y_kulyk (y_kulyk) wrote in ru_history,
y_kulyk
y_kulyk
ru_history

Category:

Автограф Анны Руськой, королевы Франции

Материал данного поста представляет собой достаточно вольный перевод (местами пересказ) некоторых фрагментов из статьи польских историков Анджея Поппэ и Дануты Поппэ "The Autograph of Anna of Rus', Queen of France". Статья переводная, на английском языке, оригинал очевидно на польском, но его мне найти не удалось.

     Частично сохранившаяся главная фреска Софийского собора в Киеве, написанная в 1044–46 годах, изображает семейство великого князя Ярослава Мудрого, стоящее перед престолом Христа. Одна из младших дочерей Ярослава, Анна, входит в число тех, кто изображён на этой композиции (фрагмент фрески на картинке-заставке – y_kulyk).
     Исходя из даты рождения их старшего сына Филиппа в 1052 году, датой брака Анны с французским королём Генрихом I считается 1051 год. В этой связи стоит упомянуть неудачные попытки Хуго Капета заполучить руку Анны Порфирогенной (Багрянородной), сестры византийских императоров, для своего сына Роберта, отца Генриха. В 987–88 годах этот брак был "перебит" Владимиром Великим. Амбиции Капетингов по установлению супружеских связей с византийскими правителями были реализованы только внуком Хуго, который женился на внучке правителя Руси и его жены Анны, византийской пурпуророждённой.
     Сначала Генриху не повезло найти жену. Его помолвка с несовершеннолетней Матильдой, дочерью императора Конрада II, не привела к браку, потому что его невеста умерла. Генрих женился на другой Матильде, племяннице императора Генриха III, но она умерла в 1043 году, через год после их свадьбы. Вдовец в возрасте 36 лет, король должен был найти новую жену. Хотя мнения расходятся, миссия по сватовству, которую он послал на Русь, может быть датирована 1048 годом и возвращением в 1049 году. Брак Генриха с Анной был исключительно счастливым, и она родила ему три сына и дочь. О хороших отношениях пары свидетельствуют упоминания об Анне в документах короля, а также её активное участие в религиозной жизни Франции и в церковных делах, о чем свидетельствует письмо папы Николая. Этот счастливый и спокойный период в жизни Генриха длился недолго. Он умер 4 августа 1060 года в возрасте пятидесяти двух лет.
     Вопреки династической традиции каролингов и первых капетингов, первенцу Генриха и Анны было дано при крещении христианское имя Филипп. Согласно раннесредневековой легенды апостол Филипп распространял слово Божье среди скифов к северу от Черного моря. Эти скифы тоже отождествлялись с Русью. Это было уравновешено именами, данными двум младшим сыновьям пары: Роберт унаследовал имя своего деда, а Хуго – имя своего прадеда, основателя династии Капетингов.


     Следует согласиться с обоснованным мнением, что именно Анна оказала решающее влияние на выбор имени Филипп, сумев убедить Генриха отклониться от династической традиции в этом случае. Она руководствовалась византийским обычаем, принятым на Руси, согласно которому при крещении даётся имя святого покровителя. Выбор имени апостола Филиппа также был удачным, поскольку он почитался во всем христианском мире, и церкви, посвящённые ему, были построены как в Константинополе, так и в Риме.
     Имя первенца Генриха и Анны, которое было одновременно христианским и королевским, вошло в перечень имён Капетингов, а затем и других династий. Учитывая контекст работ об Александре Великом, которые были популярны в то время, возможно, существовал политический подтекст, связанный с именем – программа объединения французских земель под одним скипетром по образцу царя Филиппа, который заложил основы власти своего преемника путём объединения греческих земель под властью македонян.

✧ ✧ ✧
     Анна была молодой и привлекательной вдовой "en âge d' avoir et de donner de I'amour" (фр.: достаточно зрелой, чтобы иметь и дарить любовь – y_kulyk), как ее описал французский историк середины XVII века. Об этом свидетельствует её роман с Раулем де Перонном, графом Крепи. Чтобы жениться на своей возлюбленной граф обвинил свою жену Элеонору в супружеской измене, а затем устроил похищение Анны и женился на ней, сделав её своей графиней. Разразился скандал, и брошенная жена пожаловалась папской курии. Церковное расследование пощадило Анну. В конце концов, позволив себя похитить, она позаботилась об освящении новой связи церковной церемонией, что было необычным событием для аристократии того времени; только в конце одиннадцатого века она начала отдавать предпочтение церковному браку.     Из документов, составленных с участием Анны во время её правления от имени несовершеннолетнего дофина Филиппа, особое внимание к себе привлекает королевский акт 1063 года для аббатства Сен-Крепи-ле-Гран, поскольку только он один имеет кириллическую подпись, несомненно рукой Анны – AHAPЬИHA или AHAPЪИHA. Она находится под тремя крестами: один с надписью Бодуэна из Фландрии, выступающего в роли регента, а другой – с монограммой молодого короля, сделанной королевой. Во всех других документах подпись Анны ограничена её рукописным крестом с пометкой "subscriptum Annae reginae" (лат.: подписанный королевой Анной – y_kulyk).
     Этот документ примечателен и в другом отношении: он не упоминает Анну в самом тексте. Это не случайно, учитывая известность скандала в то время. При подготовке документа в королевской канцелярии было решено не вписывать в него Анну, скорее всего под предлогом, что жена графа Крепи больше не является вдовствующей королевой. Но Анна не собиралась уступать свои прерогативы, и, как следует из этого документа, она продолжала считать себя королевой и опекуном своего несовершеннолетнего сына. С другой стороны, в присутствии несовершеннолетнего короля, имевшего сильную эмоциональную привязанность к матери, никто не осмелился возражать против её подписания крестом. Должно быть она заметила упущение своей персоны в документе и немедленно отреагировала на это проявление неуважения, подчеркнув своё присутствие и своё право быть там, решительно и недвусмысленно. Отметив в присутствии несомненно испуганных свидетелей свой крест, той же ручкой она почти вырезала свою кириллическую подпись AHAPЬИHA, на пергаменте.
     Предложенная здесь реконструкция событий имеет бóльшую поддержку в источниках, чем довольно наивное предположение, что Анна хотела похвастаться и похвасталась своей грамотностью, которая, в свою очередь, должна была показать тщеславие коронованной леди из Руси. Анна была грамотна не только на своём родном языке: проведя около четырнадцати или пятнадцати лет во Франции и приняв участие в выдаче королевских привилегий монастырям и другим церковным учреждениям, она также овладела латынью, что видно из её непосредственного понимания содержание документа составленного на этом языке. Гордая руськая леди, внучка Владимира Великого и Анны Порфирогенной (Багрянородной), золовка киевской княгини Гертруды-Елизаветы (жены Изяслава Ярославича – y_kulyk) (которая была правнучкой Оттона II), действовала как подобает настоящей королеве.
     Тайна уникальной кириллической подписи Анны на пергаменте королевского документа, таким образом, легко объясняется. Встречаясь с Советом регентов королева-мать, ознакомившись с содержанием документа, отметила отсутствие формулы "subscriptum Annae reginae", где она должна была поставить крестный знак в соответствии с канцелярской практикой. Её реакция была спонтанной. Перечеркнув свою монограмму, она усилила её смелым блеском своей подписи. Поразительное отличие по размеру (72 мм в длину) от мизерного латинского текста имело существенное значение: это был эмоциональный отклик Анны на попытку исключить её из Совета регентов и утверждение своего статуса consors regni (лат. формула "участник в королевстве" / "партнер по правлению" – y_kulyk) при жизни её королевского мужа.


Tags: Документ, Личности, Средние Века, Франция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments