?

Log in

No account? Create an account
Вопросы истории
ru_history — медицина — ЖЖ 
satrap
Каплун Б.Г. М.С. Урицкий как человек и революционер. К годовщине со дня смерти. (Из материалов по биографии). // Пламя. Пг., 1919. №65, 31.08, с. 13-16.

   В маленькой, нескладной, несколько наклоненной вперед и своеобразно перегибающейся при движении с ноги на ногу фигуре Урицкого была заложена большая и глубокая человеческая натура. Она была так же своеобразна, как и фигура. Наносного, вычурного, крикливого в ней не было. Основной и наиболее яркий штрих ее — поражающая мягкость. Какой-то особой «гибкой» чуткостью была наполнена она. Натура Урицкого была в полном смысле этого слова негнущейся, прямой, идущей своим путем, вполне продуманным во всех деталях его. Он являет собой редкий образец того, как в человеческом существе может совместиться естественная простота, спокойствие, чуткость, прямота, непоколебимость воли, при отсутствии грубости и нетактичности.Читать дальше...Свернуть )
   — Урицкий, быть может, первый образ стойкого борца-рыцаря пролетарской революции. Революционные принципы его жизни и борьбы непоколебимы. Единственный его двигатель жизни — стремление создать свободное царство труда. Это стремление срослось с ним и не отделимо. За него он борется, в него он верит, им живет, ничего, кроме него на земле не имеет, за него умеет погибать... За него и погиб он.
   Сквозь строй всей жизни и борьбы рыцаря-борца красной нитью проходит пролетарско-революционная этика, которую он на протяжении своего жизненного пути ни разу не перешагнул, за нарушение которой болел душой и которую ему порой так хотелось воспитать и так хотелось во всех борющихся и колеблющихся пролетариях укрепить...
Девочке было шесть лет, мама вплетала ей в косички ленточки, папа приносил красивые игрушки. В тот раз он вложил в ладошки нарядный мяч, банты на плечах подпрыгнули от восторга. Вприпрыжку мяч и его юная хозяйка вышли на улицу Москвы. Через полчаса под звук сирены обмякшее тельце мчалось на машине скорой помощи в больницу. Еще чрез час дежурный врач объяснял оглушенным горем родителям, что их ребенку повезло. Троллейбус, под который малышка выскочила за новым мячом, не смял ее в безжизненную тряпочку, а всего лишь разбил тазовые кости и ударил по голове. Сейчас закончат операцию, и можно будет взглянуть на дочку.
На следующий день врачи уже не были оптимистичны ...

[Дальше...]


--при определении группы крови произошла ошибка. Девочка умирала, оставалось лишь подготовить к этому родителей. Но те отказывались мириться с неизбежностью, их ребенок тоже продолжал бороться за жизнь. Собрали консилиум, маститые профессора понимали ^девочку, отравленную чужой кровью, может спасти только чудо. Один из хирургов сказал: «У профессора Белоярцева как раз есть чудо-препарат». Консилиум постановил: «По жизненным показаниям» просить о помощи.

Через время и континенты

Звонок из больницы в подмосковном наукограде Пущино раздался уже под вечер. Профессор Феликс Белоярцев бросился к автомобилю: сто километров до Москвы, два флакона препарата под названием «перфторан». После введения первого флакона больной стало лучше, но началась сильная дрожь. Вторая капельница -девочка затихла. Маленькое сердце проталкивало по воспаленным сосудам целебную жидкость. Через сутки ребенок открыл глаза и позвал маму. Эту новость Белоярцев узнал по телефону. После гонки наперегонки со смертью профессор вернулся в лабораторию, чтобы продолжить исследования.

Феликс Федорович Белоярцев (1941-1985).Доктор медицинских наук, профессор.
Лауреат Премии Правительства Российской Федерации в области науки и техники.


Ребенка спасла «голубая кровь» - искусственный кровезаменитель. Создать такое уникальное вещество уже многие годы пытались ученые всего мира. Наиболее перспективными оказались разработки на основе перфторуглеродов. Их научились синтезировать, заменяя в углеродных соединениях все атомы водорода на фтор. Оказалось, что новое вещество способно растворять кислород в огромном количестве. Перфторугле-родную эмульсию в начале изучения даже называли «жидким воздухом».

Американец Генри Словитер первым предположил, что эмульсия, насыщенная кислородом, может стать основой для искусственной крови. В Америке провели серию опытов: в 1966 году доктор Лиленд Кларк поместил мышь как рыбку в аквариум, и животное не утонуло, а какое-то время дышало «жидким воздухом». Через два года Роберт Гейер заместил кровь крысы на пер-фторэмульсию, и животное выжило. Фотографии бодрой крысы, в которой не было ни капли живой крови, подстегнули интерес ученых. Первыми разрабатывать заменители крови на основе перфторуглеродов стали в Америке и Японии. К началу 70-х годов прошлого века искусственную кровь пытались создать более 40 лабораторий в разных частях света.

В 1974 году японцы выпустили препарат «Флююзол-ДА», через пять лет искусственную кровь перелили первым добровольцам. Ими стали члены организации «Свидетели Иеговы», которым религия запрещала использовать кровь доноров даже при угрозе жизни. Япония начала продвижение своего препарата на американский рынок, но разгорелся скандал. При применении обнаружились побочные эффекты, препарат запретили. Возможно, Америка не смогла смириться с тем, что в разработке кровезаменителя японцы оказались проворней. Как бы то ни было, в лидеры снова вышли американцы.

Институт биофизики РАН Пущино



Город на Оке

В середине 1970-х годов в СССР просочились сведения: производством кровезаменителя заинтересовались американские спецслужбы. Во время Холодной войны такая новость означала, что потенциальный противник может получить колоссальное преимущество. Донорская кровь хранится в холодил ьн иках, при откл ючен и и электричества все запасы погибнут в течение не
скольких часов. Да и без войны сберегать кровь дорого и сложно, кроме того, ее всегда не хватает. А еще стоит вспомнить о том, что натуральная кровь является переносчиком многих заболеваний. Как ни подстраховывайся, а случаи заражения происходят довольно часто. Взвесив все «за» и «против», советское руководство ввязалось в гонку «по кровавым следам».

В Советском Союзе и до этого химия фторуглеродных соединений находилась на высочайшем уровне. Исследования Ивана Кнунянца заслужили всемирное признание, да и советская власть не обошла ученого наградами. Сталинские и Ленинские премии, звание Героя труда, многочисленные ордена академика Кнунянца говорили сами за себя. И синтезом искусственной крови в стране тоже занимались. В Ленинграде, в КИИ гематологии и переливания крови (ЛНИИГПК) уже несколько лет пытались создать кровезаменитель. Когда стратегическое значение «искусственной крови» осознали «наверху», ленинградцев под контроль взял Центральный институт гематологии в Москве.

Но ни это, ни пристальное внимание Минздрава не привело к быстрому решению задачи. Исследования были распланированы на долгие годы, это означало продвижение черепашьими темпами. Но речь шла об обороноспособности, и процессу придали ускорение. По слухам, сам министр обороны Дмитрий Устинов настоятельно рекомендовал поторопить ученых. Ленинградская площадка осталась работать в прежнем темпе, но в Москве придумали альтернативный вариант. Результат был нужен, как говорится, еще вчера. На пороге - война в Афганистане, а уж политические расклады со странами НАТО тем более требовали оперативности.

Стратегически важную задачу поручили Академии наук, базой исследований «назначили» Институт биофизики АН СССР. Центр разработки переместился в Пущино. Этот город создавался в начале шестидесятых, в эпоху отчаянных споров физиков и лириков. В1966 году, когда американская мышь в аквариуме судорожно вдыхала перфторэмульсию, поселок Пущино обрел статус города. Вокруг Института биофизики сформировался Пущинский научный центр биологических исследований. На высоком берегу Оки среди светлого леса поднялись современные корпуса. Весь город распланировали и приспособили для успешной научной работы. Путь до лабораторий не дольше 15 минут, в окна дует ветерок, пропитанный запахом цветущих лугов.

В этом научном раю время от времени происходили радикальные перемены. В 1976 году умер глава Института биофизики академик Г.М. Франк. Под его началом сложился удивительный коллектив, сформировался нечастый тогда демократический стиль руководства. На смену патриарху пришел сорокалетний доктор наук Генрих Иваницкий, с юности работавший в этом легендарном институте. Кандидатуру Иваницкого поддержал тогдашний вице-президент Академии наук Юрий Овчинников.
Такое покровительство давало право на некоторую свободу, например, Иваницкий резко возразил против назначения сотрудника КГБ на должность замдиректора Научного центра. Вольность сошла ему с рук - в разработке кровезаменителя ученым предстояло «догнать и перегнать» Америку. Иваницкий с энтузиазмом отнесся к новой задаче. И, как по заказу, именно тогда в Институте биофизики появился новый сотрудник.




Счастливый принц

Имя Феликс переводится с латыни как «счастливый». Феликс Федорович Белоярцев от рождения был щедро одарен судьбой. Он родился в Астрахани, через две недели после начала Великой Отечественной. Феликс и его родители выжили в эти четыре страшных года и не потеряли друг друга в военной круговерти. В семье потомственных врачей мальчик с младенчества знал, что пойдет в медицину. Он ассистировал отцу на операциях еще до окончания Астраханского медицинского института. Потом - два года самостоятельного врачебного опыта в сельской больнице. Великолепный старт продолжился быстрым восхождением, в тридцать четыре года Белоярцев получает докторскую степень за работу по анестезиологии.
И тогда' же, в 1975 году в Институте сердечно-сосудистой хирургииим. А.Н. Бакулева он впервые в СССР применил так называемое «жидкостное дыхание» с заменой в легких воздуха на жидкий перфторуглерод.

Этот опыт заставил его задуматься о переходе из медицины в науку, отыскивающую «причины явлений». Так Феликс Белоярцев оказался в пущинском Институте биофизики - там начиналась работа по поиску кровезаменителя. Яркий, энергичный, безмерно талантливый Белоярцев выделялся среди коллег-ученых. Он прекрасно разбирался не только в медицине - литература, искусство, умение чувствовать поэзию - создавали образ универсального человека. Пальцы хирурга не уступали гибкостью рукам музыканта, тем более, что Феликс и в самом деле прекрасно играл на фортепиано. В общении Белоярцев казался мягким и немного застенчивым, и так оно и было, пока дело не касалось работы. В спешно созданной лаборатории Медицинской биофизики царил другой Белоярцев - беспощадный к недобросовестности, принципиальный, готовый работать с утра до ночи.

Проекту обещали всемерную поддержку «сверху», главное - чтобы быстрей, быстрей... Феликс и сам торопился, сотрудников набирали без особых рекомендаций и испытательного срока, всем предоставлялись роскошные условия для работы. Но многие с удивлением обнаружили - работать с Белоярцевым тяжело. В лаборатории кипела жизнь, далекая от размеренного бытия академического ученого. Ненормированный рабочий день тут означал не долгие чаи и перекуры, а напряженный сверхурочный труд.

Если сотрудник проявлял некомпетентность, на него обрушивался гнев обычно тактичного заведующего. У многих это вызывало непонимание и раздражение. Зато такая политика позволила Белоярцеву выделить среди коллег группу единомышленников.
Плечом к плечу с Феликсом работали такие же энтузиасты: Евгений Маевский, Бахрам Исламов, Сергей Воробьев. Они не только выдерживали напор начальника лаборатории, но и сами подгоняли время. Каждый из них чувствовал - делается большое и очень важное дело, которое выпадает не каждому ученому. Кроме того, было ясно - без требовательности и нажима проект захлебнется в бюрократических проволочках.

Плановая система экономики распространялась и на науку, заявки на реактивы и оборудование необходимо было подавать за год. Исследования продвигались так быстро, что неповоротливая машина госснабжения становилась тормозом. Белоярцев курсировал между Пущино и Москвой, выбивал препараты, необходимые для приготовления эмульсии, доставал нужные приборы, договаривался о сотрудничестве с институтами и клиниками.
То и дело на его служебные записки накладывались резолюции: «Переоформить», «Пересчитать», «Поставить в очередь на получение». Феликс Белоярцев приходил в отчаяние, но продолжал работать. Лаборатория перевыполняла план - работы, на которые отводились годы, делались за несколько месяцев. Иваницкий выписывал солидные премии, из этих средств Белоярцев оплачивал наличными уникальную аппаратуру. Профессор выдавал сотрудникам денежное поощрение, предупреждал: половина этих средств предназначена для заказа приборов. Участники проекта ехали к мастерам за нужными устройствами, привозили их в лабораторию. Работа по созданию кровезаменителя шла полным ходом, появились первые обнадеживающие результаты.




Голубая живая вода

К этому времени американцы и японцы зашли в тупик - их препараты на основе пер-фторуглеродов вызывали тяжелые осложнения. При введении эмульсии подопытные животные часто погибали от закупорки сосудов. Иностранные препараты создавались из крупных капель, для того, чтобы кровезаменитель быстрее выводился бы из организма. Ведь чем крупнее капли эмульсии, тем легче они слипаются. Эти «комочки» поглощаются фагоцитами - клетками иммунной системы, созданными для уничтожения «врагов». И, действительно, при введении крупнокапельной эмульсии фагоциты принимались за работу с удвоенной энергии. Но при этом закупоривались капилляры, и животные умирали.

Лаборатория Белоярцева не имела возможности ознакомиться с этими результатами, но наши ученые интуитивно выбрали иной путь. В Пущино готовили эмульсии с максимально мелкими частицами. Для этого придумали специальные аппараты, но запускать их в производство было непозволительно долго. В Черноголовке, еще одном подмосковном научном городке, нашелся умелец, который смог изготовить такой аппарат. По мере надобности прибор усовершенствовали, мастер собирал новые и новые уникальные агрегаты. Все это стоило немалых денег, но затраты нервов, сил и средств окупились. В перфтор-эмульсии Белоярцева средний размер частиц составлял всего ОД микрона, в семьдесят раз меньше эритроцитов. Это оказалось оптимальным соотношением. Микрочастицы эмульсии проникали даже сквозь сжатый капилляр, через который не может «протиснуться» эритроцит.

Да, они несли с собой меньше кислорода, чем доставили бы природные переносчики. Но того небольшого количества, которое давала пер-фторэмульсия, хватало на то, чтобы капилляры сделали «вдох». Сеть сосудов расширяется -в них проникает больше эмульсии, сосуды начинают «дышать» глубже. И в итоге просвет делается достаточным для того, чтобы возобновился ток эритроцитов. Белоярцеву оставалось решить проблему вывода препарата из организма. Лабораторные опыты привели к неожиданному открытию: мелкодисперсная эмульсия прекрасно выводится из организма через легкие. Эти потрясающие открытия ученые сделали всего за три года. Полученное вещество голубоватого оттенка назвали перфтораном, в повседневном обиходе его стали называть «голубой кровью».

Начались испытания готового препарата. Перфторан работал великолепно, в институте даже жила собака, которой заменили на эмульсию более 70% крови. Она не только выжила и прекрасно себя чувствовала через пол года после окончания опыта у нее родились здоровые щенки. Их разобрали «на счастье» сотрудники лаборатории. Казалось, исследователей впереди ждет признание и успех.

26 февраля 1984 года Фармкомитет СССР разрешил начать клинические испытания перфторана.
Первую фазу завершили через год, в марте 1985 года началась вторая стадия проверки «препарата в качестве кровезаменителя с функцией переноса кислорода в лекарственной форме -эмульсия во флаконах». Составленные неповоротливым канцелярским языком бумаги открывали разработке лаборатории Белоярцева зеленый свет. Масштабные испытания проводили в ведущих клиниках СССР. В программе участвовали Главный военный госпиталь имени Бурденко, Военно-медицинская академия имени Кирова, кафедра Детской хирургии 2-го Московского Государственного медицинского института, Институт хирургии имени Вишневского, Институт трансплантологии. Везде испытания проводились на группах минимум из 50 пациентов. Результаты, как говориться, превзошли ожидания. Стало ясно - новый препарат ждет настоящий триумф.

Всесильный вице-президент АН СССР Юрий Овчинников был инициатором исследований ПФУ. Он же стал «гробовщиком» проекта Белоярцева. Историк науки Симон Шноль считает, что уже больного лейкемией Овчинникова на группу Иваницкого натравил личный врач Овчинникова и главный конкурент Генриха Иваницкого и Феликса Белоярцева, Андрей Воробьев.



Если ворон в вышине

Работу по созданию и производству перфторана выдвинули на соискание Государственной премии СССР. По тогдашним нормам претендовать на премию могли лишь коллективы, численностью не более 12 человек. Весной 1985 года утвердили список, в который вошли химики,синтезировавшие компоненты препарата и три основных разработчика. Белоярцев, Маевский, Исламов сразу же стали объектом неудержимой зависти коллег. Все, что произошло дальше, любому человеку со стороны показалось бы чудовищным фарсом. Ценой невероятных усилий наши ученые в кратчайшие сроки разработали препарат, прошедший все клинические испытания и обещавший спасти тысячи жизней. Мы победили в «гонке вооружений». И вдруг...

По городу поползли нелепые слухи о том, что руководство лаборатории грабительски отнимало зарплату у сотрудников. Разумеется, на украденные деньги устраивались кутежи и банкеты, дальше этого фантазия сплетников не шла.
Назначили закрытый ученый совет, чтобы разобраться в сложившейся ситуации. Некоторые сотрудники лаборатории высказали претензии Белоярцеву, критикуя жесткий стиль руководства. Но ни один из слухов, как и следовало ожидать, не подтвердился.

Совет постановил: в октябре 1985 года собирать симпозиум по применению перфторуглеродов. Однако, накануне открытия пришло особое распоряжение вице-президента Академии наук Юрия Овчинникова. Научный симпозиум запрещался, зато начиналось расследование «преступлений» Феликса Белоярцева. Следователи вели допросы, изымали лабораторные журналы, собирали доносы тех, кто был обижен на Белоярцева. Выявился перерасход спирта в лаборатории, за эту ниточку и уцепились когти «правосудия».

Иваницкий созвал еще один ученый совет, чтобы огласить результаты клинических испытаний. 28 ноября 1985 года один за одним с докладами поднимались на кафедру именитые врачи. Они сообщали невероятные факты - при применении перфторана при пересадке почек успех операций составляет практически 100%. Пациентка с тяжелой черепно-мозговой травмой выжила и стремительно пошла на поправку. В Институте хирургии перфторан отлично зарекомендовал себя при операциях на сердце. И вот выступает военный хирург Виктор Мороз. Он увез с собой в Афганистан запас перфторана и теперь рассказывал о том, как «голубая кровь» спасла множество жизней...

Генрих Иваницкий. Друг и соратник Белоярцева



Но профессор Белоярцев не проявлял радости. Во время Совета он безучастно сидел в углу зала и молчал. Видимо, он уже тогда ощущал, как неумолимо сжимается вокруг него кольцо.
Генрих Иваницкий решился на отчаянный шаг - отправился в Москву, на Лубянку. Там дело закрыли. Казалось, ученые могли вздохнуть спокойно, но тут слухи о «злоупотреблениях» заинтересовали прокуратуру Серпухова...

Много лет спустя, с своей книге «Гении и злодеи российской науки» историк Симон Шноль шаг за.шагом проанализировал происходящее в те годы и выдвинул наиболее правдоподобную версию. «Новый препарат, претендующий на название «кровезаменитель», должен был быть создан в Центральном институте гематологии и переливания крови под верховным руководством академика Андрея Ивановича Воробьева, - пишет Симон Шноль, - но их препарат был много хуже и клинических испытаний не выдержал. А тут явный дилетант в медицине Иваницкий и не дилетант, но не гематолог, а анестезиолог Белоярцев... И на премию уже выдвинут...».

Юрий Анатольевич Овчинников (тогда он был вице-президент) – вообще-то сначала он очень положительно относился к этой работе. И даже у нас были приятельские отношения, и все было нормально. Но вот когда начались эти конфликты, он говорит: "Знаешь что, откажись от этой работы вообще. На черта она нужна, потому что столько неприятностей потом будет", – утверждает Генрих Иваницкий.

Обычная зависть! Возможно, так бы и осталась она в сердце академика Воробьева, но обстоятельства дали ему уникальную возможность расправиться с конкурентами. Всемогущий вице-президент Академии наук Юрий Овчинников на тот момент был... его пациентом. По версии Симона Шноля смертельно больной лейкемией Овчинников всецело доверял своему врачу, а мнение академика о перфторане в силу понятных причин было «отрицательным». И для «счастливчика» Феликса развернулся последний круг ада.

На него завели дело по присвоению зарплат сотрудников и незаконному использованию спирта в лаборатории. Пытались припомнить историю с «несанкционированным» использованием «голубой крови» для спасения умирающей девочки. Разыскали родителей ребенка. Услышав, что от него хотят, отец малышки пригрозил спустить с лестницы любого, кто придет брать показания против Белоярцева. Если бы все участники того давнего театра абсурда повели себя так же, история создания перфторана окончилась бы иначе.

Иваницкий Генрих Романович. Советский и российский биофизик, член-корреспондент Российской академии наук, доктор физико-математических наук, профессор. Лауреат Ленинской премии, Государственной премии СССР и Премии Правительства РФ.




И время все расставит по местам

Помочь другу Иваницкий уже не смог - прокуратура потребовала «на время проведения следствия» отстранить Белоярцева от заведования лабораторией. Итоги ученого совета создали иллюзию, что нужно немного перетерпеть и все ужасы преследования развеются как дым. Казалось, еще немного, и фарс окончится. Так и случилось, но такой развязки никто не ожидал. В начале декабря один за одним прошли четыре обыска на квартире Белоярцева. Естественно, ничего дискредитирующего не нашлось, тогда работники прокуратуры решили обыскать дачу опального профессора. Идея возникла из одного доноса: особо креативный сотрудник лаборатории сообщил, что деньги от продажи спирта Белоярцев потратил на ремонт дачи.

Белоярцев казался спокойным, церемонно раскланивался на улицах Пущино со знакомыми. С вежливой улыбкой отклонял приглашения сочувствующих коллег попить чайку; «Спасибо, что-то не хочется». 17 декабря 1985 года работники прокуратуры выехали на «подозреваемую» дачу. Версия следствия была нелепа и оскорбительна - дача представляла собой заброшенный дом далеко на север от Москвы. Хозяин не бывал там годами - все силы отнимала «голубая кровь».
Ехать предстояло более двухсот километров, профессор попросил разрешения отправиться в путь на своей машине. Следом за старенькими «жигулями» двигался микроавтобус со следственной бригадой. Обыск на промерзшей даче продолжался до позднего вечера, стоит ли говорить, что ничего не нашли? Пока опытные руки потрошили вещи, простукивали "стены, Феликс Белоярцев спокойно сидел посреди разгрома. Когда все кончилось, попросил разрешения остаться, и ему это позволили.

Утром сторож, пришедший на дежурство, обошел дачную территорию, увидел приоткрытую дверь. Вошел, чтобы проверить всегда пустующий дом и обнаружил профессора, висящего в петле. Смерть сорокачетырехлетнего Белоярцева вызвала шок у всех, кто его знал.

"Он в 33 года защитил докторскую диссертацию, что для медицины крайне редкий случай. Поэтому он был избалован судьбой, и это, по-видимому, в его жизни была первая стрессовая ситуация. Это первый момент. Второй момент состоял в том, что была жуткая обида, потому что, казалось бы, все наоборот: люди в короткий срок сделали прекрасную работу, а вместо того не только остановили работу, а еще вешают ярлыки жулика и прочее.
А третий момент – это уже в какой-то степени было связано с конкретными обстоятельствами, что на даче он оказался один. Потому что если б кто-нибудь был бы рядом, то он бы разрядился просто разговором, может быть", – считает Генрих Иваницкий.


В день похорон Иваницкий подал на имя Генерального Прокурора СССР протест «О доведении до самоубийства профессора Белоярцева»(до самоубийства ли?) Такая формулировка навлекла гонения на самого Иваницкого и его то-же постарались дискредитировать. Через две недели на имя Бориса Третьяка, друга и соратника Феликса Белоярцева, пришло письмо профессора:
«Дорогой Борис Федорович! Я не могу жить больше в атмосфере этой клеветы и предательства некоторых сотрудников. Побеспокойтесь о Нине и Аркаше. Пусть Г. Р. поможет Аркадию в жизни. Если можно, то все мои пущинские вещи и мебель отдайте Нине. Это мое завещание. Ваш Ф.Ф.»

Через год «Литературка» (Литературная газета) опубликовала разгромную статью «Быть или не быть «голубой крови»?» Эта статья стала сигналом к новой атаке - теперь проверки обрушились на Иваницкого. Пострадал и Борис Третьяк, ему предъявили классическое обвинение в растрате. Но с помощью коллег ему удалось доказать свою невиновность. Весной 1987 года Иваницкого исключили из партии. Но в разгар перестройки старые обвинения отошли на второй план. В 1991 году распался Советский Союз, Институт биофизики тоже поделили на две част^. Одну из них - Институт теоретической и экспериментальной биофизики РАН - возглавил прежде опальный Генрих Иваницкий, возобновились эксперименты с «голубой кровью».




По инициативе Иваницкого в Пущине создали фирму «Перфторан», в 1996 году «голубая кровь» была официально зарегистрирована и пущена в продажу. Это событие заставило прессу вспомнить о старом «деле». В ходе журналистских расследований выяснилось, что всем без исключения «жертвам эксперимента с перфтораном» препарат дал шанс на новую жизнь. Разработчики получили Премию Российской Федерации в области науки и техники. А в 2002 году создателям перфторана вручили Национальную премию «Призвание» за вклад в развитие медицины. Этих высоких наград посмертно удостоился и Феликс Белоярцев.
А в октябре 2008 года в Астрахани, на доме, где жил Белоярцев, установили мемориальную доску. С мраморной плиты на соотечественников смотрит гениальный ученый...
Но кто знает, что дороже безвременно ушедшему - дипломы с запоздалым признанием его заслуг или благодарность спасенной девочки со смешными косичками и ее подрастающих детей.


Ученый и историк науки Симон Шноль, написавший книгу «Гении и злодеи российской науки»,
ближе всего подошел к разгадке смерти Белоярцева



https://www.m24.ru/articles/nauka/21012015/64542
https://faberlicby.ru/articles/80384


rasp2
Среди газет и журналов. // Новое Время. Спб., 1886. №3707, 26.06 (08.07), с. 2.

   Давно известно, что русские дамы, приезжающие лечиться на Кавказ или в Крым, питают особенное пристрастие к «восточным человекам». Читать дальше...Свернуть ) В «Моск. Ведом.» «Старый врач» пишет про ялтинских проводников.

   Мы должны обратить внимание на татар-проводников и подвергать их еженедельно медицинскому освидетельствованию.
   Ялтинское городское управление, столь заботящееся о санитарном состоянии своего города, должно взять на себя почин в этом щекотливом (sic!) деле.

   Да уж чего щекотливее! И до чего можно договориться, будучи врачом по специальным болезням, и притом сторонником всеобщей и универсальной регламентации, по рецепту «Моск. Ведом.»!
satrap
Революция и помешательство. // Биржевые Ведомости. Пг., 1917. №16239, 18 (31).05, с. 4.
Читать дальше...Свернуть )
   Для выяснения вопроса о том, каково влияние революции на душевную заболеваемость, наш сотрудник обратился к председателю общества психиатров, профессору-психиатру П.Я. Розенбаху, который так высказался об этом:Читать дальше...Свернуть )
   Мне лично пришлось в первые дни революции встретить двух-трех ораторов, которые раньше находились в доме умалишенных. (...)
   Я не хочу этим сказать, чтобы вообще вожаки крайних течений были психопатами. Но если разсмотреть группу их адептов, то, наверное, среди них процент психопатов и дегенератов гораздо выше, чем среди партий умеренных. (...)Читать дальше...Свернуть )

Убийство проф. П.Я. Розенбаха. // Наш Век. Пг., 1918. №11 (36), 17 (30).01, с. 3.

   Скончался известный психиатр, проф. П.Я. Розенбах. Около 12 ч. ночи на 16 января он на извозчике возвращался к себе домой. На Фонтанке, недалеко от Невского пр., около дома гр. Шереметева, какой-то неизвестный преградил извозчику путь с криком «Стой!».
   Извозчик, не взирая на этот окрик, быстро поехал дальше. Неизвестный тогда выстрелил из револьвера. Пуля попала в проф. П.Я. Розенбаха. Он получил тяжелое поранение печени. Пулей задета также почка. (...)
   После операции, проведенной в 5 ч. вечера, раненый профессор Розенбах чувствовал себя некоторое время лучше, но затем впал в безсознательное состояние и около 10 час. скончался.
Оригинал взят у guran_ussury в Открытие Мемориала в Приморье бойцам, умершим от полученных ран в боях с японцами.
5 мая 2017 года был открыт памятник с 85 фамилиями умерших в госпитале от ран советских воинов - участников боевых действий в Маньчжурии в 1945 году. Место открытия - с. Барано-Оренбургское Пограничного района Приморского края.
Огромное спасибо активистам и организаторам акции, всем кто участвовал своим трудом и денежными средствами! Это уже не единственный Мемориал на территории Пограничного района, открытый за год с прошлого лета.

image (3)
Читать дальше...Свернуть )
Оригинал взят у guran_ussury в В селе Барано-Оренбургском Пограничного района Приморья будет установлен памятник советским воинам

Строгий, лаконичный памятник с 85 фамилиями умерших в госпитале от ран советских воинов - участников наступления на Маньчжурию в 1945 году - появится в начале мая в Барано-Оренбургском. Средства на этот памятник собраны неравнодушными людьми со всех уголков России. Организационную и поисковую работу проводит инициативная группа проекта "Вспомним всех поименно". Уже около года она занимается восстановлением исторической справедливости, открывая плиты с фамилиями на братских и одиночных захоронениях в Приграничье.



Читать дальше...Свернуть )
Оригинал взят у 20history в История пани Лидии. Глава 16.
Маленькая Люда разделила участь многих других узников в концлагере, став подопытным кроликом для нацистских экспериментов. Ни вши, ни крысы не были страшны так, как эти люди в белых халатах, время от времени появлявшиеся в детском бараке. Руководил группой врачей знаменитый доктор Йозеф Менгеле — тот самый «Энгеле», которым девочка пугала своих товарищей по играм уже после войны. Обладавшего приятной внешностью доктора узники называли «ангелом смерти». На его совести были многочисленные эксперименты по стерилизации, испытанию выносливости человеческого организма, ампутации и пересадке органов. Жертвами этих псевдомедицинских экспериментов стали десятки тысяч мужчин, женщин и детей. Концентрационный лагерь Аушвиц-Биркенау был не только фабрикой смерти, но и гигантской исследовательской лабораторией, где материалом для самых бесчеловечных исследований служили узники. На руках Менгеле были тысячи смертей, однако после войны ему удалось скрыться в Латинской Америке. Йозеф Менгеле так и не понёс наказания за содеянное — он умер в Бразилии в 1979 году, утонув во время купания в море.


Послевоенная фотография Йозефа Менгеле, 1956 год. Источник: wikipedia.org

Читать дальше...Свернуть )
Старик
Оригинал взят у a_kuryatkov в Вятка. Памятка для родителей новобранца образца 1906 г.
Фото из личного архива (прим. 1914-1916гг.)

В прежнее  время  каждой  семье приходилось много расходоваться, чтобы снарядить  парня в  солдаты. Из дому каждый новобранец брал сундук, наполненный  бельем, холстом, нитками, иголками, мылом и разной мелочью домашнего  обихода. Теперь много  из  этого  брать новобранцу с собою не нужно.

Читать дальше...Свернуть )
Еще одна малоизвестная точка зрения на Назинскую катастрофу- на этот раз со стороны партийных органов.
Сканы публикуется в интернете в первый раз.

Цитируя д.и.н.С.А.Красильникова:
"Официальная информация о событиях близ д. Назино по служебным каналам поступила со значительным опозданием. Комендант каравана, направленного из Томска в Александро-Ваховскую комендатуру, Колубаев представил докладную записку о случившемся комеданту Томской пересыльной комендатуры Кузнецову. В этом документе, кроме сухо изложенных фактов, содержатся и эмоциональные характеристики : <... остров представлял собой что -то УЖАСНОЕ, ЖУТКОЕ (выделено самим Колубаевым. — Ред.)*.— Там же, л.64.
Начальник отдела трудпоселений Сиблага И.Долгих узнал о событиях на о. Назино только 3 июня, т.е. почти две недели спустя с начала трагедии. Информация о происшедшем на острове шла и по партийным каналам. Член бюро Александровского РКВКП(б) Власов, командированный для участия в размещении трудпоселенцев, стал непосредственным очевидцем трагических событий. После того, как 29 мая бюро райкома заслушало доклад коменданта Александро-Ваховской комендатуры Цепкова, и инцидент получил «партийную огласку», Власов направил секретарю Нарымского окружкома В КП (б) К.Левицу докладную записку с подробным описанием случившегося на острове. - Там же, л.69-71. Информация Власова поступила в крайком ВКП(б), откуда была направлена для сведения руководству ОГПУ и Сиблага. 14 июня 1933 г. полпред ОГПУ Н.Алексеев и начальник управления Сиблага Горшков на запрос крайкома ВКП(б) о событиях в Александро-Ваховской комендатуре дали следующий ответ: «Повторно затребованы объяснения от Александро-Ваховской комендатуры о допущенных случаях преступной небрежности при приеме партий деклассированных».-Там же, ф.З-П, оп.2, д.363, л.63об.
Примечательно, что И.Долгих, выехавший 7 июня 1933 г. с бригадой партийно-советских работников для обследования северных комендатур, находился все эти дни в спецпоселках южнее Колпашево (административный центр Нарымского округа). Только после запроса крайкома о событиях на острове И.Долгих получил указание ОГПУ немедленно выехать в Александро-Ваховскую комендатуру, куда и прибыл 20 июня 1933 г.
Документы свидетельствуют о том, что «вялая» реакция руководства Сиблага на назинскую трагедию сменилась на активную лишь после вмешательства партийных органов. Секретарь Нарымского окружкома ВКП(б) К.Левиц прямо свидетельствовал об этом: «Мы считаем, что приезд Долгих был вызван нажимом крайкома на Сиблаг в результате наших телеграмм и докладных записок крайкому».— Там же, ф.7-П, оп.1, д.628, л. 166."

Цит. по Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1933 — 1938 гг. / Сост. С.А.Красильников, В.Л.Кузнецова, Т.Н.Осташко, Т.Ф.Павлова, Л.С.Пащенко, Р.К.Суханова. — Новосибирск, ЭКОР, 1994

Докладная записка зам. секретаря Александровского райкома Власова в Нарымский окружком партии о событиях на острове
[начало июня 1933 г.]
П-7, оп.1, д.628, 072.jpg

Читать дальше...Свернуть )

Источник: Государственный архив Новосибирской области.Ф.П-7.Оп.1.Д.628.Л.72-74.
Впервые опубликовано: Назинская трагедия. Серия: Из истории земли Томской. Документальное научное издание. Томск: Изд-во «Водолей», 2002. 220 с. (11,7 п.л.). Составитель д.и.н. С.А.Красильников.
Оригинал взят у kellylynch в Как советская психиатрия пыталась Джигурду лечить
Время действия: 1981 год.
Киев (тогда ещё столица УССР).

http://m.7days.ru/caravan-collection/2009/12/nikita-dzhigurda-lyubit-porusski.htm#ixzz4Q43Ccvbw

Но вот однажды, накануне майских праздников, в Киев должен был приехать Брежнев. Под это дело всех буйных и неблагонадежных прятали в психушки. В черный список попал и я.

Моюсь дома в душе, вдруг отодвигается шторка — передо мной два здоровенных лба в белых халатах:

— На выход!

— Я еще не домылся!

— Не волнуйся, там домоют.

Машина с решетками на окнах, и вскоре я — на пороге «дурки». Сразу спускают в подвал: «Раздевайся. И в душ». Последнее, что помню: бабулька со шприцем наперевес...

Очнулся в палате. Дикая вонь. Во рту так сухо, что слова произнести не могу. На койках полно народу. Рядом суворовец лежал, забрали его в психушку из-за того, что дал отпор хаму, старшему по званию. В этом доме скорби вообще «настоящих буйных» мало было, но нас все равно постоянно кололи транквилизаторами. Нормальный человек, попав в подобные условия, или в самом деле сходит с ума, или начинает протестовать, сопротивляться. Вот медики и давили на корню любое проявление недовольства.

На третий день отвели к главврачу. Вхожу, на столе — мое досье. Он его открывает и начинает читать вслух:

— Влезал с цветами на девятый этаж к девушке. Зачем? Ты же мог разбиться!

— Вряд ли Ромео, когда лез на балкон Джульетте, об этом думал... — отвечаю я непослушными после транквилизаторов губами.

— Пел антисоветские песни. Осквернял память Ленина. Так... А вот и стишки пошли: «Ради чего, ради чего горы живых срезаны и превращены в кладбищенский жмых? Ради каких, ради каких скисших идей стольких он съел, этот старик, божьих людей?»... Кем ты себя возомнил, парень?

— Я последователь Маяковского, Есенина, Высоцкого, Галича...

— А также Наполеона и Цезаря... Ну, все понятно: маниакальный психоз. А теперь серьезно: если захотим, ты за пару месяцев здесь овощем станешь. Так что веди себя спокойно, не рыпайся. И помни: что бы с тобой ни делали — терпи, если хочешь доказать, что ты нормальный человек.

... Вышел как-то в туалет, вижу — дверь открыта, в коридоре никого. Ну и ломанулся к

выходу, а навстречу — санитары, ведут «новобранца». Конечно, тут же скрутили. И все сначала… Только теперь, после попытки побега, в ход уже пошли не только транквилизаторы, но и уколы с абрикосовым маслом. Оно застывает в ягодицах и под лопатками так, что невозможно пошевелиться, тело словно судорогой сводит, температура под сорок, галлюцинации. Санитар еще любил шлепнуть потом по месту укола, что вызывало невыносимую боль, и сказать: «Пилюлю и в люлю, кто не хочет — ... звездюлю».
--------------------------

Упомнятые "уколы с абрикосовым маслом" - это великий и ужасный СУЛЬФАЗИН, от которого и д-р Лектер стал бы "отличником боевой и политической" :-) ...

Оригинал взят у imperium_ross в Девять Императорских Богов.


Во всей Юго-Восточной Азии есть поверье, что Девять Императорских Богов на девятый день девятого лунного месяца по китайскому календарю спускаются со звезд на землю, и входят в тела медиумов, помещая их в транс.

Читать дальше...Свернуть )



Есть такой художник и скульптор – Михаил Шемякин. Широкой публике он известен в первую очередь тем что был другом Владимира Высоцкого.

Этот самый Шемякин в 1960х гг побывал (как и многие “не вписывавшиеся в рамки соцреализма” художники) в психиатрической больнице в Ленинграде.

Эту больницу он (в разных интервью) называл то “клиникой Осипова”, то “клиникой имени Осипова

https://rutlib.com/book/17317/p/8
....
Именно там, в СПб им. Осипова, в 1961 году состоялась первая публичная выставка 17-летнего художника Михаила Шемякина. «Однажды меня разбудили санитары, взяли под руки и торжественно повели, – вспоминал он. – Я очутился в громадном зале, где проводились научные конференции. Там сидела масса студентов и, по-моему, даже иностранцы. Вдруг я увидел свои работы в рамочках. Меня показывали не как художника, а как талантливого шизофреника, которого надо изучать…»
Читать дальше...Свернуть )
Думаю, в наши дни каждый хотя бы слышал (хотя далеко не все правильно понимают их значение) такие слова как "психопатия" и "психопат".
В частности, этот диагноз (по современной терминологии - "расстройство личности") является одним из самых распространённых при освобождении молодых людей от воинской службы по состоянию здоровья. Чуть ли ни треть освобождённых по медпоказаниям призывников в некоторых регионах современной Росии получает этот диагноз.

Те кто постарше, могут припомнить загадочный шифр "" - так в советские времена именовалась психопатия в тогдашнем военно-экспертном "Расписании болезней".

Когда же это слово вошло в русский язык? Источник http://www.medicalj.ru/diseases/psychiatrics/865-psihopatiya утверждает что в 1884 году:

........................
Впервые в русской медицинской литературе понятия «психопатия», «психопаты» появились в 1884 году. Тогда судебные психиатры И.М. Балинский и О.М. Чечетт проводили экспертизу некой Семеновой, обвинявшийся в убийстве девочки, и пришли к выводу, что ее нельзя считать душевно больной в общепринятом смысле этого слова, но и признать ее психически здоровой сложно. Дело вызвало большой общественный резонанс и в газетах Семенову стали называть «психопаткой», имея в виду ее тяжелый характер. До сих пор в быту «психопатами» называют людей, поведение которых приносит много беспокойства окружающим, а иногда противоречит нормам общественной морали.
....................


Россия здесь шла ноздря в ноздрю с Западом - известный дореволюционный юрист А.Кони пишет что американец Бирд "провозгласил" такой диагноз как неврастения (это не психопатия, но нечто весьма близкое) "в восьмидесятых годах" 19го века.

Этот же А.Кони поведал про то, какие злоупотребления терминами "психопатия" и "неврастения" наблюдались в первые годы их применения в судебно-экспертной практике. Ловкие защитники, "потрясая справкой с диагнозом", добивались для своих клиентов оправдания за весьма тяжкие преступления по причине их "невменяемости":
Читать дальше...Свернуть )
Полвека назад в СССР имело место необычайно редкое (и попутно скандальное) происшествие - 9(!) летняя девочка родила ребёнка.

Подробности этого можно найти здесь - http://kp.ua/incidents/535922-zhytelnytsa-vynnytskoi-oblasty-rodyla-v-9-let.

Меня же этот случай заинтересовал не столько само по себе, сколько как яркая иллюстрация процесса, характерного для индустриальных стран в последние 100 лет.

Этот процесс можно назвать "медикализация нашей жизни". Подробно о процессе рассуждает вот здесь один врач:

https://www.miloserdie.ru/article/kakaya-psihiatriya-nam-nuzhna/

Медикализация – расширение влияния медицины, захват ею новых областей человеческой жизни. Мы живем в медикализированном обществе, медикализированном мире.

Читать дальше...Свернуть )
Вышла моя статья, посвященная деятельности учреждений Российского общества Красного Креста при 1-й армии во время ее боевых действий в Восточной Пруссии в августе 1914 г.
Предлагаю ее для обсуждения и критики!
Основное внимание уделено элитарности этих учреждений (представители высших слоев общества получали возможность оказаться на ТВД), организации их деятельности (сетевой принцип функционирования), особенностям санитарного состояния 1-й армии (например, раненные в Гумбинненское сражении по 2-3 дня не получали никакой помощи), героизму служащих РОКК (например, В.В. Марковоз и К.К. Гринвальд, которые рискуя собственным жизнями спасали раненых от неминуемого плена при отходе 1-й армии). Ну и конечно же нельзя было не затронуть тему лазарета Мраморного Дворца, где служила вел.кн. Мария Павловна младшая, а также кн. Елена (принцесса Сербская).

Ниже представляю отдельные отрывки из статьи, а полный текст по ссылке

Источник: Пахалюк К.А. «Было чувство, будто мы оставлены на произвол судьбы»: учреждения российского общества красного креста при 1-й армии в августе 1914 года// Калининградские архивы. 2015. № 12. С. 117 – 132.                  

Отрывки из статьи


Читать дальше...Свернуть )
В 1966 советский художник Попков нарисовал грустную картину под названием "Развод":



Читать дальше...Свернуть )
Оригинал взят у sogenteblx в «Между нейтралитетом и соучастием».
Швейцарские врачи в СССР, 1941–1942 (?) гг.

Ассистент хирурга Эрнст Гербер, работавший в Юхнове и Рославле, писал в дневнике, что серо-голубая униформа швейцарской армии вызывала вопросы. Еще в дороге швейцарцев не раз спрашивали, не они ли те самые бойцы испанской Голубой дивизии, о которой пишут в газетах? «“О нет, мы из Швейцарии и едем в Смоленск, — отвечаем мы. — Мы из Красного креста, а здесь только для того, чтобы лечить раненых”. “Да вы просто больные, если добровольно сюда приехали!”, — обычно слышно в ответ».

Вы знали, что Швейцария полуофициально участвовала в войне на германо-советском фронте в 1941–1943 гг.?
А она участвовала.
«Гибридный нейтралитет», местные ультраправые (по совместительству одарённые врачи) и патронируемый государством гуманитарный вояж по тылам вермахта, от Смоленска и до Сталинграда — про всё это можно прочесть вот тут.

Упоминания о швейцарцах в Сталинграде мне попадались и ранее.
Одного оберлейтенанта 11 ноября 1942 года плохо ранило в левый локоть, немецкие врачи хотели конечность отнять. Тот отказался, дошёл до другого госпиталя, где внезапно повстречал делегацию швейцарских хирургов, в их собственной военной униформе и с нашивками с флагом на рукаве (или с символикой Красного креста). Швейцарский главврач поставил ему пиявок с целью очистки раны и добавил, что лучше кривая, но рука, чем культя, да и отнимут у тебя её в Германии, если на то пойдёт. Оберлейтенант позже покинул Сталинград воздушным путём, руку сохранил, но был признан негодным к дальнейшей службе.

В конце января 1943 года Пауль Пипер, солдат 29-й пехотной дивизии, был вывезен по воздуху из агонизирующей 6-й армии. Он с удивлением отмечал наличие жрецов Асклепия из далёкой конфедерации: «В Сталино был приличный госпиталь, где меня, впервые за две недели, начали лечить. Меня посещал швейцарский доктор, предположительно, старший хирург. Мы лежали себе на чистых постелях, и швейцарский врач приходил с визитом каждый день, осматривал пациентов. […] Я тогда задавался вопросом: как в Сталино могли оказаться швейцарские врачи? Этот полевой госпиталь, должно быть, был эвакуирован в феврале».

В последнюю неделю сталинградских событий врачи работали уже в другом месте. Капитан Йохен Лезер, служивший в 76-й пехотной дивизии и также вывезенный из-под Сталинграда по воздуху, писал, что после Сталино их выгрузили в Кракове. У него была инфекция в легких, и он почти потерял руку из-за обморожения. Швейцарские врачи прооперировали его, спасли от ампутации.

Оригинал взят у m2kozhemyakin в Военный хирург Вера Гедройц – «княжна с милосердными руками»

Вера Гедройц с ранеными в Царскосельском лазарете №3, Первая мировая война (General Collection, Beinecke Rare Book and Manuscript Library, Yale University/Romanov Collection of Family Albums, Album 3, Page 50. http://beinecke.library.yale.edu/dl_crosscollex/romanov/oneITEM.asp?pid=1000397&iid=1000397)

В мае 1917 г. безнадежная окопная тоска чинов 6-й Сибирской стрелковой дивизии, державших фронт в Галиции, была внезапно развеяна известием о прибытии нового главного врача дивизионного перевязочного отряда. Подобная новость была бы совершенно обыденной (война безжалостно обновляла все кадры доживавшей последние месяцы армии, в т.ч. медицинские), если бы не личность нового доктора. Это была женщина – событие само по себе выдающееся в консервативной и отсталой России начала ХХ в., и, более того, это была знаменитая княжна Вера Игнатьевна Гедройц, известный хирург, героиня войны 1904-05 гг., главврач элитарного Царскосельского лазарета и доверенное лицо недавно свергнутой императорской семьи. Изможденные и озлобленные солдаты, переставшие приветствовать своих офицеров, с искренним уважением вытягивались «во фрунт», встречая эту крепко сложенную энергичную женщину с крупными, выразительными чертами лица, облаченную в простую полевую форму с единственным знаком различия – повязкой Красного Kреста. Служению этому символу милосердия Вера Гедройц, выдающийся практик и теоретик хирургии, первая женщина-военврач в России, отдала всю жизнь.Читать дальше...Свернуть )

Выложил в одном месте старые материалы дискуссии о сравнении образования и здравоохранения в РИ и СССР (вот отсюда, с дополнительными материалами).

ЗДРАВООХРАНЕНИЕ: РИ vs СССР
ОБРАЗОВАНИЕ: РИ vs СССР
Оригинал взят у sogenteblx в Попытка человечности. Павловск (Слуцк). 1941.
Намедни листал послевоенную немецкую газету «Das Ostpreußenblatt» и наткнулся на интересный сюжет об оккупации Ленинградской области в конце 1941 года.

1982 год. Воспоминания доктора Эвальда Клейста, который изначально служил в качестве адъютанта врача 121-й пехотной дивизии.
Начинается повествование с интересного утверждения: у автора был коллега и друг, работавший в ГДР, который как-то передал ему официальное письмо, адресованное немецкому Минздраву. Письмо было от радиокомитета Эстонской ССР: просили навести справки о докторе Эвальде Клейсте, «военном враче, служившем в фашистской армии» и бывшем в Павловске (Слуцке) в период ноябрь–декабрь 1941 года.

Казалось бы, с чего такой интерес?

121-я пехотная дивизия оккупировала Павловск (Слуцк) в середине сентября 1941 года. Доктор Клейст должен был заменить старшего врача доктора Брауна в 408-м пехотном полку. Штаб дивизии расположился в правом крыле замка Мариенталь (Бип). В левом крыле 1-я санитарная рота организовала перевязочный пункт, который со временем превратился в операционную. Получилось так, что там начали принимать не только немцев, но и русских — местное население, в основном женщин и детей, и военнопленных. Для немцев это было неприемлемо.
Клейст быстро стал одним из самых известных врачей в округе. Переговорив с начальником санпункта, доктором Ротэ, о расширении помещения, он нашёл в городе деревянную постройку: в ней ещё оставались кровати, было достаточно свободного места. Нашлись и медицинские инструменты, и вот так появился вспомогательный госпиталь на 60 человек.
Дальше.Свернуть )

Данный документ проливает свет на линию взаимоотношений между СКАУ и наркоматом здравоохранения по катастрофической ситуации в районах расселения спецпереселенцев Западной Сибири весной-летом 1930 г.

Сканы публикуются в сети впервые.

Сообщение комендантского отдела крайздраву об организации медико-санитарного обслуживания спецпереселенцев от 15 июля 1930 г.

Р-1353, оп.3, д.45, 168.jpg

Читать дальше...Свернуть )


Источник: Государственный архив Новосибирской области.Ф.Р-1353, оп.3. д.45.Л.168-168 об.

Впервые опубликован: Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1930 — весна 1931 г./ Сост. С.А. Красильников, В.Л. Кузнецова, Т.Н. Осташко, Т.Ф. Павлова, Л.С. Пащенко, P.K. Суханова. — Новосибирск: ВО "Наука". Сибирская издательская фирма, 1992.

* СКАУ- сибирское краевое административное управление

В качестве дополнения к предыдущему посту- http://corporatelie.livejournal.com/102345.html

С момента написания предыдущего сообщения заведующим фельдшерского переселенческого пункта прошло чуть больше месяца.

Сканы в сети публикуются впервые.

Сообщение заведующего фельдшерским переселенческим пунктом в омский окрздрав о положении в кулайской комендатуре от 31 мая 1930 г.

Р-1353, оп.3, д.45, 128.jpg

ОМСКОМУ ОКРЗДРАВУ.
Подтверждение к докладу от 31 мая 1930 года.


Усть-Ягильятский фельдшерский пункт еще напоминает в отношении прошлого доклада, результатов никаких не получено, а посему еще добавляю: за последнее время больных увеличилось, болезни в большинстве прогрессируют, общее опухание тела, кровавые поносы, сверлящие боли в животе, катары, простые поносы, запоры, вздутие животов и перитониты — страдают все возрасты, дети и взрослые, дети опухают и помирают от недоедания. 75 % населения имеют вид тела истощенного, землянистого цвета.

Матери, роженицы и кормящие грудью детей переносят мучительные страдания, после родов питаются пареной неразмолотой рожью, после чего получаются заболевания пищеварительных органов и женские болезни, ребенка кормят суррогатами, каковые парит и дает, а в грудях молоко отсутствует. В подкрепление питания выдать муки или круп каких-нибудь или еще что, это все отсутствует. На почве чего усилилось сильное бегство поселенцев целыми районами.
Видя на глазах такую мучительную картину — голода и голодной смерти, я в особенности прошу дать ответа, какие приняты меры в отношении вышеперечисленных заболеваний, т.к. питание совершенно отсутствует, только выдается рожь цельем, 15 фунтов на месяц. В медикаментах недостатка не ощущается, но применение всей лечебной цели совершенно безрезультатно при отсутствии питания.
А посему, считая недостатком со стороны медицины и нашей политики мучение детей полуголодной смертью, и на все вышеизложенное  [прошу]на некоторые вопросы дать те или иные указания.
П.П.Зав.Мед.Пунктом(подпись не разборчива).

В настоящем Усть-Ягильятский фельдшерский пункт сообщает, что оспопрививание проводить невозможно, ввиду заболевае'мости поносом и слабого организма.
Зав. медпунктом(подпись)

Зав.Медпунктом(подпись нераборчива)

Копия верна(подпись)

Источник: Государственный  архив Новосибирской области. Ф-Р.1353. оп. 3. д. 45. л. 128. Заверенная копия.

Впервые опубликовано: Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1930 — весна 1931 г./ Сост. С.А. Красильников, В.Л. Кузнецова, Т.Н. Осташко, Т.Ф. Павлова, Л.С. Пащенко, P.K. Суханова. — Новосибирск: ВО "Наука". Сибирская издательская фирма, 1992.

5-июн-2015 06:57 pm - Час Буратино [СССР]
Avatar01
В прайм-тайм по телевидению демонстрируют сериалы про ментов. Каждый последующий похож на 118-ю серию предыдущего.

А хорошие передачи и детские фильмы ставят ближе к часу ночи, или к двум часам. У нас в семье это время называется «Час Буратино».

Так, в ночь на среду 3-е июня показали захватывающую передачу про борьбу с оспой в 60-70-е годы ХХ века (Россия 1 - 00:50 "Московский детектив. Чёрная оспа". (12+)).

Средневековая болезнь вдруг появилась в Москве. Оспу привез на самолете из Индии художник А. Кокорекин.

М.А. Морозов.jpg
Академик М. А. Морозов

Оспа – чрезвычайно заразная и смертельно опасная болезнь. Передача о том, как советские медики, милиция и КГБ не допустили эпидемии (научным руководителем работы был вирусолог академик М. А. Морозов, «Дед Мороз»). Затем уничтожили оспу в СССР, затем стали инициаторами ликвидации оспы во всем мире. В результате героической работы властей и врачей люди Земли перестали болеть оспой! С 1980-го года от этой болезни даже не прививают младенцев. О великой победе человечества над оспой рассказывали врачи-участники работы, не так давно это и было. Как здорово видеть настоящих героев!

Интересно, исторично, патриотично! Не кладите детей спать в 9 часов, пусть досидят
до «Часа Буратино»!

Cканы в сети публикуются впервые.

Данное указание фиксирует извечную лагерную "болезнь", проявившуюся с самого раннего этапа существования советской уголовно-исполнительной системы нового типа и стабильно существовшую в том или иной виде в ГУЛАГе десятилетиями. Речь идет о постоянной неусыпной борьбе с "симулянтами", "саморубами", "членовредителями", которая порой приводила к очень печальному административному восторгу на "низовом уровне(ШИЗО, "наказание голодом"). Документ также примечателен упоминанием "разгрузки" лагерей от "инвалидов"(чекистский жаргонизм, обозначавший досрочное освобождение), массового, но крайне слабо изученного явления в историографии. Им я занимаюсь в данный момент профильно, подробный анализ феномена лагерной инвалидности и "разгрузок" должен войти в 3-ую главу моей диссертации.


Указание ГУЛАГ № 663570 начальникам исправительно-трудовых лагерей об усилении борьбы с симуляцией болезней и членовредительством среди заключенных
25 мая [1933 г.]"

Совершенно секретно
Нач|альникам Управлений исправительно-трудов[ых] лагер[ей] ОГПУ (Всем, кроме Севвостлаг).

В Главное управление лагерей поступают сведения об участившихся случаях искусственных заболеваний заключенных в целях как временного освобождения от работ, так и досрочного освобождения из лагерей по инвалидности.
За предыдущие годы такие явления в лагерях наблюдались лишь в единичных случаях, что и было одной из причин слабого внимания медработников к борьбе с симуляцией и членовредительством.
В настоящее время этот вопрос необходимо заострить, исходя из следующих обстоятельств:
1)быстрое и большое увеличение лагконтингентов, громадная текучесть понизила качество и охват общей культурно-воспитательной и сан[итарно]-просветительной работой и, наоборот, облегчила возможность контрреволюционной агитации и распускания ложных слухов;
2)наличие большого числа истощенных (преимущественно из последних домзаковских пополнений), вносит своеобразный трафарет без индивидуального подхода при определении медработниками хода и причины заболевания отдельных заключенных, что никоим образом не должно быть оправдано и действительно имеющейся большой перегрузкой медперсонала;

3) досрочное освобождение из лагерей по болезни, инвалидности, практикующееся систематически, а в ближайшее время имеющее быть расширенным, как бы конспиративно оно ни протекало в смысле проведения медицинских и разгрузочных комиссий, вызывает стремление «пока» заболеть, чтобы попасть под освобождение.
К числу способов искусственного вызывания заболеваний, сверх обычно наблюдавшихся саморубов, искусственно вызываемого выпадания прямой кишки, искусственных флегмон, в последнее время появились в массовом числе желудочно-кишечные расстройства и даже отеки из-за поедания соли, сухого кофе, употребления недокипяченой воды.
Есть опасения, что и смертельные случаи отравлений дикорастущими растениями (в Дмитлаге и Балахне) вызывались не только желанием полакомиться или пополнить питание, но и предвидением возможности болеть.
В этом же свете следует расценивать и поедание отбросов из помоек.
Надо иметь в виду, что летний период с неизбежным увеличением жел[удочно]-киш[ечных] болезней будет еще больше затруднять распознавание искусственных заболеваний.

Поэтому предлагаю;
Создавать совещание руководящих работников (Санотдел, III отд[ел], УРО ВОХР) для выявления положения в В/лагерях' с вышеуказанным вопросом;
Наметить и преподать лагподразделениям конкретный план борьбы с симуляцией и искусственной) заболеваемостью;
При обнаружении таких случаев не только подвергать виновных наказанию, но и делать его показательным, объявляя на разводах, разъясняя через администрацию и воспитателей и т.д.
Для действительной борьбы с этими недопустимыми явлениями необходима согласованная работа медперсонала и 3-го отдела, применяя, в частности, такой метод как ежедневный просмотр совместно с лечащим персоналом списков обратившихся больных для немедленного изучения (и по данным 3-х отд[елов] и путем повторного медосмотра) этих больных.
Кроме того, в целях противодействия этим явлениям и убеждения заключенных, что искусственные болезни не послужат поводом к досрочному освобождению, необходимо при проведении медкомиссий для разгрузки более полно описывать болезнь, помечая не только факт болезни-инвалидности, но и длительность ее" и причины (по возможности) и применявшееся лечение.
Исходя из такого расширенного описания, для Комиссий по разгрузке обязательно в отдельных случаях выносить решение о неосвобождении по причине невыполнения заключенным врачебных предписаний и намеренного ухудшения своего здоровья.
Само собой разумеется, что проведение жесткой кампании по борьбе с искусственной заболеваемостью включает развертывание культвоспитработы и не должно уменьшать или ухудшать лечение больных, хотя бы они сами были виновны в причине болезни.
При сан просветительной работе широко разъяснять тяжелые последствия <каждого>" заболевания, которое непонимающими людьми или же злостными провокаторами расценивается как «легкое» и «временное».

О намеченных мероприятиях сообщите в 5-дневный срок с получения настоящего. В дальнейшем представляйте специальные доклады по этому вопросу с изложением конкретных фактов и статистических сведений.

Нач. Главн[ого] управления) лаг[ерей] Берман

ОГПУ Ст(арший) санинспектор Гинзбург



Читать дальше...Свернуть )
This page was loaded ноя 28 2022, 5:43 am GMT.