Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

  • prajt

Вероника Полонская... Та самая

Оригинал: https://prajt.livejournal.com/247252.html
Вероника Полонская, последняя любовная привязанность и единственная свидетельница самоубийства Владимира Маяковского 14 апреля 1930 года. Вероника (Нора) Полонская познакомилась с Владимиром Владимировичем 13 мая 1929 года. Ей был всего 21 год, Маяковскому-36. Их роман продлился почти год.
Гибель Владимира Маяковского была для Вероники тяжелым потрясением, ударом, от которого она долго не могла оправиться.
Через восемь лет (1938) Вероника Полонская написала воспоминания, которые были опубликованы только через полвека.

Полонская Вероника Витольдовна (1908-1994)

Collapse )
  • id77

Женщины в Древнем Риме. Матроны вне дома

Здравствуйте уважаемые.
Продолжаем с вами говорить о быте женщин в Древнем Риме. Надеюсь, вам интересна эта серия постов.

Сегодня предлагаю рассказать о том, чем матроны занимались вне дома. Сенека Старший был убежден, что поведение на улице указывает на образ жизни вообще, но сколько он ни советовал матронам ходить с опущенными глазами, чтобы лучше показаться невежливой по отношению к тому, кто с ней поздоровается, чем бесстыдной, его мало кто слушал :-)
Если женщина выходила из дома: к подругам, в термы, в театр или за покупками, то с ней обычно была служанка (pedisequa).

Collapse )
  • prajt

Байки из «Актёрской курилки»

Актёр и режиссёр Борис Львович собрал богатейшую коллекцию баек из жизни актёров театра и кино, писателей, музыкантов и прочих творческих людей и опубликовал их в книге «Актёрская курилка».

* * *
В Малом театре служил когда-то актер Михаил Францевич Ленин, помимо всего прочего знаменитый тем, что году в восемнадцатом дал в газету объявление: «Прошу не путать меня с политическим авантюристом, присвоившим себе мой псевдоним!».

Михаил Францевич Ленин
[Дальше...]
Рассказывают, что однажды прибежали посыльные в кабинет к Станиславскому и закричали: «Константин Сергеевич, несчастье: Ленин умер!» «А-ах, Михаил Францевич!» — вскинул руки Станиславский. «Нет — Владимир Ильич!» «Тьфу-тьфу-тьфу, — застучал по дереву Станиславский, — тьфу-тьфу-тьфу!..»

* * *
Уже на исходе лет своих, рассказывают, старейшая актриса Малого театра Евдокия Турчанинова как-то звонит Александре Яблочкиной: «Шурочка, я тут мемуары затеяла писать! Так не припомнишь ли: я с Сумбатовым-Южиным жила?»


Александра Яблочкина и Евдокия Турчанинова, 1947 г.




* * *
Знаменитый конферансье Михаил Наумович Гаркави был необыкновенно толст. Он прожил на свете почти семьдесят лет, жена его была на двадцать лет моложе. Рассказывают, как-то на концерте она забежала к нему в гримуборную и радостно сообщила: «Мишенька, сейчас я была в гостях, сказали, что мне больше тридцати пяти ни за что не дашь!». Гаркави тут же ответил: «А пока тебя тут не было, зашел ко мне какой-то мужик и спрашивает: «Мальчик, взрослые есть кто?».



Михаил Гаркави



* * *
Некий новый русский пригласил Зиновия Гердта осмотреть свою новую квартиру. Водил по бесчисленным комнатам, объяснял: «Здесь это, здесь то... один туалет, другой туалет, одна ванная, другая ванная... спальни, кабинеты, комнаты для приемов...» В конце экскурсии, естественно, вопросил: «Ну, как вам, Зиновий Ефимыч?» Вежливый Гердт сказал, что все очень мило, но, на его взгляд, где-то здесь еще должен быть пункт обмена валюты.


Зиновий Гердт


* * *
Актер Геннадий Портер когда-то много лет назад поступал в школу-студию МХАТ, выдержал огромнейший конкурс и был принят. Курс набирал известнейший мхатовский актер Павел Массальский. (Даже далекие от театра люди помнят его в роли плохого американца в кинофильме «Цирк».) И вот где-то на третий день обучения Массальский, сжав руки и возвысив голос, провозгласил: «Друзья мои, сегодня к нам на курс придет сам Михаил Николаевич Кедров. Он обратится к вам, наследникам мхатовских традиций, с приветственным словом.

Слушайте, друзья мои, во все уши и глядите во все глаза: с вами будет говорить ученик и друг великого Немировича-Данченко!» «Мы сидим просто мертвые от страха, — рассказывал мне Портер, — шутка ли: сам Кедров! Что же он скажет нам о театре, какое „петушиное слово“?! Вот он вошел, сел напротив курса. Смотрит на нас, голова трясется. Мы замерли, ждем. Он долго так сидел, глядя на нас, тряся головой. Потом, едва повернув голову к Массальскому, гнусавым своим голосом сказал: „Курс большой, будем отчислять!“ Встал и удалился».



Павел Массальский



* * *
Старейший московский актер Мозалевский, в силу своей ужасной шепелявости весь театральный век простоявший в массовке без единого слова, тем не менее под конец жизни превратился в памятник самому себе: шутка ли — столько лет безупречной службы! В день празднования 50-летия МХАТ на сцену вышли только два артиста, участвовавшие в самом первом спектакле «Царь Федор Иванович»: премьерша Книппер-Чехова и вечный массовщик Мозалевский! В те времена вышла мемуарная книга генерала Игнатьева «50 лет в строю». Мхатовские шутники говорили, что Мозалевский тоже пишет книгу, которая будет называться «50 лет СТОЮ»... Ну, книгу — не книгу, а кое-что стал «позволять себе»...


Сергей Александрович Мозалевский



Однажды Немирович-Данченко, имевший пунктиком непременное и доскональное знание каждым актером биографии своего персонажа, накинулся на него, переминавшегося с ноги на ногу в толпе гостей в доме Фамусова: «Почему вы пустой, Мозалевский? Почему не чувствую биографии? Кто ваши родители, где вы родились, с чем пришли сюда?..» «Ах, Владимир Ивановищь! — ответил шепелявый корифей. — Не дурите мне голову, скажите луще, где я штою!» Это была такая неслыханная дерзость, что оторопевший Немирович отстал немедленно...

* * *
Старейшая актриса Малого театра Елена Николаевна Гоголева была очень щепетильна в вопросах театральной этики. В частности, страстно боролась даже с малейшим запахом алкоголя в стенах театра. Но однажды она была в гостях в подшефной воинской части, и там ее уговорили выпить рюмку коньяку. Гоголева очень переживала. Придя тем же вечером на спектакль, она встретила Никиту Подгорного. «Никита Владимирович, — сказала она ему, — простите, Бога ради! Нам с вами сейчас играть, а я выпила рюмку коньяку!» Подгорный, в котором к этому времени «стояло» этого напитка раз в двадцать больше, тут же возмутился громогласно: «Ну, как же вы так, Елена Николаевна! То-то я смотрю: от кого коньячищем пахнет на весь театр?!»

Никита Подгорный



* * *
Михаил Новохижин рассказывал, что часто записывался с Раневской на радио. Репетировали у Раневской дома — с чаем, пирогами и тараканами. Да-да, тараканами, у Раневской их было множество, она их не убивала, наоборот: прикармливала и называла «мои прусачки». Ползали везде, совершенно не стесняясь... Новохижин терпел, терпел, но когда один самый нахальный таракашка пополз прямо в тарелку с пирогом, он его ладошкой припечатал к столу. Фаина Георгиевна встала над столом в полный рост и пророкотала: «Михал Михалыч, я боюсь, что на этом кончится наша дружба!»


Михаил Новохижин



* * *
Вера Петровна Марецкая загорает на южном пляже. Загорает очень своеобразно: на женском лежбище, где дамы сбросили даже легкие купальнички, знаменитая актриса лежит на топчане в платье, подставив солнцу только руки, ноги и лицо. Проходящая мимо жена поэта Дудина замечает ей: «Что это вы, Верочка, здесь все голые, а вы вон как...» «Ах, дорогая, — вздыхает Марецкая, — я загораю для моих зрителей! Они любят меня; я выйду на сцену — тысяча людей ахнет от моего загорелого лица, от моих рук, ног... А кто увидит мое загорелое тело, — кроме мужа, человек пять-шесть? Стоит ли стараться?»



Вера Марецкая




* * *
Замечательный артист театра Сатиры Михаил Державин некоторое время был зятем Буденного. Вот как-то он везет своего легендарного тестя на дачу и по дороге развлекает его анекдотами про Василия Иваныча Чапаева. Буденный слушал внимательно и серьезно, закручивая ус на палец, потом досадливо крякнул: «Э-эх, говорил я ему, дураку: учись!!»


Михаил Державин


* * *
Актерские дети, как и цирковые, есть особая часть детского населения. Болтаясь с рождения в театре, они насквозь пропитываются запахом кулис. Сын моих знакомых актеров пошел в первый класс. Первого сентября прозвенели звонки, дети разошлись по классам, только этот сидит в коридоре со своим портфельчиком. «Почему ты не идешь в класс, — спрашивает его завуч, — ты что, не слышал, что был второй звонок?» «Слышал, — сурово ответил ей театральный ребенок, — ну и что? Вот дадут третий, — тогда и пойду!»







* * *
Режиссеры Алов и Наумов снимали фильм, в котором была занята большая группа цыган. Один из постановщиков все время обращался к ним (видимо, ему казалось, так будет вежливее): «Товарищи цыгане, войдите в кадр!.. Товарищи цыгане, выйдите из кадра!.. Товарищи цыгане, все налево!.. Товарищи цыгане, все направо!..» В конце концов один из цыган спросил его (видимо Наумова): «Товарищ еврей, а перерыв на обед когда?»



Режисеры Владимир Наумов (справа) и Александр Алов



* * * * *

Актёр и режиссёр Борис Львович



Из книги Бориса Львовича «Актёрская курилка»
Взято:
https://vakin.livejournal.com/2596381.html

Старик

Неприличное поведение учащейся молодежи во время театральных представлений. Вятка 1906 г.

Эдвард Хопер Edward Hopper Первый ряд в театре.
Вятка. Городской театр. Открытка начала ХХ века.

  Стоимость билетов в партер и ложи  театра  была доступна не каждому  жителю города. Небогатому обывателю и учащимся, чтобы посмотреть спектакль, приходилось покупать билеты в последние ряды амфитеатра или балкона.  Но, по существующим правилам, учащиеся, при наличии не проданных билетов, могли занять эти пустующие места со значительной скидкой.  Однако, поведение молодых людей в театре, вызывало обеспокоенность администрации, а у части зрителей и недовольство.  Недоразумения с билетами и поведение школьников не раз заставляло дирекцию театра взывать к Родительскому Комитету учебных заведений.

Из обращения администрации городского театра к Родительскому Комитету.

.... заручившись ученическими билетами, молодежь занимает все свободные места в театре, причем, проявляет, вполне естественное тяготение к рядам ближайшим к сцене. Отсюда, перед рампой происходить настоящая давка
Collapse )
satrap

ПСМ-110. Горький и Головинский. Часть I

   В начале октября 1901 г. М.В. Головинский встретился с М. Горьким в Нижнем Новгороде; во время беседы М.В. Головинский передал Горькому письмо кн. В.В. Барятинского и, «по прочтении письма [Горький] действительно разрешил переделку повести «Фома Гордеев» под литературною ответственностью и редакцией В.В. Барятинского, о чем я [М.В. Головинский] немедленно по возвращении и уведомил В.В. Барятинского письмом» [1], после чего 23 ноября (6 декабря) 1901 г. в Спб. Новом театре состоялась премьера пьесы «Фома Гордеев» [2]. Это версия М.В. Головинского, и любопытно попробовать разобраться, что же происходило на самом деле.Collapse )

Альбом Марии Тальони «Виды С. – Петербурга»

Виды Петербурга 1837 года, выполненные в технике акварели, вошли в состав альбома, поднесенного балерине Марии Тальони во время ее гастролей в 1837 году в столице России.

DSCN2321.JPG
Памятник Петру Великому

Collapse )

Сайт с огромным количеством карт и аэрофотоснимков Второй мировой войны

Возможно здесь все уже об этом знают, но тем не менее...
Оригинал взят у starcheolog в Сайт с огромным количеством карт и аэрофотоснимков Второй мировой войны
Почти случайно нашёл сайт WWII-Aerial Photos and Maps/
На нём выложено огромное собрание карт и аэрофотоснимков. Советские, союзные, немецкие. Топографические, ситуационные, тактические карты и схемы и аэрофотоснимки снимки со всех театров войны. В частности есть подробные топографические карты Ленинградской области (включая современную Новгородскую).




Collapse )

Евгений Леонов: «Я вернулся. И непонятно - зачем…»

Оригинал взят у gurinsky в Евгений Леонов: «Я вернулся. И непонятно - зачем…»

(История одного разговора с великим артистом).

Я уже и не помню, почему именно у Евгения Павловича Леонова мне захотелось взять интервью…

Он уже был великим русским артистом. А я был студентом факультета журналистики МГУ. Скромным и худеньким. Но безумно влюблённым в театр. И в кино. И мне захотелось взять интервью у артиста, который в любой своей роли – смешной или грустной – всегда отдавал зрителю какую-то душевную теплоту. Его было искренно жалко в «Слёзы капали», страдальчески жалко в «Донской повести». Он был невероятно добр, честен и мил в «Зигзаге удачи». Он был такой свойский и неудачливый, но с открытой душой в «Белорусском вокзале». Трагичный и философичный в «Поминальной молитве» по «Тевье-молочнику» в Театре «Ленком». Любимый и невероятно родной в мультфильме «Винни-Пух».

Он был всегда разным, но никогда не был холодным, вычурным, чужим. Может быть, я и захотел взять у него интервью…

Но легко сказать – захотел… А ты, как говорится, пойди, да возьми. А как это сделать? Стоять на дежурстве у служебного входа в «Ленком»? Или найти его домашний телефон? А потом набраться смелости, набрать этот заветный номер и, пропустив противные гудки, набрать в легкие как можно больше воздуха, с шумом выдохнуть и,… услышав хорошо знакомый голос, как можно быстрее выпалить заученные фразы про желание и необходимость (вот наглость!) взять у него интервью? Так что ли?..

Ну, да. Именно так это и произошло. ;-)

Он, вежливый и культурный человек, долго отговаривал меня, не журналиста еще пока – студента МГУ, («Ну разве я интересен кому-то еще? Вы лучше у Ельцина возьмите интервью»), рассказывал про плохое самочувствие («Врачи говорят, что-то сахару много в крови»), расспрашивал про мою учёбу… А потом вдруг как-то по-свойски неожиданно так произнёс: «Слушай, а может быть, мы наплюём на это интервью?» И через паузу, с надеждой: «А?...»

Collapse )