Az Nevtelen (Az Nevtelen) wrote in ru_history,
Az Nevtelen
Az Nevtelen
ru_history

Categories:

Последний портрет Николая II

Гри А. (Гиршфельд Г.). Последний портрет Николая II. Художник Н.В. Харитонов о жизни в царской ставке, о том, как найти счастье в Америке, о «барынях» и «меценатах». // Новое Русское Слово. Нью-Йорк, 1934. №7979, 02.12, с. 2.

   — В спальне государя на столике стояла коробка полная папирос. Он очень много курил. И у него была особенность: он пересчитывал папиросы в коробке, слуги это знали, и боялись красть. Вообще, на этот счет в ставке было очень строго. Князь Голицын точно знал уровень водки в графинах на столе. Слуги отливали себе по капельке из каждого графина, так что получалось не больше одной рюмки,— и то замечал. Удивительно было в этой ставке в доме могилевского губернатора. Государь терпеть не мог духов и с этим строго считались. Но зато любил запах скипидара. И как любил. Придет в спальню, поведет носом: «Опять эти художники были, скипидар оставили, спасибо...» В это время я писал спальню, мой был скипидар. Как сейчас помню. Две походные кровати — государя и наследника, лампады и очень много образов на стенах... (...) Так вот понимаете ли, верьте не верьте, но я действительно последним делал портрет Николая Второго. За неделю до отречения. Были мы художники командированы в ставку, в канцелярию в качестве членов так называемой Трофейной Комиссии, под руководством полковника Колобова. Были — Золотников, Сергеев и я, ваш покорный слуга — Николай Васильевич Харитонов. И было нашей обязанностью делать зарисовки героев войны для Альбома Победы, который должен был быть готов к тому дню, когда немцы сдадутся на милость победителей. Послали нас в самый огонь, не на фронт, конечно, а ко всем этим страшнейшим генералам, вроде Ронжина, диктатора железных дорог и неприятнейшего человека.
   — Сидели мы в ставке и делали зарисовки. Всех «героев» перерисовали. (...) Подкреплялись коньяком и возвращались в царские комнаты — я писал спальню, Золотников кабинет — тоже для будущего альбома, конечно.
   — И в феврале поручил Колобов сделать зарисовку государя. Все остальное было у нас уже готово. Как сейчас помню: в кабинете, государь читает донесения, я напротив за столом с блокнотом, и рядом со мной — наследник Алексей. Следит внимательно и все повторяет, раскрасневшись,— красивый был мальчуган: «Ох, как здорово, ох, как здорово!»
   — Вскоре после этого, как портрет был готов, стали поступать тревожные слухи из Петербурга. И вот одно утро — мы идем на работу в губернаторский дом. Видим, в доме смятенье. Бегу к гоф-фурьеру. Бледен... «Сам уехал и не известно куда»... О государе слуги всегда говорили «сам». Рассказал мне, что государь всю ночь ходил по спальне и курил одну папиросу за другой, так что заветную коробку пришлось посреди ночи наполнять. Окурки на утро были разбросаны повсюду. И вот ночью, так шагая из угла в угол, велел моему приятелю уложить вещи,— точно сказал, что взять, чего не брать. Только главное... И уехал.
   — В это утро я делал портрет Ронжина. Генерал был страшен. Грозил, метал молнии, распекал как чорт. Все налаживал связь по телефону. Запрашивал: «где литер А?» И ему же звонили с теми же запросами: «где литер А». Целый день ставка не знала, где поезд государя, так велико было смятенье. И только на следующий день стало известно, что поезд задержан у станции Дно. Потом Псков. Потом отречение... Наша работа, конечно, на смарку. И через четыре дня приезжает. Изменился, осунулся. Колобов преподнес ему наши этюды, в том числе мой последний, злополучный царский портрет, он принял и расплакался. (...)

ПРИМЕЧАНИЯ


   генералам, вроде Ронжина — см. также Ронжина Н. Письмо в редакцию. О ген. С.А. Ронжине. // Новое Русское Слово. Нью-Йорк, 1934. №7985, 08.12, с. 4.
   полковника Колобова — штабс-капитан лейб-гвардии 3-го стрелкового Е.В. полка М.В. Колобов, в полковники произведен в апреле 1917 г., см. Васильев А.А. Деятельность русских трофейных комиссий в период Первой мировой войны 1914—1918 годов. (По материалам РГВИА). // Мальков В.И. (отв. ред.). Первая мировая война: пролог ХХ века. М., 1998. с. 657-665, на с. 660, 662.
   Золотников, СергеевФ.А. Золотников, см. Ильина Т.Н. Материалы Трофейной комиссии в собрании ВИМАИВиВС. // Война и оружие: Новые исследования и материалы: в 4-х частях. Часть II. Труды V Международной научно-практической конференции 14—16 мая 2014 года. Спб., 2014. с. 211-249, и, возможно, Н.А. Сергеев, но подпись не похожа.
Tags: 1917, Россия, романовы, царская семья
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Наподобие шестиконечной звезды

    Прибавление к посту Разные фигуры и эмблемы. Великое дело. // Петербургская Газета. Спб., 1895. №242, 04 (16).09, с. 1. 1-го сентября…

  • Оставим все деньги в русском государстве

    Прибавление к посту Чтобы не было надобности в поисках заграничных курортов. Поездка за-границу. // За Россию! М., 1915. №15, 01 (14).02, с. 2.…

  • Все тайные приборы

    Вести и слухи. Почему мы проиграли войну? // Петербургская Газета. СПб., 1906. №315, 17 (30).11, с. 4. До каких иногда курьезов договариваются…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment