последующие выступления я считаю выступлениями человека больного».
   Дурново страдал склерозом сосудов.

24. Петроград, 12 IX. Соб. кор. Дневник П.Н. Дурново. // Утро. Х., 1915. №2783, 13 (26).09, с. 4:

   После смерти П.Н. Дурново остался дневник, который, согласно его желанию, будет опубликован в печати. Он содержит чрезвычайно интересные подробности, касающиеся его сношений с Витте и деятельности Дурново в бытность его министром внутренних дел.

25. Около парламента. (По телефону и телеграфу 11 сентября). П.Н. Дурново [некролог]; Оскольский Н. (Гарвей Н.И.). Дурново. // Утро России. М., 1915. №250, 12 (25).09, с. 2. Вероятно, самая удачная попытка охарактеризовать карьеру П.Н. Дурново с либеральной точки зрения.
26. У гроба П.Н. Дурново. [о присутствовавших на двух панихидах]. // Утро России. М., 1915. №251, 13 (26).09, с. 3
27. Похороны П.Н. Дурново. // Утро России. М., 1915. №252, 14 (27).09, с. 2:

   13 сентября (...) состоялось отпевание (...) П.Н. Дурново. По окончании отпевания останки перевезены на Николаевский вокзал для следования в Саратовскую губернию, где в имении покойного будут преданы земле.

28. Газетный день. [Голос Руси и М.О. Меньшиков в Новом Времени о П.Н. Дурново] // Утро России. М., 1915. №255, 17 (30).09, с. 1.
29. Норд. Русская газета в Берлине. (От нашего корреспондента). // Русские Ведомости. М., 1915. №231, 09 (22).10, с. 5. В кратком изложении: Печать. Русская газета в Берлине. // День. Пг., 1915. №280 (1078), 11 (24).10, с. 3.
30. Я.Л. Немецкая газета на русском языке. // Речь. Пг., 1915. №290, 21.10 (03.11), с. 2.
31. И. Ж-н (Жилкин И.В.). «Русская» газета в Берлине. // Русское Слово. М., 1915. №283, 10 (23).12, с. 5. Перепечатано: «Русская» газета в Берлине. // Киевлянин. К., 1915. №342, 12 (25).12, с. 1-2.
32. Последние известия. Политическое завещание Дурново. // Русские Известия. Берлин, 1915. №63, 10 (23).10, с. 2.
33. Среди газет и журналов. // Новое Время. Пг., 1916. №14333, 02 (15).02, с. 5:

   Пресловутый патриот и дворянин Павлов за свой исторический окрик на русское общество удостоился самого лестного внимания очень одобрившей его... немецкой печати. «Утро России» пишет:

   Пред нами последний полученный в Москве номер издающейся в Швейцарии на немецком языке газеты «Berner Tagblatt». Выходит эта газета в нейтральном Берне, но политический облик ея таков, будто она выходит в Берлине.
   Очередная передовая статья этой германо-швейцарской газеты озаглавлена: «Русские голоса о мире» и посвящена статьям «дворянина Павлова» в «Московских Ведомостях».
   Смысл павловских статей «Berner Tagblatt» передает в следующей форме:
   «Было бы гораздо желательней, чтобы победила Германия, чем появление у власти прогрессистов, так как нынешняя война — результат их панславистских происков. Война с Германией была вообще, по мнению Павлова и всех правых, недопустима. Царской России надлежало бы искать дружбы Германии и быть ей благодарной за то, что в смутные 1905—1906 годы она выразила готовность ввести в Россию свои войска, чтобы придти русскому правительству на помощь в борьбе его с революцией».
   Бернская газета поясняет, кто такой Павлов. «Это — известный лидер дворянской партии в России».

   Браво, ritter von Pawlow! Полное фиаско в России, но зато какая прочно обезпеченная отныне популярность в Германии!

34. Наши германофилы. // Вечернее Время. Пг., 1916. №1381, 05 (18).02, с. 3:

   Не напрасно пишут германофильствующие публицисты в роде «дворянина Павлова». Их голос доходит до тех, кому приятно слушать, и они удостаиваются лестного одобрения. «Утро России» сообщает: (...)
   Не все реакционеры так откровенны, как «дворянин Павлов»; но моральные и идейные основы у всех одинаковы. Это не русские основы, а немецкие и даже еще теснее — прусские. Отсюда безграничная отчужденность от всего, что по-настоящему близко и дорого народу, широким общественным кругам. (...) Вспомните, как «Русские Ведомости» документально доказали крайнее германофильство «Русского Знамени», за которым естественно установилась кличка прусского. Только обладая немецкой душой и немецким миросозерцанием, можно рекомендовать то, что рекомендуют эти господа для России и проявлять ту ненависть к каждому проявлению здоровой общественности, которую они проявляют по всякому поводу.

35. Павлов Н.А. Не мешайте... // Московские Ведомости. М., 1915. №270, 24.11 (07.12), с. 2-3; №271, 25.11 (08.12), с. 2.
36. Среди газет и журналов. // Новое Время. Пг., 1915. №14267, 27.11 (10.12), с. 4.
37. Под флагом монархизма. // Новое Время. Пг., 1915. №14269, 29.11 (12.12), с. 5.
38. Н.А. Черная муть. // День. Пг., 1915. №330 (1130), 30.11 (13.12), с. 2.
39. Петроград, 4-го декабря. Плохое прикрытие. // Биржевые Ведомости. Пг., 1915. №15251, 05 (18).12, с. 2-3.
40. Савенко А.И. Мысли и впечатления. CCXLI. Три черты реакции. // Киевлянин. К., 1915. №336, 06 (19).12, с. 2.
41. Шульгин В.И. Киев, 6-го декабря 1915 г. Дворянин фон-Павлов. // Киевлянин. К., 1915. №337, 07 (20).12, с. 1-2. Либеральные газеты поддержали В.И. Шульгина, см. Иванович Ст. (Португейс С.О.). Исповедь В. Шульгина. // День. Пг., 1915. №340 (1140), с. 3; Петроград, 9-го декабря. Правее и еще правее; Газетный день. «Дворяне» русского и прусского дворов. // Биржевые Ведомости. Пг., 1915. №15261, 10 (23).12, с. 3; 5.
42. Москва, 9 декабря. Н.А. Павлов и его оппоненты. // Московские Ведомости. М., 1916. №284, 10 (23).12, с. 1.
43. Среди газет и журналов. // Новое Время. Пг., 1915. №14282, 12 (25).12, с. 14:

   «Московские Ведомости» долго отмалчивались на все неприятные для них комментарии по поводу германофильского выступления на их столбцах дворянина Павлова. Лучше бы, конечно, так и продолжать. На свою же голову газета, однако, не удержалась и пробует себя реабилитировать (...):

   Когда вы кричите о германофильстве правых, у вас в распоряжении нет ни фактов, ни доказательств, имеющих какую бы то ни было серьезную ценность.

   Разсуждения, что и говорить, любопытные. Но из того, что какие-то эс-деки или эс-эры пишут какие-то резолюции, следует ли, что этим реабилитируются правые, занимающиеся тем же? (...)

44. Кузьмин-Караваев В.Д. Задание и средства. // Биржевые Ведомости. Пг., 1915. №15271, 15 (28).12, с. 2.
45. Телеграммы 18-го декабря. Вести // Киевлянин. К., 1915. №349, 19.12 (01.01.1916), с. 4:

   Гр. Алексей Бобринский сделал в группе правых верхней палаты заявление о статье дворянина Павлова. Группа признала, что обвинения Павлова в германофильстве неосновательны.

46. Среди газет и журналов. // Новое Время. Пг., 1915. №14289, 19.12 (01.01.1916), с. 6:

   «Московские Ведомости», трактуя вопрос о германофильстве, замечают:

   Прежде всего необходимо непрошенных проповедников мира предавать военному суду по обвинению в государственной измене. Нужна самая широкая гласность при ведении этих дел. Нужно, чтобы весь народ знал имена этих Иуд, продавших свою душу и честь кайзеру Вильгельму.

   Совершенно справедливо. Нужно, чтобы пропаганде германофильства, откуда бы она не исходила, со столбцов «Русского Знамени» или подпольных прокламаций кучки эс-деков, был положен решительный конец.

47. Ухтубужский П. (Облеухов Н.Д.). Поход против монархистов. // Русское Знамя. Пг., 1916. №31, 09 (22).02, с. 2. См. также Ухтубужский П. (Облеухов Н.Д.). Еще о нашем мнимом германофильстве. // Русское Знамя. Пг., 1916. №52, 05 (18).03, с. 2.
48. Письма в редакцию. II. Маклаков Н.А. // Новое Время. Пг., 1916. №14362, 02 (15).03, с. 4. То же: Маклаков Н.А. Письмо в редакцию. // Русское Знамя. Пг., 1916. №49, 02 (15).03, с. 2.
49. Письма в редакцию. I. Щегловитов И.Г. // Новое Время. Пг., 1916. №14362, 02 (15).03, с. 4.
50. Письма в редакцию. III. Таубе М.А. // Новое Время. Пг., 1916. №14362, 02 (15).03, с. 4.
51. Письма в редакцию. I. Павлов Н.А. // Новое Время. Пг., 1916. №14364, 04 (17).03, с. 6:

   М.г. В приведенном вашей газетой отчете Гос. Думы за 29 февраля приводятся слова члена Думы Савенко; он говорит о записке: «которая прямо возглашает положение: лучше поражение, чем уступки внутри. Эти гг. Щегловитовы, Павловы, Таубе предпочитают мир с Германией примирению с собственным народом». Сообщение г. Савенко не соответствует истине, о мире с Германией я никогда ни с кем не говорил и в составлении каких-то записок никогда не участвовал. (...)

52. Письма в редакцию. I. Савенко А.И. // Новое Время. Пг., 1916. №14365, 05 (18).03, с. 15:
(...)
   Сим заявляю, что те части моей речи, произнесенной мною 29 февраля, которые посвящены были вопросу о разного рода записках, направленных в пользу заключения мира или против уступок требованиям и запросам общества, а равно вся речь, произнесенная мною 1 марта, как впрочем об этом было заявлено мною в самой речи, произнесены мною не от имени группы прогрессивных националистов и представляют собою мое личное выступление, а не фракционное.

53. Среди газет. // Киевлянин. К., 1916. №36, 05 (18).02, с. 3.
54. Петроград, 2 марта 1916 г. // Русское Знамя. Пг., 1916. №49, 02 (15).03, с. 1.
55. Петроград, 3 марта 1916 г. // Русское Знамя. Пг., 1916. №50, 03 (16).03, с. 1.
56. Люцилий (Булатович Д.И.). Желтый террор. // Русское Знамя. Пг., 1916. №50, 03 (16).03, с. 2:
(...)
   Вот два примера, два случая, свидетелем которых пришлось мне быть третьего дня. В вагоне трамвая три иудейки (...) ведут громкий разговор о злобах дня. Одна объявляет, что по ея сведениям А.Н. Хвостов будет на днях назначен премьер-министром. Ея собеседницы поднимают гвалт, на тему о том, что у нас после этого неминуема революция. Пассажиры-христиане молчат. Вдруг из дальнего угла вагона раздается иудейский мужской голос: «Чему же тут удивляться? Ведь это же вполне ясно, что они сами хотят революции. Вы спросите, для чего им революция? Так они же хотят заключить сепаратный мир. Щегловитов, Маклаков и московские союзники подавали себе записки о необходимости мира, но ничего не вышло, так они решили поступить по совету Макиавелли: вызвать революцию и под этим предлогом заключить себе мир. Но, конечно, ошибутся: революция будет, но от нея получит пользу народ». (...)

57. Зло Л. (Злотников Л.Т.). Карьера киевского «националиста». // Русское Знамя. Пг., 1916. №74, 01 (14).04, с. 2-3.
58. Государственная Дума. Четвертый созыв. Стенографические отчеты. 1916 г. Сессия четвертая. Стлб. 1205—3502. Заседания 17—37 (с 9 Февраля по 15 марта 1916 г.). Пг., 1916.
59. Мельгунов С.П. Легенда о сепаратном мире (канун революции). Париж, 1957. с. 200-201.
Tags: 1910-e, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments